ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неужели все превратилось в пепел?

Картинка была яркой, четкой и ясной. Никаких размытых краев, как в видении. Настоящее всегда отделяло себя от прошлого и будущего, всегда несло четкий отпечаток сегодня.

Сегодня Адам Галлахер уже больше года лежал в могиле. Сегодня его дочери были наконец от него свободны. Но так ли это?

Разглядывая четкие контуры сегодня, Нелл размышляла о видении. Хейли выглядела четырехлетней, а это значило, что она сама родилась на следующий год. Неужели она сейчас наблюдала свое собственное зачатие? Неужели она была плодом изнасилования?

Нелл прислонилась лбом к холодному стеклу и закрыла глаза. Она испытывала боль и отвращение. А как же тогда маленькая Хейли? Эта безобразная сцена навсегда изуродовала ее, дав ей извращенное понятие о том, какой может быть любовь.

Не потому ли она связывалась с садистами, что чувствовала себя обязанной удовлетворять их извращенные наклонности?

И поэтому она их всех убила?

Когда Итак Коул постучал в дверь дома Нелл в то утро, она уже знала, что он придет. Она ждала его. Итан потратил значительно больше времени, чем хотел бы признаться, уверяя себя, что он профессионал и в состоянии поговорить с ней как профессионал, и теперь обидно было сознавать, что вся эта подготовка не принесла никакой пользы.

Он забыл, как от этих зеленых глаз у него перехватывало дыхание и как он гордился, когда мог ей помочь.

– Привет, Итан. – Она взглянула мимо него на помощника, который стоял, прислонившись к полицейской машине, и добавила:

– Хочешь войти? Или, чтобы избежать сплетен, лучше поговорить на веранде?

– Черт побери, Нелл, – пробормотал он.

Она слегка улыбнулась, вышла на веранду и прошла в дальний конец, где было на что сесть. Помимо кованой железной мебели, там стояли два кресла и маленький столик. Помощник шерифа мог их отлично видеть.

Нелл села в одно из кресел.

– Полагаю, это Хейли купила. В мое время кресла были плетеные.

– Со дня твоего отъезда здесь много изменилось, – ответил Итан и тоже сел.

– Да, я заметила. Как поживаешь, Итан?

– Да ничего. А ты, Нелл?

– Не жалуюсь. Я слышала, ты женился.

– И развелся. А ты?

– Ни то, ни другое. Но ты ведь в курсе.

– Ну да, я проверил по номеру машины. Узнал все, что мог, не делая официального запроса.

– И?

– И ничего. В полиции не засвечена, даже штрафа за нарушение правил уличного движения не платила. Счета оплачиваешь и налоги платишь вовремя.

– Приятно знать, что я чиста в глазах публики.

– А твоя личная жизнь?

– Ну, здесь все немного сложнее. – Нелл пожала плечами. – Но разве не у всех у нас так?

– Наверное. – Он кивнул, потом вздохнул. – Ладно, раз мы со всей этой ерундой закончили, давай поговорим по делу.

Она все еще легонько улыбалась, но зеленые глаза глядели настороженно.

– Не возражаю.

– Слышал, будто ты встречаешься с Максом после возвращения.

– Ну да, можно так сказать. – Она не стала уточнять.

– Он рассказал тебе про убийства?

– Мне о них несколько человек рассказывали, Итан. Сейчас ни о чем другом и не говорят.

– И что?

– Ну… скверно.

Он мрачно взглянул на нее.

– Ты хочешь заставить меня просить, так?

– Ты что, шутишь? Разумеется. – Но он еще не успел вполголоса выругаться, как Нелл покачала головой и намного серьезнее сказала: – Нет, я тебе должна значительно больше.

– Ничего ты мне не должна, Нелл.

– Разве? Ты ведь так и не рассказал Максу? Насчет той ночи, когда я уехала.

– Ты попросила не говорить, я пообещал.

– А отцу?

– С ним я поступил так, как ты просила. Пошел к нему и рассказал, что видел, как ты садилась в автобус, идущий из города, а машину твою я нашел на автобусной станции. – Итан немного помолчал. – Он решил, что ты уехала с Максом или договорилась с ним где-то встретиться, точно как ты предполагала. Мне не сразу удалось его переубедить, что Макс на ранчо и никуда не собирается.

Глядя в пространство, Нелл рассеянно заметила:

– Я знала, что он скорее поверит полицейскому, пусть даже сводному брату Макса.

– Как и все остальные, – сказал Итан, – Адам знал, что мы с Максом в ссоре, что я не стану ради него врать. Ему в голову не пришло, что я могу соврать ради тебя.

– Кстати, а почему ты это сделал? Я всегда думала, что ты больше хотел навредить Максу, чем помочь мне.

– Если бы я хотел уязвить Макса, я бы давно все ему рассказал.

– Возможно. А может, тебе достаточно было знать, что ты помог его девушке сбежать? Ты ведь знал, как ему будет больно.

– Ты, кстати, тоже. Ты должна была понимать, что, обратившись за помощью именно ко мне, ты только ухудшала ситуацию. В его глазах, по крайней мере.

– Да, я знала. И я рада, что ты так и не сказал ему об этом. И я до сих пор удивляюсь, с какой стати ты помог мне.

Он молча дождался, когда она встретится с ним взглядом, и медленно произнес:

– Твои глаза в ту ночь. Я никогда не видел, чтобы кто-нибудь был в таком отчаянии. Конечно, помогать тебе мне не следовало, особенно учитывая твой возраст. Но я тогда тоже был очень молод и не мог рассуждать логично. К тому же я ничуть не сомневался, что ты уедешь, с моей помощью или без нее. Так что мне показалось более разумным помочь тебе, чтобы… было меньше пыли.

– Ты помог. И я тебе за это благодарна.

– Но не до такой степени, чтобы прислать открыточку хотя бы раз в несколько лет и дать знать, как у тебя дела.

– Извини. Мне казалось, что лучше оборвать все связи.

– И это тебе удалось?

Она криво улыбнулась:

– Видит бог, я старалась.

Он задумчиво кивнул, не отрывая от нее взгляда.

– Ты должна была понимать, что когда-нибудь придется вернуться.

– Да. Только я не думала, что будет так тяжело.

– Тяжело из-за убитых? Или из-за живых?

– И то, и другое.

– Побегом никогда нельзя ничего окончательно решить. Ты это поняла?

Нелл рассмеялась:

– Зависит от того, что пытаешься решить.

– А что пыталась решить ты, Нелл?

– Это сейчас уже не имеет значения.

– Разве?

Она глубоко вздохнула и медленно выдохнула.

– Девушки часто убегают, Итан. Особенно от властных отцов.

– И дружков.

– Я сказала тебе еще тогда, что к Максу это не имеет ни малейшего отношения.

– Конечно, ни малейшего, только ты сделала все возможное, чтобы защитить Макса от гнева папаши.

– Я просто не хотела, чтобы он обвинял Макса. Или еще кого-нибудь. Я сама решила уехать.

Итан кивнул:

– Ну да. Только ты в ту ночь была напугана до полусмерти, Нелл. И мне все время не давала покоя мысль: почему? Ты прожила столько лет с Адамом, что же стало последней каплей? Что заставило тебя решить, что побег – единственный выход?

– Это длинная история, – сказала Нелл после небольшой паузы. – Потом расскажу, когда будет больше времени. А сейчас, мне кажется, нам следует сосредоточиться на поимке убийцы. Ты ведь из-за него сегодня пришел, так?

Итан слегка поморщился, но смирился со сменой темы.

– Я только хочу, чтобы ты знала, я не верю во все это дерьмо с экстрасенсами.

– В этом случае, – резко заявила Нелл, – я ничем не смогу тебе помочь.

– Послушай, не затрудняй мне жизнь, ладно? Мы в этом расследовании уже неоднократно бились головой о стену, так что, прямо скажу, я пришел в отчаяние. Черт, да я сейчас готов гадать на куриных кишках. Может, ты взглянешь в свой хрустальный шар и скажешь мне что-нибудь полезное?

– Нет у меня хрустального шара, Итан. Что касается куриных кишок, то не думаю, что они помогут. И вообще – мерзость какая.

Его губы покривились, но Итан не улыбнулся.

– Ну, делай что хочешь. Так ты можешь мне помочь или нет?

Нелл не стала давать никаких обещаний.

– Не знаю, но попробую.

Он почувствовал облегчение и постарался это скрыть, рассеянно заметив:

43
{"b":"12266","o":1}