ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Слушаюсь, шериф. Хотите, чтобы мы подождали ее возвращения?

– Нет, не надо. Продолжайте патрулировать.

– Понял. Конец связи.

Итан рассеянно отложил микрофон и откинулся в кресле так далеко, что оно протестующе заскрипело. Потом он заметил стоящего в дверях Джастина Байерса и нахмурился.

– Не хотел мешать, – объяснил Байерс.

– Чему тут мешать? Просто патрули докладывают. У тебя что-нибудь есть?

– У меня есть вопрос, шериф.

– Да? Ну выкладывай.

– Я вот все думаю, с чего это Джордж Колдуэлл часами торчал в здании суда как раз за неделю до своего убийства. Он интересовался данными по рождаемости в нашем приходе. В его квартире я не нашел ничего, что бы объяснило его интерес к столь специфической теме.

Итан вытаращил глаза на детектива.

– Данные по рождаемости?

– Ага.

– Откуда ты узнал, что он этим занимался?

– Кое-кто его видел. Регистраторша там говорит, что он спрашивал именно эти документы. Свидетельства о рождении. За последние сорок лет.

– К его работе это отношения не имело?

– Судя по всему, нет. Но мне не раз говорили, что он иногда рылся в отчетах суда и прихода, скорее всего, просто из интереса.

Итан нахмурился.

– Он всегда был любопытной бестией.

– Тогда, может, это просто так.

– Регистраторша не знает, что именно он там искал?

– Нет. И насколько я могу судить, если он и копировал какие-то документы, то этих копий в его квартире и офисе не обнаружилось. Если, конечно, их не забрал убийца.

– То еще «если», – медленно заметил Итан. – Ты не знаешь, нашел ли Джордж то, что искал, и вообще, искал ли он то, что как-то могло потом привести к его смерти?

– Не знаю, – признал Байерс. – Но пока у меня это самый интересный вопрос, на который нет ответа. Больше ничего любопытного я в прошлом Джорджа Колдуэлла не обнаружил.

– Тогда я предлагаю тебе найти ответ на этот вопрос, детектив, – сказал Итан. – И будь вежлив, когда просишь регистраторшу о помощи. Эта Либби Геттис щепетильнее насчет манер, чем моя школьная учительница грамматики.

Байерс, однако, остался совершенно серьезным и отреагировал на эту слабую попытку пошутить лишь кивком головы.

– Я все проверю, – пообещал он. – Но чтобы просмотреть свидетельства о рождении за сорок лет, потребуется куча времени, особенно когда не знаешь, что ищешь.

– Понятно. Постарайся. И знаешь что, Джастин? Пока не говори никому об этом. Нет резона давать новый повод для сплетен.

Байерс все так же серьезно кивнул и вышел.

Итан уставился на закрывшуюся дверь, чувствуя, как холодное предчувствие беды прокрадывается в его душу.

– Вот дерьмо! – пробормотал он.

12

Нелл помедлила на нижней ступеньке лестницы. Через входную сетчатую дверь она видела, что полицейская машина уехала, а Макса нигде не видно. Но он был близко, она это чувствовала.

Она перешла через холл и подошла к двери в комнату, которая служила Максу офисом или кабинетом, и вошла. Горела настольная лампа и частично верхний свет, видеомагнитофон крутился, записывая какой-то фильм на тему боевых искусств, на столе лежал открытый блокнот. Ей не потребовались ее паранормальные способности, чтобы догадаться, что он работал здесь, когда подъехали полицейские.

Наверное, терпеливо ждал – оказывается, он способен терпеть, – когда она очнется и расскажет ему, что же, черт побери, происходит.

Нелл не позволила себе задумываться о поездке от дома Паттерсона, хотя она не удивилась, что Макс привез ее сюда, а не к врачу или в больницу. Он никогда не понимал ее способностей и этих обмороков, но ей удалось убедить его, что для нее они нормальное явление. Поэтому она была уверена, что он не пришел в ужас, когда она вдруг потеряла сознание.

Только не Макс. Он уже многое понимал.

Более того, зная, что она агент ФБР, работает под прикрытием и занимается расследованием убийств, он больше, чем когда-либо, был не склонен доверять кому-то, особенно если дело касалось ее драгоценной персоны. Поскольку он верил, что эти обмороки не угрожают ей с медицинской точки зрения, Макс прежде всего постарался доставить ее в безопасное и удобное место и подождать, когда она очнется.

Нелл знала, как выглядят ее обмороки. Похоже, что она спит. Нормальный пульс, никакого жара, практически все в порядке.

Кроме того, он видел это раньше и не раз, правда, очень давно. Он должен был знать, что ничего опасного не происходит.

Нелл рассеянно покачала головой, разглядывая высокие книжные шкафы, занимающие все пространство вокруг камина. Потом стала проглядывать названия. Безразличие исчезло, как только она начала проводить пальцем по корешкам книг.

Психология и парапсихология. Духи и привидения. Телепатия. Предвидение. Реинкарнация. Телекинез. Спиритизм. Целительство. Астральная проекция. Видение на расстоянии. Ясновидение.

У него оказалась на удивление полная библиотека, где были книги по всем вопросам, начиная с пророчеств Но-страдамуса и кончая правительственными экспериментами по видению на расстоянии во время «холодной войны». Все книги были явно не раз прочитаны, содержали множество пометок и помеченных страниц, которые показались ему наиболее интересными.

Нелл стало не по себе, когда она задумалась, как скоро после ее бегства он обратился к этим книгам в поисках ответов. Сразу ли после того, как он попытался открыть дверь и обнаружил, что не может? Научился ли он тогда ее ненавидеть?

– Я рехнулась, снова сюда заявившись, – пробормотала Нелл.

– Будем надеяться, что нет, – сказал Макс от дверей. И совсем другим тоном спросил: – Как ты себя чувствуешь?

Нелл повернулась к нему и медленно кивнула:

– Хорошо. Просто обморок, ты же знаешь.

– Разве? Просто обморок? Ты же сама сказала, что на этот раз все было иначе. Или ты забыла?

– Я помню. – Интересно, а в дверях он стоит, чтобы она не сбежала? Он что, думает, что она кинется бежать из дома? Возможно. Возможно. – Немного неожиданно, вот и все. Как правило, я получаю предупреждение заранее.

– Да, конечно. И что бы это значило? Почему ты потеряла сознание почти без предупреждения?

Она с трудом улыбнулась:

– Будь я проклята, если знаю. Я уже тебе говорила, все это еще в теории. Полагаю, стресс действует на меня сильнее, чем я думала.

– Этот обморок предупреждает тебя, что надо остановиться, – сердито сказал Макс. – Вот что я думаю.

– Может быть. Или двигаться помедленнее. А может, это вообще чистая случайность и не имеет никакого значения. Я не собираюсь убегать, Макс, так что не обязательно загораживать дверь.

– Ты уже однажды убежала, – напомнил он довольно резко.

– Тогда все было иначе.

– Разве? Я знаю, ты пока не хочешь об этом говорить, но я хочу знать одну вещь, Нелл. Ты сбежала из-за меня? Это моя вина?

– Так что? – спросила Шелби.

– Он ничего об этом не знает, – доложил Джастин, садясь в машину.

– Или говорит, что не знает.

Джастин откинулся назад и внимательно посмотрел на нее.

– Поправь меня, если я ошибаюсь, но разве ты не знаешь Итана Коула всю свою жизнь?

– Ты не ошибаешься.

– И тем не менее ты подозреваешь его в том, что он знает о серии убийств больше, чем говорит?

– По меньшей мере, – быстро ответила она.

– Почему?

– Я же сказала тебе, почему.

– Ты рассказала, почему пришла ко мне с информацией о Джордже Колдуэлле и этих документах, в которых он рылся. Поскольку я совсем недавно поступил сюда на работу, по сути дела, никого в городе не знаю, то и нахожусь вне подозрений, по крайней мере, с твоей точки зрения.

Он перевел дыхание.

– Но ты не сказала мне, с какого бока все это касается тебя, почему ты решила, что все, работающие в полиции города, под подозрением и с какой стати шериф Коул возглавляет этот список.

– Наверное, лучше начать с самого начала.

– Был бы премного обязан.

36
{"b":"12266","o":1}