ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может быть, потому, что он был первым, кто причинил ей боль, и она тогда была очень молодой. – Нелл вспомнила видение, в котором она видела, как Хейли ребенком наблюдала за изнасилованием собственной матери собственным отцом, и добавила: – Ее обиды могли накапливаться. Ей причиняли боль не один раз, а снова и снова. Шли годы, обид становилось все больше, и в конечном итоге чаша переполнилась.

– Она уехала, – напомнил Итан. – Может, она действительно не могла больше, но ее реакцией было бегство из Безмолвия. Ты же не думаешь, что она прячется где-то поблизости последние восемь месяцев, постепенно убивая мужчин, которые обращались с ней как с дерьмом? И никто ее не видел, даже мельком?

Нелл не ответила на этот вопрос, но сказала:

– Есть еще одно обстоятельство, которое заставляет меня думать, что Хейли тут замешана.

– И какое же?

– Первым, кто умер, был наш отец.

– Подожди. Ты считаешь, что Адам был тоже убит?

– Да, я думаю…

«Нелл».

Нелл на несколько секунд замерла, потом подняла руку и осторожно потерла висок. Это все головная боль, ничего больше. Лишь странная, тупая боль. Никакого шепота в воздухе.

Никого нет.

– Все в порядке? – забеспокоился Макс.

– Да-да. Итан, я знаю, что считается, будто он умер от сердечного приступа. Но я думаю, вполне вероятно, что… «Ты ошибаешься. Ты во всем ошибаешься».

– Нелл?

Она мгновение смотрела на Итана, затем тряхнула головой.

– Прости, я… извини. Мне что-то трудно сосредоточиться.

– Тебе нужно отдохнуть, – весьма решительно заявил Макс. – Если ты ждешь обморока…

– Да нет. По крайней мере, я так не думаю. Просто жутко болит голова. – Нелл вздохнула. – Но отдохнуть мне все же стоит. Итан, если ты не возражаешь, я могу договориться, чтобы останки забрали в лабораторию ФБР. Так будет быстрее, и никто в городе ничего не узнает до той поры, пока ты не сочтешь нужным сообщить всем.

Итан вполголоса выругался, потом сказал:

– Если тут виновата Хейли, а не какой-то вымышленный полицейский, нет смысла держать все в секрете. Но на всякий случай, если ваши предположения верны, мне думается, не следует пока делать это достоянием общественности.

– Тогда я договорюсь.

Он кивнул.

– Насколько мне известно, агенты ФБР редко работают в одиночку. У тебя ведь есть здесь напарник?

Нелл ответила быстро:

– Как ты сказал, мы редко работаем по одному. Но иногда нам приходится действовать очень тихо, не высовываясь даже под прикрытием.

– Догадываюсь, что мне не следует спрашивать, правильно?

– Я буду очень признательна, если ты не станешь спрашивать, – улыбнулась Нелл. – Пожалуйста, Итан, не считай нас шпионами. Мы делаем свою работу, как и ты делаешь свою. Пытаемся поступать правильно, как и ты. Хотим поймать убийцу. Ты ведь тоже хочешь того же.

– Ладно, я все понял. – Итан пожал плечами с видом человека, неохотно смирившегося с тем, что ему не нравится, но против чего он не может бороться. – Ты все еще хочешь сегодня побывать в квартире Джорджа Колдуэлла?

Нелл не стала ждать возражений Макса.

– Может быть, немного позже, если я буду в норме.

– Я бы хотел узнать все о смерти Адама, – заявил Итан. – И чем скорее, тем лучше.

– Я понимаю.

– Но сейчас мне надо вернуться в город, а тебе, как уже было сказано, следует отдохнуть. – Итан повернулся к Максу. – Догадываюсь, ты собираешься остаться?

– Ты правильно догадываешься.

– Нам следует запереть двери погреба, – сказала Нелл, – чтобы туда какой-нибудь ребенок случайно не залез. Кстати, здесь кто-то должен быть, чтобы можно было примерно через час забрать останки. Если повезет, результаты будут готовы уже завтра, пусть и предварительные.

– Быстро работаете, – хмыкнул Итан.

Он пошел закрывать дверь, затем вернулся, и они отправились через лес к дому Галлахеров. Итан оставил своего помощника в городе, так что ждала его пустая машина.

– Дай мне знать, когда будешь в состоянии поехать на квартиру Джорджа Колдуэлла, – сказал Итан, обращаясь к Нелл. И добавил: – Надеюсь, теперь я буду в курсе деятельности и выводов агентов ФБР.

– Обязательно.

Рация Итана заворчала тихо, но настойчиво. Он усилил звук и ответил. Они все услышали срочное сообщение диспетчера.

– Шериф, у нас еще одно. Еще одно убийство.

17

– Тебе не обязательно оставаться, – заметила Нелл. Макс решил, что спорить нет смысла, и проигнорировал замечание. Вместо этого спросил:

– Перевозкой останков займется твой напарник?

– В известной степени. Он проконтролирует.

– Он не сможет охранять тебя оттуда. Тоже мне телохранитель.

Нелл слабо улыбнулась:

– Он знает, что ты здесь.

Она пила кофе, уставившись, не мигая, на темный камин. Она эту гостиную не любила, потому что, даже если раздвинуть плотные шторы, здесь не становилось намного светлее, но зато здесь стоял удобный диван, а это ее устраивало больше, чем укладывание в постель, на чем Макс наверняка бы настаивал.

– Тебя это последнее убийство не удивило, – заметил он.

– Нет, меня… предупредили, что, возможно, будет еще одно убийство. А то, что оно произошло так скоро после последнего, очень плохой знак. Крайне плохой. У нас остается очень мало времени.

Макс сидел в кресле у камина.

– Ты можешь сделать только то, что можешь, – сказал он. – Никто не вправе ожидать большего.

– Ну да, я знаю.

– Голова прошла?

– Немного еще побаливает, – призналась она. – Но уже не так сильно, как было. И, по крайней мере..

– Что по крайней мере?

– Она не предвещает обморок.

Макс нахмурился.

– Ты хотела сказать другое.

– Ты уже научился читать мысли?

Макс наклонился, поставил чашку на столик и спокойно признался:

– Твои иногда могу. Но ты же об этом знала.

Нелл смотрела на него без всякого выражения.

– Ты об этом знала, – упрямо повторил он, как будто она возражала. – Ты делала все от тебя зависящее, чтобы отгородиться от меня, с того момента, как вернулась домой. И ты наверняка знала, что тебе это не всегда удавалось.

– Эта дверь закрыта.

– Да. Ты ее закрыла. И все эти годы отказывалась открыть ее снова, разве только в те моменты, когда теряла контроль, уставала, была расстроена или когда мечтала. Тогда появлялась узкая щель, и я мог мельком увидеть твою жизнь, ощутить твои переживания.

– Я никогда не собиралась…

– Отгораживаться от меня? Или впустить меня? – Он помолчал, но она не ответила, и тогда он продолжил: – Ты вообще представляешь себе, насколько ужасно знать, что дверца существует, и быть не в состоянии открыть ее самостоятельно?

Нелл тяжело вздохнула, но не отвела взгляда. Казалось, она ждала этого удара.

– Да, я представляю. Прости меня.

– Ты же могла меня отпустить.

Она вздрогнула.

– Я не хотела… я пыталась. Не смогла.

– А сейчас?

Было заметно, как ей хотелось уйти от этого вопроса. Взглянув на часы, она сказала:

– Итан уже почти час как ушел. Хотелось бы знать…

– Не пытайся сменить тему, Нелл.

– Слушай, ты не считаешь, что еще одно убийство важнее…

– Нет, не считаю. На этот раз нет. Итан ясно дал понять, что не пустит тебя на место преступления, прежде чем его люди не сделают свою работу. Не хочет настораживать убийцу, если это и в самом деле коп. Да и надеется держать тебя под прикрытием как можно дольше. Так что придется ждать несколько часов, прежде чем тебе сообщат какие-то новые сведения.

– И тем не менее…

– И тем не менее ты готова говорить о чем угодно, только не о нас.

– Никаких «нас» не существует. – Нелл поставила чашку на кофейный столик, встала и подошла к камину. – Двенадцать лет прошло, Макс. Мы изменились. Ты сам сказал, что избавился от меня.

– И ты мне поверила? – Он безрадостно рассмеялся и тоже поднялся на ноги. – Неужели ты считаешь, что я соглашусь на кого-то другого… обыкновенного? Кто не сможет дать мне и половины того, что было между нами? Неужели ты могла этому поверить?

51
{"b":"12266","o":1}