ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лаура не страдала клаустрофобией. Сейчас это ей пригодилось. И хотя света было достаточно, несмотря на облачный день, но… По обе стороны поднимались зеленые стены, ноги скользили по влажной траве, и стояла непривычная первозданная тишина. Человеку вполне могло показаться, что он попал в ловушку.

Пытаясь избавиться от неприятных ощущений, Лаура сосредоточилась на самом лабиринте. Но уже через несколько минут уперлась в тупик:

зеленая стена, преградившая ей путь, была пострижена в форме симпатичного пуделя, выглядывающего из кустов. Вернувшись к развилке, Лаура выбрала другую аллею, и на этот раз ей удалось пройти дальше.

На некоторое время она полностью сконцентрировалась на выборе пути. Тупики развлекали ее: в конце каждого были смешные фигуры животных. Но когда девушка зашла в лабиринт поглубже, ее ощущение потерянности усилилось, даже началась внутренняя паника. Она заметила, что часто запрокидывает голову, чтобы увидеть кусочек серого неба над зелеными стенами.

Облака сгущались, становилось темнее. Лаура посмотрела на часы и с удивлением обнаружила, что она находится в лабиринте уже больше часа. Она не представляла себе, насколько далеко находится от центра или от входа. Лаура остановилась у очередной развилки. Чувство ориентировки ничего не подсказывало ей. Вдруг она испуганно подпрыгнула: луч света ударил прямо в глаза.

Но когда прошел первый испуг, Лаура рассмеялась. Это загорелись искусно спрятанные в стенах лабиринта лампы. Видимо, освещение включалось, когда темнело и срабатывал оптический элемент.

Свет вернул Лауре бодрость. Но она продвигалась неуверенно, почти жалея, что не взяла с собой хлебных крошек, чтобы отмечать свой путь по примеру мальчика с пальчик. Теперь она уже не надеялась выйти к центру, она просто хотела как-то выбраться отсюда. А ведь сначала, несмотря на предупреждения Джози о том, что ей потребовался год на разгадку лабиринта, Лаура полагала, что ей повезет больше, — раньше она всегда быстро решала головоломки.

«Что же делать? — думала девушка. — Отбросить гордость и звать на помощь или бродить тут, пока Джози не найдет меня?» Лаура прошла еще немного и снова попала на перекресток. Здесь было три дорожки.

— Проклятье, — пробормотала она.

— Лаура?

Голос прозвучал так близко, что она вздрогнула и от испуга не смогла сразу ответить. Затем, кашлянув, спросила:

— Дэниел?

Она была уверена, что это он.

— Стойте там, где стоите, — крикнул он ей. — Я иду к вам.

Дэниел, видимо, был совсем недалеко, так как уже через несколько секунд появился на правой дорожке и подошел к ней. Его суровое лицо было непроницаемо, и на секунду Лауре захотелось убежать, скрыться от него. Как долго они молча ходили по этому лабиринту, он — по знакомым тропинкам, она — пытаясь найти дорогу? Знал ли он, что она здесь? Может быть, он следил за ней?

Он опасный человек, Лаура. Он очень опасный человек.

Правда ли это? Верит ли она Эмили? Или просто в этом отделенном от мира месте неприятно встретить человека, в присутствии которого испытываешь такое напряжение? Она услышала раскаты грома, и ей показалось, что стало трудно дышать.

Его светлые глаза прищурились, но низкий голос звучал ровно:

— Я видел ваши рисунки в оранжерее и решил, что вы, должно быть, в лабиринте.

Лаура растерянно кивнула.

— Я хотела попытать счастья.

— Вы очень близко к центру. Вы знаете это?

— Я потерялась, — призналась девушка.

— Это довольно сложный лабиринт, если не знать его разгадку.

Дэниел взглянул на тяжелые облака. Снова послышались раскаты грома.

— Сейчас пойдет дождь, Лаура. А ближайшее укрытие — беседка в центре. Я провожу вас.

Дэниел протянул девушке руку.

Лаура колебалась, но, встретив его спокойный взгляд, поняла, что его так же тянет к ней, как и ее к нему. Дэниел терпеливо ждал, когда она даст ему руку. Казалось, он готов стоять так весь день, если потребуется.

Держа в одной руке зонтик, Лаура протянула ему другую руку. Ощущение было столь сильным, что ей показалось, будто она дотронулась до оголенного провода. Ни за что на свете она не отпустила бы теперь его руку.

Дэниел слегка улыбнулся и тихо сказал, указав на тропинку слева:

— Нам сюда.

Лаура шла молча. Ей все еще хотелось убежать, но она испытывала покорность судьбе, убеждение, что все происходящее неизбежно.

«Я сошла с ума, — подумала Лаура в отчаянии. — Это все дневник Фэйс. Все ее записи о встрече со Стюартом, все дело в них. Я забиваю себе голову романтическими бреднями».

Но ведь до первой встречи с Дэниелом она не читала дневник Фэйс, но это уже было: и ощущение близости, и чувство полной зависимости от Него. Зачем же бранить Фэйс с ее дневником?

Дэниел тоже молчал, ведя ее по тропинкам и выбирая нужные повороты. Только когда неожиданно для Лауры они вышли в центр лабиринта, он обратился к ней снова:

— А вон и главная достопримечательность, которую скрывает загадка лабиринта. Его жемчужина.

В центре лабиринта располагалась обширная лужайка площадью не меньше шести квадратных футов и клумбы, пестревшие последними осенними цветами. А посреди — милый фонтанчик. Дорожка, заканчивающаяся каменными ступеньками, вела к ажурной белой скамье, где можно было отдохнуть, радуясь разрешению загадки.

Но главным украшением лужайки служила прелестная беседка, увенчанная пагодой в восточном стиле. Восемь колонн поддерживали крышу, семь стенок закрывали ее до середины человеческого роста, а выше развевались белые занавеси, восьмая сторона была открыта.

Внутри беседки, на полу стояли вазы со свежесрезанными цветами, несколько стульев с вышитыми подушечками и большой удобный диван. Изысканность приятно сочеталась с комфортом.

Освещение, должно быть, входило в единую схему лабиринта, так как здесь горел приглушенный приятный свет. Лаура была очарована этим зрелищем.

— Вы правы, — сказала она в восхищении. — Это настоящая жемчужина.

Дэниел, слегка сжав ее руку, ввел Лауру в беседку.

— Войдите, — предложил он, — иначе можете промокнуть.

Когда он отпустил ее руку, она почувствовала себя так, словно потеряла что-то очень важное, жизненно необходимое. Стремясь скрыть от него свое состояние, она поставила в угол зонтик и стала детально рассматривать интерьер. Дэниел остался на пороге, одна нога на ступеньке, другая — на полу беседки, спиной он прислонился к колонне.

Лаура чувствовала на себе его взгляд, но не повернулась к нему, разглядывая обстановку. Первые капли дождя застучали по крыше.

— А кто ухаживает за всем этим? — спросила девушка с любопытством.

— За растениями садовник, а здесь, в беседке, все устроила Кэрри.

Лаура представила себе, как Кэрри устраивает тайное убежище, где ни один нескромный глаз не увидит ее, а она в окружении красоты — полновластная ее хозяйка, — и вдруг почувствовала себя незваной гостьей.

— Она не будет против, — угадал ее мысли Дэниел. — Кэрри совсем не так чувствительна, как кажется.

В его тоне не было бесцеремонности, но Лаура нахмурилась. Ей показалось, что Дэниел пытается объяснить ей что-то очень интимное, чисто семейное. Дождь пошел сильнее, но стук капель по крыше в уюте беседки успокаивал. Лауре очень хотелось продлить это ощущение покоя.

— Не так чувствительна?..

Дэниел кивнул.

— Она выжила после происшествия, в котором вполне могла погибнуть. Получила этот шрам, но внутренне стала сильнее.

— А что с ней случилось?

— Автокатастрофа. Кэрри было около десяти лет. Она сидела сзади, а ее мать вела машину. Другой автомобиль вылетел, не остановившись у знака «стоп», ударил в бок, и они оказались зажаты между этой машиной и деревом. Прежде чем появилась помощь, их автомобиль загорелся. Кэрри успели вытащить из машины, но она получила сильный ожог. Мать спасти не удалось.

Лауре хотелось спросить, как могли пожениться Кэрри и Питер — такие разные люди, но она побоялась, что Дэниел расценит этот вопрос как ее особый интерес к Питеру. Вместо этого она спросила:

29
{"b":"12265","o":1}