ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лаура повернулась, чтобы взглянуть ему в лицо, удивленная тем, что он так легко и непринужденно называет ее по имени.

— Почему вы думаете, что они знают мою фамилию? Ее не было в газетах.

Дэниел бросил на нее быстрый взгляд.

— Я знаю, потому что несколько репортеров звонили мне и задавали нескромные вопросы.

— И вы попросили их не печатать мою фамилию? — спросила Лаура.

— Я напомнил им, что свобода печати не дает права на клевету, а поскольку вы не арестованы, им не стоит упоминать вашу фамилию в связи с убийством моего брата.

Ей хотелось спросить, почему он защищал ее от репортеров, если сам подозревает ее, но Дэниел снова обратился к Эмили и повторил свой вопрос:

— Это ты сообщила журналистам фамилию Лауры, Эмили?

— Нет, конечно, не я. Какого черта я стала бы это делать! — Эмили сердито нахмурилась.

Лаура снова перевела взгляд на старую миссис Килбурн.

Но вы сделали это, Эмили.

Так же, как и с Дэниелом, Лаура была уверена, что Эмили лжет. Это она сообщила журналистам ее фамилию. Непонятно только, зачем она это сделала? Лаура не видела в этом никакого смысла.

— Я не знаю, зачем тебе это могло понадобиться, — сказал Дэниел. — Но думаю, было бы… разумнее, с твоей стороны, оставить расследование профессионалам. И позволить мне общаться с полицией. Договорились, Эмили?

Хотя все это прозвучало очень вежливо, Лаура могла бы поклясться, что в словах Дэниела и в его вежливых интонациях звучала скрытая угроза. И, судя по реакции Эмили, она тоже почувствовала эту угрозу. Темные глаза миссис Килбурн блеснули, она сжала губы.

— Конечно, Дэниел.

Что происходит между этими людьми?

Лаура вспомнила, что, если верить газетным сплетням, почерпнутым Кэссиди, все деньги семьи в руках Дэниела и Эмили. И если Эмили управляет финансовыми делами семьи по закону, то все реальные операции в руках Дэниела и ему приходится отстаивать каждый свой шаг. Если все это правда, то, возможно, именно здесь лежит объяснение враждебных подводных течений, которые она почувствовала, а также очевидных попыток Дэниела заставить миссис Килбурн подчиниться.

Самым удивительным для Лауры оказалось то, как быстро Эмили уступила. Но когда миссис Килбурн неожиданно повернулась к ней, девушка уловила азартный блеск в темных глазах, и Лауре пришло в голову, что эта изящная, хрупкая леди вынашивает некий план, в котором она, Лаура, должна сыграть какую-то неведомую ей роль.

— Деточка, я совершенно уверена, что такой ребенок, как вы, не может быть замешан в приключениях Питера, и хватит об этом. — Изящным движением тонкой руки миссис Килбурн как бы отмела в сторону и смерть внука, и вероятность того, что Лаура могла иметь к этому событию хоть какое-то отношение. — Мне сказали, что вы художница?

— Да, я работаю в рекламном агентстве.

Кто мог ей об этом рассказать? Комиссар полиции? Или у Эмили есть другие источники информации?

Эмили повернулась к портрету, висящему над камином, затем снова к Лауре:

— Мне кажется, пора заменить этот старый портрет чем-нибудь более адекватным. Вы согласитесь взяться за эту работу?

Пораженная неожиданным предложением, Лаура отрицательно покачала головой:

— Вы, наверное, меня не поняли, миссис… Эмили, я не портретист, я занимаюсь графикой: оформление рекламных объявлений и тому подобное. Так называемое коммерческое искусство.

Теперь Эмили, слегка улыбаясь, покачала головой:

— Я не могу поверить, что это предел ваших возможностей и стремлений, Лаура.

Девушка немного поколебалась, ощущая за спиной присутствие Дэниела, затем честно ответила, не щадя себя:

— Мне многого не хватает, чтобы стать настоящим художником, особенно портретистом. Время от времени я делаю попытки, но…

— Но вы не сдаетесь? — Голос Эмили звучал подбадривающе.

— Я просто не могу заставить себя отказаться от этих попыток. — Лаура была очень удивлена тем, что признается в своей самой заветной мечте, она никогда не говорила об этом даже с Кэссиди.

— Вот и прекрасно. Вы попытаетесь нарисовать мой портрет. — На лице миссис Килбурн вместо холодной маски появилось теплое живое выражение. — А потом мы вместе с вами решим, удалась ли попытка. В случае удачи я получу прекрасный портрет, принадлежащий кисти будущей знаменитости. Если же нам не повезет, никто из нас, по крайней мере, ничего не потеряет. В любом случае ваше время и труд будут оплачены.

— Но…

Перебив Лауру, миссис Килбурн назвала сумму вознаграждения, от которой глаза девушки расширились, и откровенно призналась:

— Мне кажется, что это щедрое предложение для неизвестного художника.

— Более чем щедрое, — искренне ответила Лаура. И как нельзя кстати, учитывая сложившуюся ситуацию. — Но поверьте, я не смогу его принять. Даже если бы я была уверена, что выполню ваш заказ. Полиция подозревает меня в убийстве вашего внука. Им покажется странным, если я буду проводить здесь много времени, да и вряд ли остальным членам семьи это будет приятно.

— Но вы не убивали Питера, — заявила Эмили с великолепной уверенностью.

Может быть, вы знаете, кто это сделал, Эмили? И поэтому так убеждены в моей невиновности?

— Нет, я не убивала, — сказала Лаура. — Но пока полиция не выяснит, кто его убил, я не могу быть вне подозрений. Как это будет выглядеть, если я стану бывать в вашем доме? И что подумают в полиции?

— Полиция не должна вас волновать, — вмешался Дэниел. — Я… Я объясню им ситуацию.

Лаура быстро обернулась и взглянула на него:

— Вы же не считаете, что это хорошая идея?

Он иронически улыбнулся:

— Я считаю, что бабушка хочет, чтобы вы написали ее портрет, а Эмили обычно получает то, что она хочет.

Нет, это не настоящая причина, по которой он одобрил этот план, подумала Лаура, но истинная причина осталась скрытой за его непроницаемостью. Эта причина известна только этим двоим. Миссис Килбурн добивается, чтобы в ближайшие недели Лаура проводила много времени в этом доме, а Дэниел поддерживает Эмили, несмотря на выказанное им недоверие к девушке. Лаура чувствовала, что ее вовлекают во что-то такое, чего следовало бы избегать.

Ее живое воображение иногда заводило слишком далеко. Вот и сейчас она видела себя в роли заложницы, которой манипулируют. Одно она знала о заложниках точно: ими легко жертвуют.

— Вы могли бы работать над портретом по вечерам, — с прежним энтузиазмом продолжила Эмили. — И этот заказ не помешает вашей основной работе.

— Я взяла отпуск, — необдуманно призналась девушка, все еще не придя в себя от неожиданного предложения.

— Из-за репортеров? — спросил Дэниел.

Лаура снова посмотрела на него через плечо:

— Мне просто показалось, что мне бы это не повредило, вот и все.

Он вопросительно смотрел на нее, не говоря ни слова.

Зато Эмили очень обрадовалась:

— Замечательно, вы сможете полностью посвятить себя портрету. У нас даже есть комната для вас, так что вам не придется каждый день тратить силы на дорогу.

Ощущение, что ее куда-то затягивают, стало еще сильнее, и Лаура почувствовала, что ее охватывает паника. Она быстро встала.

— Я… Я должна обдумать это, Эмили. Это очень великодушное предложение, благодарю вас, но мне надо подумать.

На секунду ей показалось, что Эмили будет возражать и настаивать, но леди Килбурн улыбнулась и грациозно поднялась с места.

— Конечно, обдумайте, Лаура.

Облегчение, которое испытала девушка, было таким сильным, что ей показалось, будто она сходит с ума: чего же, в самом деле, она ожидала, что ее насильно заставят остаться в этом доме?

— Было очень приятно познакомиться, Эмили.

— Мне также. Надеюсь, что скоро увижу вас снова.

— Я провожу вас, — сказал Дэниел и поставил наконец свой стакан на столик.

Лауре очень хотелось сказать, что она прекрасно найдет дорогу сама, но она молча прошла рядом с ним через двустворчатую дверь в холл.

Лаура была высокой девушкой, но Дэниелу она едва доставала до плеча. Она ощущала тепло его сильного тела и терпкий запах горьковатой туалетной воды.

12
{"b":"12265","o":1}