ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Макс не имел привычки жаловаться или рассказывать другим про свои дела, мы с тобой это знаем. Так что все, что я слышала, дошло до меня через вторые или третьи руки. Но мой собственный отец рассказывал моей матери, что Адам Галлахер хвастался, как он спустил Макса Тэннера с лестницы. В буквальном смысле.

Нелл поморщилась.

Шелби, наблюдавшая за ней, добавила:

– Лично я считаю, что Макс просто не захотел дать ему сдачи, потому что он твой отец. К тому же он не знал, что заставило тебя убежать. Верно, характер у него взрывной, но он не бьет вслепую. Кто знает, вдруг он решил, что это его вина, что он сделал что-то, заставившее тебя убежать. Одно очевидно: твой папаша всегда утверждал, что не знает, почему ты сбежала, и обвинял в этом Макса.

– Макс тут ни при чем.

– Конечно. Я никогда так и не думала. Но некоторые верили, Нелл. Разводили всякие теории, все, что угодно, начиная с изнасилования на свидании до неожиданной беременности. Еще говорили, что ты оказалась между двумя властными мужчинами и не смогла этого вынести.

Нелл не стала отвечать на подразумевающийся вопрос – что же случилось на самом деле? – только сказала:

– Похоже, у Макса есть все основания сердиться на меня.

– Разумеется. Тем не менее вот он. – Шелби постучала пальцем по фотографии и улыбнулась. – Ты всего пару дней назад приехала, а он уже следит за тобой, возможно, охраняет тебя. Полагаю, он из тех, кто умеет прощать.

И снова Нелл не ответила на незаданный вопрос: почему Макс считает, что ей может грозить опасность? – а произнесла совсем другие слова:

– Наверное. Или он все же хочет получить некоторые ответы.

– Возможно. Я думаю, ты действительно в состоянии управиться с ним на этот раз. Но на твоем месте я была бы поосторожнее, Нелл. Как я уже сказала, ему не двадцать два. И каким бы он ни был двенадцать лет назад, сегодня он уже не тот, кого можно просто так бросить и уехать.

– Он никогда и не был таким, – пробормотала Нелл. – Некоторые вещи остаются с тобой, как бы далеко ты ни убежала. – Прежде чем Шелби смогла зацепиться за эту фразу, она продолжила: – Так что, возможно, эта тень преследует именно меня, но также возможно, что я просто вчера случайно проходила мимо. Такой старый дом, как здание суда, вполне может иметь в качестве жильцов парочку привидений.

– У них еще тюрьма была в подвале, – напомнила ей Шелби, смирившись с переменой темы. – Мне помнится по крайней мере одна история о невиновном человеке, который там покончил жизнь самоубийством. Разве неправедная смерть не приводит к неуспокоению души и появлению призраков?

Нелл покопалась в обрывках знаний, приобретенных ею за последние годы.

– Неправедная смерть. Внезапная смерть или насильственная смерть. Или люди, оставившие здесь незаконченное дело, которое они страстно хотят завершить. По крайней мере, мне кажется, что это наиболее подходящие кандидаты в привидения, то есть они остаются и появляются на людях, а не уходят.

Шелби задумчиво пожевала губами.

– Значит, это всего лишь привидение, поселившееся в здании суда, ты это хочешь сказать?

– Очень может быть.

– Гм. А разве у таких привидений имеется привычка нависать над прохожими с угрожающим видом?

– Я тут не специалист, Шелби.

– Разве?

– Представь себе.

– И у тебя нет хрустального шара?

– Боюсь, что нет.

– И карт Таро?

Нелл усмехнулась.

– Нет, – ответила она.

– Ну, – с наигранным отвращением заявила Шелби, – очередное разочарование. А я-то ждала всяких диких и таинственных вещей от нашей вернувшейся ведьмы.

– Ну да. Макс рассказывал, что все так меня называют.

Шелби покачала головой.

– Только не уверяй меня, будто ты думала, что этот город изменится. Ну уж нет. Такой же ограниченный и так же пугается всего, что хоть чуть отличается от привычного. Вот тебе Безмолвие. Или большинство его жителей.

– Я удивилась, что ты решила здесь остаться, – заметила Нелл.

– Да? Ничего тут нет удивительного. Меня, конечно, считают несколько другой, но не слишком другой, чтобы представлять угрозу. Мне здесь нравится, учитывая обстоятельства. – Она склонила голову набок, как любопытная птичка. – А ты? Не хочется остаться, раз уж вернулась?

– Думала об этом пару раз, – пожала Нелл плечами. – Но мне не по душе знать, что люди меня боятся. Пусть даже невежественные люди, которые думают, что я могу наслать на них заклятие или что-то в этом роде.

– Но ты же экстрасенс, – спокойно заметила Шелби.

– Среди людей много экстрасенсов, – тем же безразличным тоном ответила ей Нелл.

– Только не я.

Нелл тихонько рассмеялась.

– А тебе не приходило в голову, что появление этой тени может не иметь никакого отношения ко мне? Вдруг она появилась из-за тебя?

Шелби слегка нахмурилась.

– Нет, потому что в этом случае я давно заметила бы нечто подобное на своих снимках.

– Возможно. Но чтоб ты знала, паранормальные способности не всегда проявляются с детства. Иногда они расцветают буйным цветом уже в зрелом возрасте.

– Правда?

– Так говорят.

– Появляются из ниоткуда?

Нелл, подумав, сказала:

– Ну, обычно что-то приводит их в действие, вроде спускового крючка. Шок или какая-нибудь травма.

– Со мной ничего подобного не случалось, – сказала Шелби, причем в голосе ее слышалось больше разочарования, чем облегчения. – Я живу довольно скучно и неинтересно. И поскольку ничего подобного раньше не происходило, мы можем с уверенностью утверждать, что эта тень появилась на снимке из-за тебя, а не потому, что аппарат был в моих руках.

Сдаваясь, Нелл заметила:

– Ладно, если мы так решим, то возникает вопрос: почему? Почему именно эта тень появилась именно в этот момент именно в этом месте и в этот день? Неужели она действительно меня преследует? Раньше я такого не замечала. Да и ты бы обнаружила эту тень раньше на других снимках. Ты ведь не первый раз фотографируешь здание суда?

– Конечно, я много раз его снимала. С людьми и без людей. Но я никогда не замечала никакой тени.

Нелл всмотрелась в фотографию, стараясь разглядеть в тени какие-нибудь определенные очертания, не те, которые ей подсказывало обеспокоенное воображение. Тень слегка напоминала силуэт мужчины, но была вытянута, искажена. И Шелби права, она действительно нависала над ней.

Какая-нибудь добрая душа могла сказать, что тень обвивалась вокруг нее, как будто защищая.

Но Нелл видела, она не защищает, она угрожает.

– У меня от нее какое-то скверное чувство, – призналась Шелби.

Нелл уловила тревогу в голосе и, хотя она разделяла это чувство, все же сказала:

– Тень не может навредить мне.

– Если это тень. Но ведь там нет ничего, что могло бы такую тень отбросить, Нелл. Тогда, может, это что-то другое? И мне кажется, что она может навредить тебе. – Шелби нахмурилась. – Я не хотела ничего говорить, но мне стало страшно. Ты, кстати, не выглядишь такой уж уверенной, что все в порядке.

– Я плохо спала, вот и все.

– Только эту ночь или с тех пор, как вернулась домой?

Нелл пожала плечами. Ответ содержался в самом движении.

– Так ты, значит, веришь в привидения? – мрачно спросила Шелби. – Ну, в таком случае имей в виду, что у меня в доме имеется очень удобная гостевая спальня, которой ты можешь в любой момент воспользоваться.

– Нет, в доме нет привидений, – немного поморщилась Нелл. – Никаких шагов по лестнице, ни звона цепей ночью, ни странных пятен. Я не слышала и не видела ничего необычного.

Она не собиралась рассказывать о явлении своего отца или о том, что могла поклясться, будто кто-то несколько раз прошептал ее имя. Но привидений в доме не было, в этом она была уверена.

Кроме того, несмотря на то, что Шелби в детстве была ей ближе всех, хотя ее и нельзя было назвать подругой, собственная скрытность всегда мешала Нелл рассказывать о своих необычных способностях. Она не собиралась начинать исповедоваться сейчас.

22
{"b":"12266","o":1}