ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но не все разошлись, — сказал Алекс, взглянув сначала на Джози, затем на Дэниела и Лауру, сидевших на диване.

Брент покачал головой:

— Уверен, что тебя учили на юридическом факультете: когда любовники дают друг другу алиби, всегда остаются сомнения.

— Возможно. — Алекс был по-прежнему спокоен. — Но при отсутствии улик это все-таки алиби, которое приходится принимать.

— Пока. — Брент повернулся к Кэрри, и сейчас он, похоже, смутился. — Я должен спросить вас… Видели ли вы Энн? Говорили с ней ночью, когда вышли в сад?

— Нет. — Кэрри сохраняла свою обычную невозмутимость. Она мягко добавила: — Да… я вспомнила. Энн говорила, что терпеть не может прогулок в саду. Я бы очень удивилась, если бы встретила ее там.

Брент хотел что-то сказать, но тут хлопнула входная дверь, и через несколько секунд в комнату вошла Мэдлин. Вошла, судя по всему, чем-то взволнованная, с растрепанными волосами. Но взгляд ее светлых глаз казался сегодня вполне осмысленным. Мэдлин в руках держала пластиковый тубус, две видеокассеты, черную записную книжку и большой конверт из плотной бумаги.

Выложив все это на журнальный столик перед Дэниелом, Мэдлин, задыхаясь, проговорила:

— Вот, смотри. Я же говорила вам, что знаю все секреты Питера.

Все молчали. Дэниел наклонился и взял в руки тубус. Открыл крышку и вытащил свернутые в трубку чертежи.

Лаура, разумеется, не поняла, что это за бумаги, но она услышала, как Дэниел вздохнул, и сердцем почувствовала: он испытывает огромное облегчение. Дэниел скатал чертежи в трубку и сунул в тубус.

Алекс не выдержал и пробормотал:

— Ну, и?

Дэниел молча кивнул. Затем повернулся к Мэдлин.

— Мама, где ты взяла это?

Мэдлин улыбнулась.

— Я же сказала, из одного тайника, где Питер кое-что хранил. Я знаю их все.

Дэниел указал на тубус.

— И ты знаешь… об этом? Ты знаешь, что здесь?

Мэдлин снова улыбнулась:

— Это те документы, которые Эмили велела Питеру украсть для нее.

Все сидели, не в силах вымолвить ни слова. Лаура переводила взгляд с одного лица на другое и видела, что все совершенно обескуражены. Даже Брент Ландри помалкивал, не зная, что сказать.

Деланно рассмеявшись, Эмили наконец нарушила тишину:

— Не говори глупости, Мэдлин. Зачем мне такие документы?

Мэдлин посмотрела на Эмили с улыбкой, очевидно, радуясь, что может доказать всем: любимый сын ничего от нее не скрывал.

— Для того, чтобы уничтожить Дэниела, — проговорила она.

Лауре послышалось, что Ландри прошептал что-то вроде «Господи!». Но все остальные по-прежнему молчали.

Эмили с ненавистью взглянула на Мэдлин.

— Нужно снова вызвать врача, — процедила она. — Пусть получше осмотрит тебя. Или, может быть, положит в клинику.

Мэдлин обвела взглядом присутствующих и с обидой в голосе проговорила:

— Я знаю, что говорю. И это правда. Питер должен был продать эти чертежи одному дельцу с Ближнего Востока, я забыла, из какой страны. Эмили все организовала. Она и раньше это делала, много лет назад, и у нее остались старые связи.

— Много лет назад? — осведомился Дэниел.

Мэдлин энергично закивала:

— В сороковых годах. Во время войны и сразу после нее. Из-за денег, которые можно было за это получить. Эмили всегда очень много тратила и любила деньги. У нее был доступ ко всем военным заказам и чертежам. И она продала некоторые. Пока Дэвид не узнал об этом — так думал Питер. Потому что он должен был узнать, что она делает. Иначе зачем ей было убивать Дэвида?

— Она сошла с ума, — заявила Эмили. — Разве вы все этого не понимаете? Ради Бога, Дэниел, ты что не видишь — она не в себе?!

Дэниел даже не взглянул на Эмили. Он не отрывал глаз от Мэдлин.

— Она продавала государственные военные секреты нашим врагам?

— Да. Дэвид очень хорошо справлялся с делами и получал много правительственных заказов. Поскольку тогда она вела всю бухгалтерию, ей было нетрудно взять все, что нужно. Хотя нет, она не брала, она копировала. Питер сказал, Эмили ему рассказала, как она это делала, и дала ему список своих партнеров. Но многие из них уже умерли, и она не знала, к кому обратиться. Но в конце концов она все-таки нашла посредника, и они с Питером решили продать эти чертежи. Дэниел вздохнул.

— Почему же Питер не продал чертежи, как они собирались? Почему они оказались в этом его… тайнике?

Мэдлин неожиданно смутилась.

— Он… Питер собирался встретиться с этим дельцом той ночью… Той ночью, когда его убили. Но он не был уверен, что пойдет на встречу. Потому что не доверял посреднику. И чем больше он об этом думал, тем меньше ему нравилась эта идея. Ну… что все подумают, что ты украл документы. Когда его убили, я решила, что это из-за чертежей. Что убил посредник, который и забрал чертежи. Поэтому я не пошла в тайник Питера, чтобы посмотреть.

Лаура слушала эти чудовищные обвинения и чувствовала, что у нее кровь стынет в жилах. Она даже представить себе не могла, что чувствует в этот момент Дэниел. Однако его лицо оставалось совершенно непроницаемым.

— Мама, если ты думала, что знаешь, кто убил Питера, — почему же ты ничего не сказала нам об этом?

Мэдлин с удивлением посмотрела на сына.

— Ведь все это были секреты, дорогой. Не могла же я выдавать секреты Питера, ты сам подумай. И я была так расстроена, мне хотелось только заснуть… и ни о чем не думать.

— Я говорю вам, она не в своем уме. — Теперь голос Эмили звучал громче и увереннее. — Разве ты не видишь, Дэниел? Неужели ты еще не понял, что собирался сделать Питер? Ты оказался бы в тюрьме, а управление компанией перешло бы в его руки.

— Нет, Эмили, — возразил Дэниел. — Согласно закону, ты все еще во главе компании. Так что Питеру сначала пришлось бы иметь дело с тобой, прежде чем он добился бы руководства. А он плохо разбирался в делах и не справился бы с тобой.

Глаза Эмили сверкнули.

— Ему приходилось обращаться к тебе за каждым центом, он ненавидел тебя, Дэниел. Поэтому хотел уничтожить.

— Я думаю, что этого хотела ты, — с невозмутимым видом проговорил Дэниел.

Он положил на журнальный столик тубус и взял в руки черную записную книжку. Медленно, не замечая внимательных глаз, прикованных к нему, он листал страницы.

— Имена, даты, адреса. Сомневаюсь, чтобы Питер знал торговцев оружием, которые работали за сорок лет до его рождения.

— Не будь идиотом! — не выдержала Эмили.

Дэниел несколько минут изучал записную книжку. Затем поднял глаза на Эмили.

— Вот доказательство, написанное рукой Питера. Он все здесь написал, включая твои инструкции: как воспользоваться моим электронным ключом и войти в хранилище. Разве ты забыла, что он всегда все записывал, не полагаясь на свою память? Или ты просто надеялась, что все быстро закончится и это не будет иметь значения? Что я вернусь из очередной деловой поездки и обнаружу, что меня подозревают в государственной измене? Именно этого ты хотела? Или тебе так хотелось меня уничтожить, что ты готова была использовать для этого любую возможность?

Эмили смотрела прямо ему в лицо. Маска «любезной старой леди» была отброшена, в темных глазах пылала лютая ненависть; тонкие губы дрожали.

— Ты думал, я проведу остаток жизни, прислуживая тебе, Дэниел? А ведь именно я должна стоять во главе…

— Но ты чуть не разорила семью, Эмили. Неужели я должен был стоять в стороне и ждать банкротства?

В первый раз их борьба за власть велась в открытую, при свидетелях. Никто не вмешивался в их диалог. Никто не осмеливался вмешаться в этот старый затяжной конфликт.

— Этого не произошло бы… — фыркнула Эмили.

— Это было неизбежно. Еще одно бриллиантовое колье, еще одна никудышная скаковая лошадь — и наша семья окончательно разорилась бы. Я вынужден был вмешаться и спасти то, что осталось. Иначе ты расшвыряла бы на ветер все деньги.

— Это были мои деньги, — процедила Эмили. Она была в бешенстве. — Дэвид оставил меня во главе, я должна была принимать решения и…

63
{"b":"12265","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лекции по русской литературе XX века. Том 4
О чем мы солгали
Последнее семейство в Англии
Записки упрямого человека. Быль
Понедельник начинается в субботу
Телега жизни
Притворись моей невестой
Пиарь меня, если можешь. Инструкция для пиарщика, написанная журналистом
Метро 2035: Город семи ветров