ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лаура пробормотала:

— Я про лабиринт. Откуда Дэвид взял план лабиринта?

— Ему рассказал случайный знакомый в баре, — ответил Дэниел. — Довольно интересная история… Напомни мне как-нибудь, чтобы я рассказал тебе.

Лаура затаила дыхание, когда его большие теплые руки погладили ее лодыжки и поползли вверх, под подол юбки. Она хотела напомнить ему, что сейчас день, что любой из членов семьи может зайти в лабиринт и увидеть их здесь, но ей не удалось вымолвить ни слова. Она прерывисто дышала, не сводя глаз с его лица, пылающего страстью.

— Я думал об этом весь день. — Ладони Дэниела уже лежали на ее бедрах. — Я мечтал о тебе. Вспоминал, что было ночью.

Лаура задыхалась от желания; она забыла обо всем на свете и даже не слышала собственных стонов. Она чувствовала только прикосновения Дэниела, чувствовала его руки на своей груди, его губы на своих губах.

Наконец они слились воедино, и Лаура обхватила его ногами, привлекая к себе, принимая его в себя. Она кричала от восторга, и каждая клеточка ее тела трепетала в его объятиях.

Наконец она вернулась к действительности, и на глазах ее навернулись слезы. Теперь Лаура уже не могла себя обманывать — она любила Дэниела Килбурна!

Глава 13

Джози услышала, как открылась и захлопнулась входная дверь. Оторвавшись от работы, она уставилась на дверь библиотеки. Вскоре на пороге появился Алекс.

— Какого дьявола ты торчишь здесь в субботу? — возмутился он.

Его тон мог бы обидеть Джози, но она заметила, что Алекс чем-то озабочен. Поэтому с мягкой улыбкой ответила:

— Я не работаю. Просто подписываю чеки, чтобы оплатить свои счета.

Какое-то время Алекс продолжал смотреть на нее, хмуря брови. Затем, весело рассмеявшись, переступил порог.

— Извини, дорогая. У меня выдался горячий денек. А как у тебя?

— Все нормально, если не считать… В общем, Энн взорвалась во время обеда и поинтересовалась, одобрил бы мое поведение Джереми, если бы узнал, что я… сплю с его кузеном.

Алекс присел на угол стола и внимательно посмотрел на Джози.

— Полагаю, она выразилась не столь деликатно?

— Вот именно. За несколько минут она умудрилась оскорбить всех, сидящих за столом. Всех, кроме Лауры, — та просто оцепенела от ужаса.

Алекс улыбнулся.

— Мне следовало бы приехать к обеду домой.

Джози, улыбнувшись в ответ, покачала головой.

— Это было отвратительно. Она напала даже на Кэрри, сказав, что Кэрри стала вдовой, не будучи женой. И я никогда не видела Эмили такой… шокированной, какой она была после того, как Энн заявила, что та не имеет никакой реальной власти. Если бы Дэниел не вошел и не велел Энн замолчать… я не знаю, что бы случилось.

Адекс взял ее за руки и заставил встать.

— Ты не должна обращать на нее внимания, Джози. Энн — просто несчастная женщина, которой доставляет удовольствие говорить людям гадости. Просто не замечай ее.

— Это не так просто. Ведь она во всеуслышание объявляет, что мы с тобой любовники.

Алекс внимательно посмотрел на нее.

— Итак, она это объявила. И что? Небо обрушилось? Эмили вышвырнула тебя из дома? Все в ужасе уставились на тебя?

И призрак Джереми поднялся из могилы, чтобы покарать тебя?

Алекс не произнес последний вопрос вслух, но Джози показалось, что она его услышала.

— Нет. Но я почувствовала себя беззащитной. Очень неприятно, когда твои личные дела обсуждают публично.

— Но ты не почувствовала себя виноватой? — допытывался Алекс. — Тебе не было стыдно? '

— Нет, — в задумчивости произнесла Джози; казалось, она сама удивилась своему ответу.

Алекс улыбнулся.

— Тогда налицо определенный прогресс. — Он поцеловал ее. — Возможно, маленький скандал, который устроила Энн, имел и положительную сторону.

— Не думаю, что Дэниел с тобой согласен, — сказала Джози. — Я никогда не видела, чтобы он так выглядел.

— И как же он выглядел?

— Очень… решительным. После того, как Энн выбежала из комнаты, он объявил нам, что не допустит, чтобы подобное повторилось. А потом, видимо, пошел за ней. С тех пор я не видела их обоих, но держу пари: Дэниел потребовал, чтобы Энн вела себя нормально, иначе ей придется пожалеть об этом.

Алекс поморщился.

— Это не совсем то, что ему требуется в данный момент. Должен тебе сказать, детка, что ответственность за эту семью — тяжкая ноша.

Джози вопросительно посмотрела на Алекса.

— Вы с Дэниелом все еще разбираетесь с делами Питера?

— Вроде того. Тоже не лучшее из занятий.

— И ты по-прежнему не хочешь рассказывать мне об этом?

— Джози, ты не можешь нам помочь. И тебе совсем необязательно переживать вместе с нами. Рано или поздно мы покончим с этим, и тогда я все расскажу тебе, обещаю. Хорошо?

— Все мужчины в этой семье ужасно скрытные. Конечно, кроме Питера, который, похоже, рассказал Энн все секреты, которые знал.

— Думаешь? Очень интересно…

Алекс на минуту задумался, затем улыбнулся.

— Ладно. Давай-ка удерем из этого мрачного дома на несколько часиков? Думаю, мы найдем, чем заняться.

— Мне нужно узнать… Может, я нужна Эмили…

— Сегодня суббота. Даже если ей что-то нужно, придется подождать.

Он слез со стола. Все еще не отпуская ее руки, заметил с деланным безразличием:

— Кстати, я еще утром хотел тебе сказать: ты выглядишь сегодня на миллион долларов.

Джози почувствовала, что краснеет. Как нелепо в ее возрасте краснеть, точно школьница, подумала она.

— Спасибо.

Алекс снова улыбнулся:

— Не думаю, что Джереми был бы против. Он не любил мрачные тона.

Подкативший к горлу комок помешал Джози ответить. Она молча кивнула и вышла вместе с Алексом из библиотеки. Джози гадала, понимает ли он, что она уже не испытывает чувства вины перед покойным мужем за то, что ее влечет к другому мужчине.

Они медленно шли к выходу из лабиринта. Лаура задумалась: интересно, важно ли для Дэниела, что она его любит? При желании он смог бы ответить на этот вопрос. С самой первой минуты ей не удавалось скрывать от него свои эмоции, свои чувства. Казалось, он читает в ее душе, как в открытой книге. Конечно, он все знает. Дэниел вытер слезы с ее лица, ничего не спросив, и с тех пор ни слова не сказал. Так знает ли он? И что это значит для него?

— Ты совсем притихла, — сказал он наконец. Лауре потребовалась вся ее сила воли, чтобы с улыбкой ответить:

— Меня только что изнасиловали в беседке. Я еще не пришла в себя.

Дэниел остановился. По-прежнему улыбаясь, заглянул ей в глаза.

— И я даже не поздоровался?

— Нет. Ты сказал что-то…

Лауре стало страшно, когда она поняла, что не может вспомнить, что именно он сказал. Господи, неужели я схожу с ума? Дэниел взял ее за подбородок и поцеловал.

— Привет.

— Привет. Здесь нас могут увидеть. А может быть, несколько минут назад нас уже видели?

Дэниел с невозмутимым видом проговорил:

— После разоблачений, которые сегодня устроила Энн, ты можешь не сомневаться: в этом доме тайное очень скоро становится явным.

— Да, — кивнула Лаура со вздохом. — Когда она начала выдавать все секреты, я с ужасом ждала: вот-вот она расскажет, что я была в твоей комнате прошедшей ночью.

— Но откуда она могла бы об этом узнать?

— Она могла увидеть меня в холле.

— Ее спальня в восточном крыле, в другой части дома. Что ей делать возле твоей комнаты?

Дэниел, нахмурившись, смотрел на Лауру. Она, зная его настойчивость, постаралась не встречаться с ним взглядом.

— Ты, наверное, прав. Просто я была единственная в столовой, на кого Энн не напала. И я все время ожидала, что вот-вот настанет моя очередь. Ты слышал многое из того, что она говорила?

— Почти все. Лаура, что еще случилось? Что тебя беспокоит?

Она снова поколебалась, но наконец решилась.

— Когда я была у тебя прошлой ночью, кто-то заходил в мою гостиную.

Дэниел опять нахмурился.

52
{"b":"12265","o":1}