ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Резонно заключив, что молодой и здоровый мужчина, к тому же холостой, может покончить с собой только из-за денег, они занялись его финансовыми делами, а также делами компании, на которую он работал. И снова они нашли сведения, которые их удивили, – следы краж. Но Фурье вернул все деньги, которые он «взял в долг» у компании, до его предполагаемого самоубийства.

Никто его не подозревал, он был совершенно свободен.

Тогда зачем кончать с собой?

Патологоанатом поговаривал о неких барбитуратах, которые не задерживаются в организме. Фурье могли опоить и направить его машину к обрыву, когда он был без сознания, а вскрытие впоследствии ничего не показало. Такое могло случиться.

Но хуже всего было, когда они копнули глубже и обнаружили, что Люк не только был заядлым игроком, имел солидный банковский счет, а в арендованном им сейфе нашелся билет на самолет на юг Франции на число через месяц после его гибели. Там же оказались бумаги, из которых явствовало, что он собирался провернуть аферу и покинуть Безмолвие.

Опять-таки, зачем кончать с собой?

– Никакое это не самоубийство, – сказал Итан вполголоса. – Черт бы все побрал.

Третий отчет касался смерти Рэндала Паттерсона, сорокашестилетнего жителя городка. Он умер всего два месяца назад. На этот раз Итан и его помощники, наученные горьким опытом и ощущая тревожное настроение в городе, не стали делать скоропалительных выводов, предполагая худшее. Смерть сравнительно молодого и здорового человека обязательно должна была насторожить их, но причина его смерти, заключавшаяся в ударе электрическим током от провода, любезно сброшенного в его джакузи из ближайшего окна, не давала возможности предположить ничего иного, кроме убийства.

Последующее расследование выявило грязный секрет Рэндала Паттерсона: в его подвале нашлась хорошо оборудованная комната с целым набором садомазохистских причиндалов и приспособлений, а также большой ассортимент резиновых и кожаных изделий. Плети. Маски. Цепи.

Пока им не удалось выяснить, с кем Рэндал играл в свои милые игры, но рано или поздно правда выйдет наружу.

Всему свое время.

– Дерьмо, – тихо выругался Итан.

Разумеется, полного отчета по Джорджу Колдуэллу еще не существовало. Прошло всего несколько дней, как его нашли. Выстрел в голову, оружие не обнаружено. Трудно назвать это чем-либо, кроме убийства.

Но пока никаких тайн в его личной жизни найдено не было.

Пока.

Итан закрыл папку и мрачно уставился в стену. Ему все это не нравилось.

Как же ему все это не нравилось.

Нелл вылезла из джипа и остановилась, глядя на большой белый дом, который расположился на приличном расстоянии от дороги в окружении развесистых дубов. Здание не отличалось особыми архитектурными изысками, что было неудивительно, так как первый дом, построенный сотню лет назад, много раз переделывался и расширялся, стараясь поспеть за ростом семьи.

«Какая ирония судьбы», – подумала Нелл. Вот она стоит здесь через много лет после того, как первые Галлахеры пустили корни на этом месте, надеясь создать большую семью, и стоит одна-одинешенька. Последняя в роду, по крайней мере, в Безмолвии.

И, кстати, находиться здесь ей вовсе не хочется.

Нелл вздохнула и пошла открывать багажник. Там был ее чемодан, кейс с портативным компьютером, лежали несколько пакетов с продуктами, которые она купила по дороге в городе. Она уже собралась взять два пакета и пойти в дом, как какое-то странное чувство заставило ее обернуться и взглянуть на дорогу.

Служебная машина шерифа сворачивала к ее дому.

Нелл, не слишком удивившись, прислонилась к джипу и стала ждать.

Автомобиль остановился, и оттуда появились два помощника шерифа. Более высокий весьма неожиданно оказался женщиной. Росту в ней было под шесть футов, а другие параметры были скорее помехой, нежели подмогой в выбранной ею профессии. Она была очень смугла, что говорило о предках среди креолов, обычное явление в данном округе.

Ее напарник, явно старше ее по возрасту, был примерно пять футов и девять или десять дюймов ростом, блондин, умевший широко и приветливо улыбаться. Он был одним из тех мужчин, которые выглядели абсолютно одинаково в период между двадцатью и шестьюдесятью годами и только потом старели.

– Привет, мисс Галлахер. Я Кайл Венебл, а это Лорен Шампейн.

Нелл изумленно взглянула на женщину, которая сухо сказала:

– Одно из моих проклятий.

– Приятно познакомиться, – сказала Нелл со слабой улыбкой. – Я что, проехала под кирпич или на красный свет?

– Нет-нет, мэм, – поспешно уверил ее помощник Венебл. – Шериф только хотел, чтобы мы до вас осмотрели дом. Он ведь довольно давно пустует, и хотя мы стараемся ничего не упустить, но ведь кругом полно бродяг, особенно на окраине. Если вы дадите нам ключ, мы все проверим, тогда вам не о чем будет беспокоиться.

Нелл без колебаний полезла в карман и достала ключи.

– Спасибо, очень мило с вашей стороны, – сказала она.

– Мы быстро, – уверил ее Венебл, беря ключ и вежливо касаясь полей шляпы. Они с напарницей зашагали по выложенной булыжником дорожке к дому.

Нелл осталась около машины. Бесполезно было притворяться перед самой собой, ей все это решительно не нравилось. Единственное, что оставалось, это попытаться этого не показать. Она почувствовала такую знакомую боль в левом виске и стала тереть его круговыми движениями трех пальцев.

– Только не сейчас, – прошептала она. – Господи, только не сейчас. – Она потерла сильнее, пытаясь заставить тело послушаться ее отчаянной просьбы.

Помощники шерифа появились минут через десять, хотя ей показалось, что прошло не меньше часа.

– Все чисто, – весело объявил Венебл, подходя к ней. – Похоже, что все окна и двери надежно заперты, но вам стоит подумать об установке охранной сигнализации, мисс Галлахер, или завести себе огромную псину.

– Спасибо, офицер. – Она улыбнулась обоим и благодарно кивнула, когда он вернул ей ключи, добавив: – Я вряд ли пробуду здесь достаточно долго для того, чтобы что-то менять, но я постараюсь запирать все надежно.

– Мы здесь довольно часто проезжаем во время дежурства, так что мы тоже будем поглядывать. – Венебл кивком показал на нагруженный багажник. – А пока мы будем рады помочь вам внести все это в дом.

– Ой, нет, спасибо, я сама управлюсь. Но все равно, благодарю за предложение.

Он снова коснулся полей шляпы и улыбнулся:

– Ладно, но не стесняйтесь, зовите нас, если будет нужно. Что бы ни понадобилось.

– Обязательно.

Кайл и Лорен уселись в свою машину. Нелл нарочно повернулась к багажнику и стала его разгружать, не желая смотреть, как они уезжают. Когда она подошла к двери с пакетами продуктов, она чувствовала, что машина с полицейскими уже выехала на основную дорогу, ведущую назад, в город.

Она не посмотрела им вслед.

Входную дверь полицейские оставили открытой, прикрыв только раму с сеткой, и она несколько мгновений простояла перед ней, собираясь с мужеством, чтобы войти в дом.

Резкая боль в виске заставила ее поторопиться. Но что ни делается, все к лучшему. Возможно, без этого понуждения она вообще бы не рискнула переступить порог.

Она вошла в холл, который был так хорошо ей знаком своим натертым деревянным полом и круглым столом на кривых ножках. На столе всегда стояли цветы, и под ним должен был лежать коврик.

Отбросив ненужные воспоминания, Нелл решительно прошла мимо лестницы в кухню, намеренно не заглядывая в двери комнат, мимо которых проходила. С одной стороны столовая, с другой – гостиная, небольшая ванная комната под лестницей. Ей там совершенно нечего делать.

Пока. Пока.

Она поставила пакеты с продуктами на столешницу, бросила взгляд на светлую желто-белую кухню и снова вернулась к джипу. Надо было поскорее внести в дом все вещи, потому что боль в виске стала постоянной.

Она едва успела управиться, бросив все вещи в холле и закрыв входную дверь на замок. Затем она нетвердыми шагами направилась в кухню. Порылась в пакетах, чтобы положить портящиеся продукты в холодильник, борясь с дурнотой и говоря себе, что ей следует сесть в кресло, прежде чем…

4
{"b":"12266","o":1}