ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нелл опустила плечи и сунула замерзшие руки в карманы куртки. Она рассматривала мелькающие лица, прислушивалась к обрывкам разговоров. Спокойные лица, невинные разговоры. Ничего необычного.

Ничего не говорило о том, что городок в беде.

Нелл посмотрела через боковое стекло своего джипа на лежащую на сиденье газету. Во вчерашнем номере только легкие намеки для тех, кто умеет читать между строк. Легкие намеки на трагические события.

Вот, кстати, и газетный киоск. Совсем рядом. Нелл могла даже различить заголовок сегодняшней газеты, возвещающий о решении городского совета построить новую начальную школу. Кажется, ни о каких более важных событиях на первой полосе не сообщалось.

Нелл подошла к киоску, купила газету и вернулась к джипу. Она быстро пробежала тонкие страницы и нашла то, что искала, там, где это и должно было находиться, – среди некрологов:

«ДЖОРДЖ ТОМАС КОЛДУЭЛЛ, 42, неожиданно скончался дома…»

Разумеется, этим газета не ограничилась. Перечислялись его достижения, которых оказалось довольно много для такого сравнительно молодого человека, его награды и деловые удачи. Он был весьма удачлив, этот Джордж Колдуэлл, и пользовался редкой для человека в его положении симпатией.

Нелл как завороженная смотрела на слово «неожиданно». Что это, неудачная шутка? Или контора шерифа отказалась подтвердить предположения прессы, высказанные день или два назад, насчет насильственной смерти Джорджа Колдуэлла?

Неожиданно! Да уж. Убийство всегда неожиданно.

– Господи, Нелл.

Она спокойно сложила газету, сунула ее под мышку и только тогда повернулась к нему. Ей удалось сохранить равнодушное выражение лица, и голос ее был совершенно бесстрастен. Большая практика, а к этой встрече она была готова.

– Привет, Макс.

Макс Тэннер, стоящий на расстоянии вытянутой руки от Нелл, смотрел на нее, как ей показалось, как на что-то неприятное, обнаруженное на подошве ботинка. И то, чему удивляться?

– Какого черта ты здесь делаешь? – Как он ни старался это скрыть, было совершенно ясно, что он не так безразлично относится к ее появлению, как ему хотелось показать.

– Можно сказать, проезжала мимо.

– Сказать-то можно все, что угодно. Но на самом деле?

Нелл равнодушно пожала плечами.

– Полагаю, догадаться легко. Завещание наконец вступило в силу, так что у меня полно дел. Разобрать вещи, выбросить все из дома, продать его. Если я надумаю его продавать.

– Ты хочешь сказать, что не уверена?

– Насчет продажи? – Нелл позволила себе слегка улыбнуться. – Да, еще есть сомнения.

– Выкинь их из головы, – резко сказал он. – Тебе здесь не место, Нелл. Тебе всегда было здесь не место.

Она сделала вид, что не обиделась.

– Ну, не стану спорить. Но ведь люди меняются, тем более что прошло… сколько?.. Двенадцать лет. Может быть, теперь я буду здесь как раз кстати.

Он коротко рассмеялся:

– Да? Зачем это тебе? Что в этом занюханном городишке может тебя интересовать?

За двенадцать лет Нелл научилась терпению и осторожности. Так что на этот резкий вопрос она ответила уклончиво. Так оно всегда вернее.

– Может, и ничего. Посмотрим.

Макс хмыкнул, сунул руки в карманы кожаной куртки и уставился на городскую площадь, как будто его внезапно заинтересовала продажа выпечки.

Пока он раздумывал, что сказать, Нелл рассматривала его. Он мало изменился, решила она. Повзрослел, разумеется. Теперь ему тридцать с хвостиком. Он стал более мощным физически. Наверняка он все еще бегает, занимается боевыми искусствами, которыми интересовался с раннего детства. Плюс к этому ежедневная, тяжелая работа скотовода. Чем бы он ни занимался, он, безусловно, поддерживает себя в прекрасной форме.

Как часто бывает с красивыми мужчинами, смазливые черты лица юноши с возрастом превратились в настоящую, зрелую, мужскую красоту, которую почти не портил тонкий, мрачный рот. Время оказалось милостиво к этому лицу. Макс не постарел, не подурнел. Возможно, в темных волосах появилось несколько седых волосков, а вокруг карих глаз с тяжелыми веками возникли морщинки, которых она не помнила…

Томные глаза. Он славился ими еще в школе, ими да еще горячим нравом, и то и другое – наследство его бабушки-креолки. Годы не притушили жар в его глазах. «Интересно, – подумала Нелл, – научился ли он справляться со своим темпераментом?»

Она научилась.

– Ты отважная девица, должен тебе сказать, – наконец заявил он, снова уставившись на нее.

– Потому что вернулась? Ты должен был знать, что я вернусь. После бегства Хейли некому было позаботиться… обо всем.

– Ты даже не приехала на похороны, – обвиняюще заявил он.

– Нет. – Она ничего не объяснила, не попыталась оправдаться.

Макс еще плотнее сжал губы.

– Многие говорили, что ты не приедешь.

– А ты что думал? – Она все-таки спросила, не могла не спросить.

– А я дурак. Я верил, что ты обязательно появишься.

– Извини, что разочаровала тебя.

Макс резко тряхнул головой и жестко сказал:

– Ты не можешь меня разочаровать, Нелл. Я проиграл десятку на пари, вот и все.

Нелл не знала, что ей сказать на это, но ее спас удивленный женский голос, воскликнувший:

– Нелл Галлахер? Господи, неужто это ты?

Нелл полуобернулась и слабо улыбнулась, увидев красивую рыжую женщину, торопившуюся к ней.

– Это я, Шелби.

Шелби Терриот покачала головой и повторила, подходя к ним:

– Господи! – На мгновение показалось, что она бросится обнимать Нелл, но она только улыбнулась: – Я так и думала, что рано или поздно ты приедешь. Надо же позаботиться о доме. Впрочем, я полагала, что это случится позже, скажем, летом, хотя и не знаю, почему я так думала. Привет, Макс.

– Привет, Шелби. – Он так и продолжал стоять, сунув руки в карманы, переводя взгляд с одной женщины на другую.

Нелл смотрела на сияющее лицо Шелби.

– Я хотела подождать до осени или до окончания сезона штормов, – спокойно сказала она, – но так вышло, что у меня появилось свободное время перед переходом на новую работу, вот я и решила приехать.

– Откуда? – решительно спросила Шелби. – Когда мы слышали о тебе в последний раз, ты жила где-то на Западе.

– От Хейли слышали?

– Ну да. Она сказала, что ты… кажется, она выразилась, «связалась» с каким-то парнем в Лос-Анджелесе. Или, может, в Лас-Вегасе. Короче, где-то на Западе. И что ты ходишь на вечерние занятия в колледж. По крайней мере, так мне запомнилось.

Нелл не стала вдаваться в детали, а просто сказала:

– Я сейчас живу в Вашингтоне.

– Ты замуж выходила? Хейли говорила, ты раз или два собиралась.

– Нет, так и не собралась.

Шелби скорчила гримасу.

– Я тоже. Кстати сказать, половина нашего класса сейчас одинока, хотя большинству уже стукнуло тридцать. Унылая картина, верно?

– Может быть, некоторым лучше жить в одиночестве? – предположила Нелл, стараясь говорить беспечно.

– Нет, мне кажется, здесь неладно с водой, – мрачно заявила Шелби. – Честно, Нелл, здесь становится просто страшно жить. Ты об убийствах слышала?

Нелл подняла брови.

– Убийствах?

– Ну да. Четыре убийства, если считать Джорджа Колдуэлла. Пока четыре. Помнишь Джорджа, Нелл? Разумеется, шерифу не хочется вписывать его в список рядом с другими, но…

Макс перебил ее:

– Здесь и раньше убивали, Шелби, как и в любом другом городе.

– Сейчас все по-другому, – настаивала Шелби. – Людей убивали, но все знали, в чем дело, да и убийца быстро находился. Никаких тайн, запертых комнат, никакой мистики, только не в Безмолвии. Но сейчас! Жили порядочные, известные люди с почти что белоснежными репутациями. Они убиты, и как плотину прорвало – наружу выплескиваются все их грязные тайны.

– Тайны? – с любопытством спросила Нелл.

– Еще какие. Супружеская измена, присвоение чужих денег, порнография, рулетка – чего только не было. Прямо настоящий «Пейтон-плейс». Пока мы еще не слышали ничего о секретах бедняги Джорджа, но прошло совсем мало времени. У первых трех все вышло наружу примерно через пару недель после смерти. Так что боюсь, что дело только во времени. Скоро мы узнаем о бедном Джордже куда больше, чем нам хотелось бы знать.

2
{"b":"12266","o":1}