ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лорен криво усмехнулась. Темные глаза глядели печально.

– Это ведь типично для всех этих убийств?

– Ну да, так выходило, что у жертв оказывалась куча запутанных дел. Вот только мы до сих пор не обнаружили тайного порока Джорджа.

– Думаешь, обнаружим?

Он не собирался ничего подобного говорить, но, к собственному удивлению, услышал свой голос, вещавший:

– Ну, можно сказать, что есть вещи, которые меня беспокоят. Все эти разбросанные финансовые отчеты, во-первых. Что же касается его личных счетов в банке, в котором он работал, то там наблюдаются регулярные поступления, по крайней мере, на один счет, без всяких объяснений, откуда взялся доход. Это не зарплата или премии, не похоже также и на доход с капиталовложений.

– Может, его жена знает.

– Может, и знает, но мне запрещено ее беспокоить.

– Распоряжение шерифа? – подняла брови Лорен.

– Ага.

– Ну, – заметила она, немного подумав, – уверена, что у него есть свои резоны.

Джастину не нравилось, что у шерифа действительно могли иметься свои резоны, но он тут же напомнил себе, что Лорен работает здесь дольше, чем он, и может испытывать чувство лояльности по отношению к Итану Коулу. Поэтому он ограничился тем, что сказал:

– Это несколько затрудняет расследование, вот и все. Колдуэлл знал, как управляться с деньгами, так что он наверняка сумел бы их спрятать.

– Полагаешь, чтобы не платить налоги?

– Возможно. Или чтобы утаить часть, если они со Сью решат наконец развестись. Ему не придется делиться тем, что она не сможет найти.

– Вполне обычное дело для человека, собирающегося развестись.

– Пожалуй, – согласился Джастин. – Но хотелось бы знать точно, что он руководствовался именно этим мотивом.

Лорен кивнула, но промолчала, поскольку к ним подошел ее напарник Кайл и сухо поинтересовался:

– У нас пара вызовов. Тебя это не увлекает?

– Невероятно, – ответила она таким же тоном. – Джастин, желаю удачи в твоем расследовании.

– Спасибо. До встречи, Лорен. Пока, Кайл.

– Мы здесь неподалеку, – весело известил его Кайл и направился за своей высокой и потрясающе красивой напарницей к патрульной машине.

Джастин смотрел на них, вернее, на Лорен, пока они не сели в машину и не уехали, потом он пошел дальше. Он провел около часа в здании суда, проверяя отчеты о недвижимости, а затем в третий раз отправился в банк, где Джордж Колдуэлл занимал высокий пост.

Когда Джастин оттуда вышел и направился снова в полицейский участок, он был весьма и весьма озадачен. Не то чтобы он наткнулся на каменную стену. Поскольку смерть Колдуэлла была, вне сомнения, насильственной, судья без колебаний приказал банку предоставить следователям все документы. Беда была в том, что все банковские отчеты выглядели чистыми.

Подозрения вызывали личные счета Колдуэлла, но Джастин не обнаружил ничего такого, на что можно было бы указать пальцем и объяснить, почему он испытывает настойчивый зуд, заставляющий его копаться дальше.

Он просто знал, черт побери. Знал, что есть в делах Колдуэлла нечто большее, чем он уже обнаружил.

Проблема состояла в том, как, черт возьми, это доказать.

Шериф мог бы облегчить ему задачу, но предпочел связать ему руки, и спорить по этому поводу Джастин не собирался. Он вел себя с Итаном Коулом очень осторожно, прекрасно понимая, что шериф не очень-то ему доверяет. Кроме того, у Коула были свои секреты, которыми он не желал ни с кем делиться, тем более с Джастином.

Было и еще кое-что, о чем Джастин знал, но опять-таки доказать не мог. Он даже не был уверен, что хочет доказать, учитывая все обстоятельства.

Он не слишком рвался вернуться в участок, поэтому зашел в кафе в центре, чтобы выпить чашку хорошего кофе. Он уселся в одиночестве за первый попавшийся стол у окна и начал мрачно следить за движением по улице.

Такой славный маленький городишко.

– Эй, детектив Байерс… – Одна из молодых официанток, с которой он, возможно, дважды разговаривал, подошла к нему с конвертом в руке.

– Это оставили для вас. – Она протянула ему конверт.

Его имя было написано черным по белому, только имя, больше ничего. Откуда она знала, что он полицейский? Почему-то это его обеспокоило.

– Кто оставил письмо, Эмили?

Она пожала плечами и щелкнула жвачкой.

– Не знаю. Винни нашел его на прилавке и велел отдать вам. Наверное, кто-то подумал, что вы сюда непременно зайдете. Вы же частенько заглядываете днем.

– Да. Спасибо, Эмили.

– Рада стараться.

Она отошла от его столика, а Джастин мысленно велел себе не быть таким чертовски предсказуемым. Он уставился на конверт, который держал в руке. Обычный деловой конверт, плотный, того, что внутри, не видно. Но форма и вес подсказывали, что там нечто вроде маленькой записной книжки.

Конверт побывал в руках стольких людей, что, как он понимал, искать на нем отпечатки было глупо. А вот внутри…

Он несколько минут убеждал себя, что кто-то просто заранее прислал ему открытку на день рождения. Ладно, не открытку, какой-нибудь буклет. Джастин вздохнул и осторожно открыл аккуратно заклеенный конверт.

И в самом деле, это оказалась маленькая черная записная книжка, похожая на те, которые люди носят в карманах, чтобы было где записать номер телефона или что-нибудь еще. Джастин держал ее аккуратно, за самый краешек, хотя его опыт, инстинкт и подготовка говорили ему, что поверхность книжки так блестит, потому что с нее стерли все отпечатки пальцев. На некоторых разлинованных страничках имелись записи. Инициалы сверху каждой страницы, а затем что-то вроде перечня дат и сумм в долларах.

Интервалы между датами на каждой странице в основном были чуть больше месяца, некоторые разделяли три-четыре месяца, а между двумя датами на одной странице интервал был в полгода.

Он не был экспертом, но мелкий острый почерк, отличный от того, каким была сделана надпись на конверте, показался ему знакомым. Он напоминал почерк Джорджа Колдуэлла.

Нахмурившись, Джастин достал свою собственную книжку и аккуратно переписал даты в хронологическом порядке. В результате он получил по одному дню в месяц за период около трех лет. Когда он сравнил даты со своими прежними записями по этому делу, то вовсе не удивился, что они совпали с датами регулярных банковских вкладов Джорджа Колдуэлла.

Тех самых необъяснимых вкладов.

Неведомые доходы. Тайные доходы.

– Шантаж, – тихо пробормотал Джастин.

Весьма вероятно. Даже более чем вероятно. Каждый из погибших мужчин вел двойную жизнь, скрытую ото всех. Их преступления и грехи были спрятаны, пока смерть не открыла правды.

Похоже, кому-то надоели неудачные попытки Джасти-на открыть маленький грязный секрет Джорджа, и он решил подтолкнуть расследование. Или это была женщина?

Один или одна из жертв шантажа?

Убийца?

И если это действительно так, то зачем присылать книжку ему? Зачем отдавать такие улики детективу, который расследует убийство Джорджа Колдуэлла? Чтобы восторжествовала справедливость?

Или с какой-нибудь другой целью?

Джастин посмотрел на инициалы на каждой странице. Они, очевидно, заменяли имя. Большинство были ему не знакомы, но в двух случаях он мог подобрать к ним имя.

МТ – Макс Тэннер?

ИК – Итан Коул?

– А, черт, – пробормотал Джастин.

4

Макс не собирался таскаться за Нелл весь день. Да он и не таскался. После того как она небрежно выпроводила его из кафе, он меньше всего хотел снова ее встретить. Но как-то вышло, что он болтался там, откуда ему был виден ее джип, а когда через несколько минут она поехала прочь из города, он последовал за ней на приличном расстоянии до поворота к старому дому Галлахеров.

Уже вечерело. На ранчо его ждала куча дел, но, хотя он и поехал домой, собираясь ими заняться, мысли его постоянно болтались где-то не здесь. Его все время мучило ощущение, что и ему следует быть где-то в другом месте.

10
{"b":"12266","o":1}