ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она не знала, почему это зеркало осталось после распродажи. Возможно, оно являлось семейной реликвией Килбурнов? Или никто не позарился на такое огромное зеркало? Но какая прекрасная вещь… Рама из цельного дуба, вырезанная рукой художника. И само зеркало — просто загляденье.

Но, как всегда, Лаура лишь подсознательно отметила все эти детали. Она, казалось, не видела собственного отражения. Но что же она здесь искала? Причудливые силуэты старинных вещей, отражавшиеся в зеркале, таинственные, нереальные…

Внезапно, словно в сказке, отражение задрожало, исказилось.

Наступление темноты, легкое движение теней… Сердце девушки тревожно забилось. Она могла бы поклясться, что комната за ее спиной то и дело изменяется: возникала спальня, освещенная свечами, потом гостиная, потом другая спальня… И к ней медленно приближался мужчина, причем его облик и костюм менялись вместе с изменением интерьера.

Затем отражение подернулось рябью, и Лаура увидела за спиной Дэниела, выходящего из тени.

Их взгляды встретились. И стало ясно: всю жизнь она искала именно его.

Это ты. Я искала тебя.

Лаура замерла, не в силах пошевелиться. Даже вздохнуть не могла. Она молча смотрела на Дэниела.

Наконец он приблизился к ней. Положил руки ей на плечи. Отогнув ворот ее блузки, склонился над ней и поцеловал в ключицу. Его жаркое дыхание обжигало кожу. Девушка тихонько всхлипнула, закрыла глаза.

— Лаура, — прозвучал низкий голос.

Дэниел прижался губами к ее губам. Она обняла его за шею. Сейчас ей хотелось только одного — быть как можно ближе к нему.

…Они срывали с себя одежду. Сердца их бешено колотились. Старое одеяло еще недавно скрывавшее зеркало, соединившее их, послужило постелью.

До этого Лаура считала, что знает о сексе вполне достаточно и испытывает удовольствие, занимаясь любовью. Но теперь поняла, что ее ощущения ничем не отличались от ощущений молодой здоровой самки, совокупляющейся с подходящим «кавалером». Когда Дэниел прикоснулся к ней, у нее возникло ощущение, что каждая клеточка ее тела может погибнуть без этих прикосновений — без него.

— Дэниел…

Его ласки стали нестерпимыми, но удивительно, лишь он, ее мучитель, мог спасти ее. — Дэниел, прошу тебя… На мгновение они замерли, застыли. Казалось, обоих поразило ощущение близости, максимально возможной близости между людьми. Лаура поняла — у нее не осталось ни тела, ни души, она растворилась в нем без остатка.

Она задыхалась. Но не могла заставить себя пошевелиться. Тонкое одеяло не защищало от неровностей пола, а плечо Дэниела было почти таким же твердым, как пол. Лаура приоткрыла глаза. Увидела разбросанную по полу одежду — и почувствовала, как зарделись ее щеки.

«Господи, что же со мной происходит?» — подумала она.

То, что она видела в зеркале, теперь показалось ей нереальным. Но никакие доводы разума не могли поколебать ее уверенности, что он всегда будет присутствовать в ее жизни. А если… Она попыталась высвободиться из кольца его объятий. Он еще крепче прижал ее к себе.

— Не сейчас, — прошептал Дэниел и провел ладонью по ее руке — мягко, осторожно, наполняя ее своим теплом.

— Она прошептала:

— Ведь дверь… она не закрыта даже?

— Сюда никто никогда не заходит.

— Но ты пришел.

— Я шел вслед за тобой.

— Я даже не знала, что ты дома.

— Я вернулся сразу же после того, как уехали мама и Эмили.

Дэниел помолчал и добавил:

— Когда я шел к себе, я услышал, как ты поднимаешься на чердак. И пошел за тобой.

Лауре не хотелось портить их отдых, тем более, что она была уверена: он будет очень коротким, но она не удержалась. Девушка подняла голову, спросила:

— Боялся, что я что-нибудь здесь найду?

Выражение его лица снова стало непроницаемым, светлые глаза потемнели, но голос остался ровным:

— Что я могу прятать от тебя?

Лаура не знала, что сказать, но ей не понравилось, что Дэниел ответил вопросом на вопрос.

— Я не знаю. А почему ты последовал за мной?

Ответ прозвучал немедленно:

— Потому что я знал — это должно произойти.

— Откуда ты знал?

Дэниел провел ладонью по ее лицу.

— Просто хотел, чтобы это произошло, — сказал он наконец.

— А Дэниел Килбурн привык получать все, чего хочет?

Он поморщился.

— Не надо. При чем здесь самолюбие? И так слишком много борьбы. Лаура, мы ведь оба этого хотели.

Она молчала. Затем его рука легла ей на грудь, губы их слились. И она погрузилась в свои ощущения, чувствовала только его.

Лаура медленно застегивала блузку. Она пыталась забыться, вернее, забыть… Но ведь Дэниел был рядом, он тоже одевался. И она чувствовала его присутствие, до сих пор ощущала его в себе. Если он считает, что для него все закончено, для нее это станет ужасной трагедией.

— Ну, и что же дальше? — услышала она свой неестественно спокойный голос.

Дэниел сразу же оказался рядом, уже почти одетый, осталось только заправить рубашку в брюки. Он слегка улыбнулся.

— Дальше… будет так же. Одного раза недостаточно. Приходи ко мне сегодня ночью.

Лаура нахмурилась — он не должен решать за нее!

— А как же Эмили? — пробормотала она.

— А что… Эмили? Это касается только нас двоих.

«Все не так. И ты знаешь, что не так». — Эти мысли не давали покоя.

— Лаура? — Руки Дэниела гладили ее лицо, сбивали с мысли…

Она отрицательно покачала головой.

— Я не собираюсь кокетничать, просто… Мне неудобно проводить с тобой ночь в этом доме.

— Из-за Эмили?

— Да, из-за нее. И из-за других тоже.

Дэниел внимательно посмотрел на нее. Затем кивнул.

— Хорошо. Я уважаю твои чувства. Но ведь мы с тобой знаем, что это только начало.

— Да, конечно, — пробормотала она. Понимал ли Дэниел, что происходит у нее в душе?

Глава 10

— Эмили не ожидала, что ты сегодня так рано вернешься? — спросила Лаура, когда они с Дэниелом спускались на первый этаж.

Из музыкального салона доносилась мелодия, показавшаяся Лауре очень знакомой. Она решила, что потом узнает у Кэрри, что та играла.

Дэниел остановился на лестничной площадке и сказал, глядя на Лауру:

— Нет, скорее всего не ожидала. У меня сорвалась встреча. Я должен был задержаться в городе до позднего вечера. Почему ты спрашиваешь?

— Просто интересно.

Ее наигранное безразличие выглядело совершенно неубедительным. Но Дэниел сделал вид, что поверил ей. Он взял ее за руку и спросил:

— А что ты делала сегодня до того, как отправилась исследовать чердак? Работала?

— Да. В оранжерее.

— Портрет Эмили?

— Нет. Мне захотелось немного попрактиковаться, прежде чем браться за портрет.

— Не возражаешь, если я посмотрю? — Дэниел повел ее к оранжерее. Лаура нахмурилась.

— Нет, конечно, не возражаю. — Она кивнула.

Он внимательно посмотрел на нее и неожиданно улыбнулся.

— Я слишком бесцеремонно веду себя?

Лаура не знала, что ответить.

— Почему бесцеремонно? Мои работы не засекречены. Они в оранжерее, и все желающие могут увидеть их. Ты ведь уже смотрел мои рисунки.

— И это беспокоило тебя, — заметил он.

— Наверное. — Лаура пожала плечами. — Хотя я привыкла показывать свои работы. Как все художники.

— Рекламные работы. Но ты не всегда в себе уверена, не так ли, Лаура?

— Да, не всегда. Но если я собираюсь этим заниматься….

Он улыбнулся:

— Тебе придется привыкать к критике.

— И стать толстокожей. — Лаура усмехнулась. — Художественные критики не отличаются деликатностью.

— Если тебе интересно мое мнение, должен сказать, что в твоих работах я увидел настоящий талант.

Не давая Лауре времени ответить, Дэниел поцеловал ее. Оторвавшись от ее губ, он снова спросил:

— Могу я посмотреть твои работы?

Лаура кивнула. Она подумала, что, наверное, ни в чем не сможет ему отказать. Держась за руки, они подошли к полотну.

39
{"b":"12265","o":1}