ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, разумеется, нет. Но должна же быть какая-то золотая середина.

– Это и есть моя золотая середина. Я работаю с людьми, которые изо всех сил стараются понять и использовать паранормальные способности, людьми, которые заботятся и беспокоятся друг о друге. И я пользуюсь своими способностями, стараясь научиться их контролировать, чтобы не слепнуть каждый раз, когда это со мной случается. Это тебе понятно?

После длинной паузы Макс кивнул.

– Да-да, это я могу понять. – Он взял поводья и тронул лошадь. – Но это опасный выбор, Нелл.

«Ты и понятия не имеешь, насколько опасный, – подумала она, следуя за ним. – Абсолютно никакого понятия».

9

Было несложно догадаться, почему маленький дом не вызвал интереса у потенциальных арендаторов за несколько месяцев после смерти Ферье. Он, вне сомнения, при постройке предназначался для арендатора-фермера или наемного сезонного работника, который бы работал на близлежащих полях. Он примостился в конце грязной дороги, которая летом станет невыносимо пыльной, и, хотя находился в приличном состоянии, в нем не было ничего привлекательного.

Они привязали лошадей на краю леса, откуда их было видно с дороги, и прошли через заросший травой двор.

– Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь нас заметил, если бы мы пошли к парадной двери, – заметил Макс, – но там дальше есть парочка соседей, которые могут обратить на нас внимание, если мы уж слишком будем подставляться.

– А этих соседей допрашивали? – спросила Нелл, поднимаясь на заднюю веранду. Она сунула руку в карман куртки и достала оттуда небольшую кожаную сумочку на «молнии».

– Насколько я помню, Итан послал сюда пару своих помощников, правда, поздно. Кажется, никто не заявил, что видел или слышал что-то подозрительное, хотя ты наверняка читала полицейские протоколы и знаешь больше меня. – Он с подозрением посмотрел на маленькую сумочку и добавил: – Это то, что я думаю?

– Вероятно. – Она выбрала подходящий миниатюрный инструмент и, наклонившись, принялась за работу.

– Орудие взломщика?

– Давай скажем, что это приспособление для открывания дверей, и не будем вдаваться в детали.

– Это все на деньги таких налогоплательщиков, как я? – сухо поинтересовался он.

– Нет. Слушай, ты часом не знаешь, когда кто-нибудь в последний раз был в этом доме?

– Не знаю. Тебя Бюро направляло в школу для взломщиков?

– Нас Бишоп научил. Сказал, что может понадобиться. Он оказался прав.

– Он до ФБР был взломщиком?

– Вообще-то, я думаю, что он изучал психологию и юриспруденцию, когда его пригласили в ФБР. Понятия не имею, откуда у него эти навыки.

– А у него их много?

– Кое-что имеется.

Макс нахмурился. В этот момент щелчок возвестил, что Нелл успешно справилась с замком.

– Это же взлом и проникновение, верно?

– Тебя это беспокоит? – спросила Нелл, выпрямляясь и открывая дверь.

– Не очень. – Макс вошел за ней в дом. – Но если Итан или его люди нас здесь поймают, я изрядно влипну, просто по уши.

– Гм-м. Он ведь уверен, что ты убил Ферье, так?

– Хочет быть уверенным Это большая разница.

– Так между вами все еще вражда?

Макс насмешливо спросил:

– Разве Уайд Кивер тебя на этот счет не просветил?

Она слегка улыбнулась:

– Между прочим, просветил.

– Ну да, я так и думал. Он у нас и за телефон, и за телеграф. Самый быстрый способ сделать что-то известным всем. Разве только плакат повесить в людном месте будет быстрее. – Макс пожал плечами – Мы с Итаном уже давным-давно в ссоре И ты знаешь, почему.

Нелл кинула на него взгляд, затем вернулась к осмотру довольно потрепанного интерьера. Изношенная и потертая мебель выглядела тоскливо. Об уюте нечего было и думать. В крошечной кухне только самое необходимое, в гостиной – продавленная тахта и одно выцветшее кресло Через открытую дверь в спальню виднелась древняя железная кровать.

– Ферье явно жил по средствам, верно? – заметила она.

– Скорее всего, сундучил деньги, чтобы потом переехать на юг Франции. Во всяком случае, так я слышал.

Нелл слегка нахмурилась и прошла в спальню, самую личную из всех комнат в доме.

Стоило ей переступить порог, как перед ней что-то мелькнуло – движение, цвет, слабое эхо хрипловатого смеха, запах духов Она сделала всего два шага и остановилась, закрыв глаза и стараясь сосредоточиться. За ее спиной молча стоял Макс, внимательно наблюдая за ней.

На мгновение в голове перепутались цвета и звуки, но затем энергия наиболее напряженных действий в комнате взяла верх, вышла на поверхность сознания, и Нелл внезапно открыла глаза, обнаружив, что голая комната разительно изменилась.

Солнце больше не било в незашторенные окна, стояла ночь, по всей комнате горели свечи, бросая золотистый свет на смятые простыни на постели.

И на двух людей в этой постели.

Мужчину Нелл узнала по фотографиям, которые ей довелось видеть, – темноволосый, широкоплечий, грузноватый, с красивым жестким лицом. Абсолютно голый, он лежал на спине и, ухмыляясь, смотрел в лицо сидящей на нем обнаженной женщине.

Темные волосы женщины струились по ее спине, и она двигалась с жадной настойчивостью, сопровождая движения хриплыми стонами, которые в финале перешли в дикий вскрик освобождения и радости. Она повернула голову, ее блестящие, темные, насмешливые глаза, казалось, уставились на Нелл, и она снова рассмеялась.

«Победа».

«Я победила. Я снова победила».

– Господи!

Собственный голос заставил Нелл очнуться, и она уставилась в потрясении на голый в пятнах матрас на старой кровати. Там никого не было. Никаких смятых простыней. Никаких зажженных свечей, расставленных по комнате и создающих интимную обстановку. Никакого смеха.

– Господи! – тихо повторила она.

– Нелл?

Она медленно повернулась к Максу.

– Что ты видела?

– Хейли. Я видела Хейли.

Перед выходом из дома Шелби на минутку задержалась, чтобы еще раз взглянуть на фотографию Нелл, выходящей из здания суда. Нахмурилась, вглядываясь в снимок. Ничего нового в голову не пришло, только подумалось, что она, возможно, будет жалеть о том, что собирается сделать. Возможно.

Она собрала свои камеры и пошла в город. Все должно выглядеть как обычно, а Шелби знала, как трудно выглядеть обычно, когда у тебя что-то на уме.

Сначала надо пошататься по городу, время от времени делая снимки. Она проводила так большую часть своего дня, так что никто не удивится.

Понятно, что практически все, кого она встречала в первые полчаса в городе, жаждали обсудить убийства. Обнаружилась и еще одна тема для обсуждения.

Нелл.

По меньшей мере четверо остановили Шелби в ее продвижении в центр города, и все они хотели поговорить о Нелл.

– Ты слышала? Нелл Галлахер все время была рядом, разве что не в городе, и ты знаешь, все эти убийства начались после смерти ее отца…

– Я слышал, что она вернулась, потому что знает, кто убийца, Галлахеры ведь всегда все знали…

– Ты слышала? Нелл Галлахер приехала домой не только для того, чтобы утрясти дела с наследством. Она боялась, что появится Хейли и станет претендовать на свою долю.

– Я слышал, шериф попросил ее вернуться, вот что я слышал. Он хочет, чтобы она сказала ему, кто убийца.

Шелби своих теорий не выдвигала, просто слушала, улыбалась, кивала и изумлялась про себя, как это люди умудряются вокруг крошки правды, в данном случае возвращении Нелл, напридумывать столько ерунды. Просто диву даешься, даже страшно становится.

Не надо было быть экстрасенсом, чтобы уловить настроение горожан. Все были напуганы. Они боялись и искали ответов. К сожалению, довольно быстро вместо ответов они начинали искать кого-нибудь, все равно кого, чтобы взвалить на него вину за беспорядки в городе. И в ситуации, когда по городу бродит безликий убийца, до которого не может добраться закон и которому удается избежать наказания, Нелл была самым подходящим кандидатом на эту роль.

27
{"b":"12266","o":1}