ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Шелби все еще мрачно хмурилась.

– Может, тебе мешают спать слишком натянутые нервы. Нелегко вернуться домой после стольких лет.

Нелл не купилась на робкое приглашение поговорить о своих проблемах, только тоскливо подумала, что же ей мешает – необходимость поменьше болтать на задании или привычное нежелание открыться.

Как бы то ни было, она лишь сказала:

– Я всегда сплю плохо первые несколько ночей на новом месте. Пройдет. И знаешь, это место для меня теперь совсем чужое. Насколько я могу судить, Хейли сменила здесь все, от ковров до обоев. Я не узнаю половину мебели.

– Ей нравилось ходить по магазинам, – усмехаясь, заметила Шелби.

– Это точно.

– В городе поговаривали, что, оставшись с одной только дочкой, ваш папаша расстарался, чтобы удержать ее здесь. Не отказывал ей ни в чем.

Нелл могла бы добавить, что ее сестренка всегда умела оборачивать обстоятельства себе на пользу, но ограничилась лишь тем, что не выразила удивления по этому поводу.

– Похоже, это срабатывало. Я хочу сказать, она выглядела вполне счастливой. Пока не начали перешептываться насчет Глена Сабеллы. И не успели мы оглянуться, как этой парочки и след простыл.

– Наш отец никогда не умел прощать. Если она его чем-то огорчила, он ни на секунду не задержится, тут же выскажется, да еще как!

– И он лишил ее наследства? – Шелби покачала головой. – По-моему, это чересчур. Не лишил же он наследства тебя.

– Я не сбежала с другим… я не сбежала с мужчиной. – Нелл заметила, как сузились глаза Шелби, поэтому она быстро добавила: – Короче, как я уже сказала, я не чувствую себя здесь дома. К тому же у меня столько забот в голове, что в бессоннице нет ничего удивительного.

Шелби несколько секунд смотрела на нее, потом постучала пальцем по фотографии, все еще лежащей между ними на столе.

– И что насчет этого?

– Я не знаю, как это объяснить, – призналась Нелл. – Возможно, мы обе придаем этому слишком большое значение. Мы не можем это объяснить, но не исключено же, что это просто тень.

– А если что-то большее?

– Тогда я понятия не имею, что это такое. Но я знаю одного человека, который сможет помочь. Ты не возражаешь, если я оставлю фото у себя?

– Нет, конечно. Я сделала себе отпечаток, чтобы подумать, а этот можешь взять. – Шелби порылась в сумке и достала конверт. – Я даже захватила негатив. Слушай, а ты мне расскажешь, что выяснит этот твой эксперт?

– Разумеется. – Нелл вложила снимок в конверт с негативом и взглянула на Шелби. Она очень сомневалась, но все же решила довериться инстинкту, поскольку начала об этом думать еще во время первого своего разговора с Шелби.

– Шелби… эти убийства. Они ведь тебя интересуют, верно?

– Меня всегда завораживали тайны, – усмехнулась Шелби. – Чем запутаннее, тем интереснее. А уж тут все так перепуталось, хуже не придумаешь. А почему ты спрашиваешь?

Нелл набрала полную грудь воздуха и медленно выдохнула.

– Потому что я хочу попросить тебя об одолжении. И кое-что рассказать.

Дела в пятницу шли ни шатко ни валко, поэтому Нейт Маккарри оставил офис на секретаршу, а сам уехал в город, сказав, что ему надо навестить некоторых клиентов. На самом же деле он собирался выпить кофе и узнать последние новости насчет расследования.

И он был такой не один. В кафе оказалось на редкость много посетителей, хотя время было совсем неподходящее – где-то после завтрака, но еще очень рано для ленча. Поэтому большинство посетителей пили кофе, как Нейт, хотя некоторые заказали и легкую закуску, делая вид, что явились сюда на второй завтрак.

Но в общем и целом никто даже и не думал притворяться.

– Я слышал, копы нашли у Джорджа Колдуэлла кучу всякого припрятанного дерьма, – заявил один, сидевший У стойки спиной к ней, чтобы можно было видеть присутствующих.

– Какого дерьма? – спросил другой.

– Я слышал, порнуху. Очень крутую к тому же.

– Не-а, а мне сказали, он прятал брюлики.

Кто-то рассмеялся, а еще один мужчина, постарше и потяжелее, спросил недоверчиво:

– Уж не хочешь ли ты сказать, что старина Колдуэлл крал драгоценности? Не говоря уже о том, что он был крайне медлителен. В нашем городке вряд ли отыщется что-нибудь интересное для любителя драгоценностей.

– Многие люди хранят свои сбережения в золоте или камнях, Бен. Ты удивишься, насколько их много.

Бен Хэнкок покачал головой и сказал:

– Это не драгоценности. И не порнуха. Я удивлюсь, если они вообще что-нибудь найдут. Пока, во всяком случае.

– Ладно, тогда чем он занимался, как ты думаешь? Он же должен был во что-то вляпаться, Бен, иначе бы ему башку не прострелили.

Бен пожал плечами и ответил:

– Если хотите знать мое мнение, то я считаю, что самым большим недостатком Джорджа было его неуемное любопытство. Вечно совал свой нос в дела, которые его не касаются. Что-то постоянно записывал, составлял какие-то списки.

– Но за что же его убили?

– Он мог узнать что-то такое, чего узнавать не следовало, вот и все. Ведь это дело крутится вокруг тайн, так? Стало быть, Джорджа могли убить не за свою тайну, которую он хотел скрыть, а за чужой секрет, который кто-то другой хотел удержать в тайне.

– Кто другой?

– Черт, откуда мне знать? Убийца, наверное.

Кто-то еще вмешался в разговор, проговорив с надеждой в голосе:

– Может, это не насчет тайн. Может, тут обычные дела. Деньги, например.

Нейт Маккарри внес свою лепту в разговор, стараясь, чтобы его голос не звучал слишком заинтересованно.

– Если верить газетам, людей каждый день убивают из-за денег. Но бывают и иные мотивы. Если вы вспомните трех других покойников, то вспомните, что у двух были тайны, никакого отношения к деньгам не имеющие.

– И то правда, – согласился Бен. – К тому же Джордж давно разошелся со Сью, так что все знают, по какой-то причине брак не задался. Может, это кризис среднего возраста, как она не устает повторять, а может, что-то совсем другое.

Теперь выступила одна из немногих женщин, присутствующих в кафе:

– Я слышала, была еще какая-то женщина, но если так, то он уж точно никому ее не показывал.

– Наверное, замужняя, – догадался Бен. – Или он просто не хотел давать Сью в руки оружия для суда.

Другой мужчина, явно на основе собственного горького опыта, заметил:

– Судья обычно назначает жене большие алименты, если муж гуляет, особенно если все про это знают.

Нейт терпеливо возразил:

– Все так, но разве измена жене, с которой он давно расстался и не живет уже больше двух лет, может сделать Джорджа мишенью для убийцы? Разве это такая уж серьезная тайна или такой великой грех, чтобы за него убивать?

Бен поморщился.

– Господи, да есть ли среди нас такие, кто может сказать, что не имеет за душой хоть маленького секретика или грешка? Если этот тип пользуется таким мерилом, тогда мы все в опасности.

Нейт, стараясь не выказать своего отчаяния, сказал:

– Единственная связь между убитыми, которую полиция обнаружила, это их тайные грехи. Ведь так?

– Они еще ничего не знают про Джорджа, – напомнил Бен.

– Да, но насчет остальных?

– Газеты пишут, что иной связи не обнаружено. Разумеется, неизвестно, всю ли информацию полиция выкладывает прессе. Может, у Итана и его компании есть что-то, о чем они помалкивают.

– Да ни фига они не знают, – заявил кто-то во всеуслышание. – Бегают, свой собственный хвост поймать пытаются, больше ничего. Я так думаю.

Они все еще препирались, когда из кабинки в тени вышел высокий мужчина и направился платить по счету. Он перекинулся парой любезных слов с Эмили^которая вышла из кухни, чтобы взять деньги, затем приветственно махнул рукой остальным и проговорил:

– Приятного дня, ребята. – И вышел из кафе.

Колокольчик на двери блямкнул, официантка вернулась на кухню, а посетители остались сидеть, таращась друг на друга.

– Он был тут все время? – испуганно спросил кто-то.

23
{"b":"12266","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гиппократ не рад. Путеводитель в мире медицинских исследований
Айкибизнес. Как запустить и сохранить свой бизнес
Преодоление
Золушка для снежного лорда
Пиарь меня, если можешь. Инструкция для пиарщика, написанная журналистом
Она – его собственность
Что же тут сложного?
Мой первый встречный босс
Тиберианец