ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она стояла в изумлении посредине освещенной луной поляны в лесу, не имея ни малейшего понятия, как она здесь очутилась. Машинально подняла руку к горящей щеке и вздрогнула, увидав, от кого получила удар.

– Традиционное лекарство, – довольно мрачно произнесла Хейли, – всегда надежно действует.

21

– Господи, зачем же бить так сильно? – возмутилась Нелл, потирая все еще горящую щеку.

– Скажи спасибо, что с ног не сбила. Я сначала орала на тебя, как сумасшедшая, но ничего не помогало. Да уж, если ты в отключке, то в отключке.

– И все равно не надо было… – Нелл остановилась и взглянула на сестру. – Что ты здесь делаешь? Ты все это время была в Безмолвии?

– Нет, только после твоего возвращения.

– Так ты не убивала этих мужиков?

– Разумеется, я их не убивала. Зачем, черт возьми, мне их убивать?

– Ну, не знаю. Может, они обращались с тобой, как с грязью, и ты наконец восстала?

Хейли рассмеялась:

– Знаю, не все меня поймут, сестренка, но мне нравилось, как они со мной обращались.

– Противно.

– Не самое удачное слово.

– Хейли…

– Слушай, у нас нет времени на болтовню. Пошли.

Нелл шла за Хейли через лес, с опозданием осознав, что они удаляются от дома Галлахеров.

– Подожди, куда мы идем? И вообще, что, черт возьми, я делаю здесь, в лесу, среди ночи?

– Ты не помнишь?

– Ну… мне снился сон. Я думала, что это сон. Ты хочешь сказать, я ходила во сне?

– Образно говоря. Подумай, постарайся вспомнить сон.

Нелл послушалась, машинально следуя за сестрой. В голове стоял странный туман, сквозь который она пыталась что-то разглядеть. Но в голосе Хейли она расслышала настойчивость, которую не следовало принять во внимание. Нелл стала пробиваться сквозь туман.

Она вспомнила, что лежала в постели с Максом. Они заснули после фантастического секса. Между ними было еще столько недоговоренностей, но одновременно и столько ясного и решенного. Она вспомнила, что спокойный сон постепенно наполнила странная, пугающая темнота. И потом она услышала шепот.

Странно знакомый шепот, который ей приказывал что-то сделать.

Внезапно сильно заболела голова, и Нелл с досадой потерла висок.

– Черт, только не обморок. Только не сейчас.

– Он не хочет, чтобы ты думала о нем, когда не спишь. Так он надеется помешать тебе вспомнить.

– Он? Кто такой он?

Хейли остановилась и повернулась к ней лицом. Луч лунного света пробился сквозь деревья и осветил ее насмешливую улыбку.

– Он наш брат, Нелл.

Гален изучал досье с помощью узкого света фонарика.

– И надо же такое обнаружить на самой поздней стадии, – мрачно заметил он.

– Угу.

– И как это удалось выяснить?

– Эти убийства настолько явно связаны с Безмолвием и определенно дело рук кого-то местного, что мы за приход и не заглядывали. Но когда первые три убийства оказались связанными с Хейли, я стал задумываться. Она старалась держать свои отношения с местными мужчинами в тайне, видимо, она вообще не афишировала своих увлечений, существовал шанс, что у нее был хоть один мужчина вне города. Так я сверился со справочной относительно сходных убийств в районе. И пожалуйста.

– Четыре схожих убийства за последние пять лет, – сказал Гален. – Родственники и друзья были чертовски удивлены, обнаружив, что эти милые, уважаемые граждане имели каждый хотя бы один пакостный секрет, обычно сексуального характера. Разные приходы, так что полицейским и в голову не пришло, что надо искать одного убийцу. Кто-то даже сидит за первое убийство.

– Ну да. Полагаю, он не виновен.

– Похоже на то. И чем это нам поможет?

– Должно помочь. Я проверил, где и когда служил каждый из теперешних помощников шерифа последние пять лет, и сравнил информацию с датами убийств. Здесь, в Безмолвии, убийца вполне может быть на дежурстве и тем не менее убить. Но что касается остальных приходов, то тут он должен быть выходным или даже в отпуске.

– И?

– Подошли только два имени. Только двое были неизвестно где во время этих убийств. Один из них шериф Коул.

– Который, как мы решили, ни при чем. Кто второй?

– Кайл Венебл.

– Мама родная, – удивился Гален.

– Вот именно. Как тебе это нравится?

– Ты шутишь, – сказала Нелл.

Она уже обхватила голову руками и одновременно терла оба виска, чтобы немного уменьшить боль. Туман стал еще плотнее, а пульсирующая боль не давала ей сконцентрироваться.

– Ничуть. Кайл Венебл наш брат, вернее, сводный брат, сын нашего отца от другой женщины. – Хейли повернулась и пошла дальше.

Нелл поспешила за ней, пытаясь понять, что она говорит.

– Какой женщины? И когда это случилось?

– Ты говоришь об этом, будто об автокатастрофе.

– Хейли, я не… – У Нелл кружилась голова, подташнивало.

– Послушай меня, – огрызнулась Хейли грубо. – Слушай мой голос, Нелл. Сконцентрируйся на нем.

– Голова…

– Знаю. Но ты должна пробиться сквозь боль. Держи себя в руках. Ты не должна на этот раз позволить ему себя заблокировать.

– Заблокировать меня?

– Он в твоей голове уже много лет.

Нелл остановилась, и ее едва не вырвало.

– Что?

– У вас есть нечто общее, Нелл, кроме крови нашего отца. Проклятие Галлахеров! Шевелись, пошли дальше. У нас мало времени.

Нелл тащилась за ней вслепую.

– Случилось это, сестренка, еще до того, как мы обе родились. Не знаю, помнишь ты или нет, но у наших родителей были… некоторые сложности в постели. Судя по всему, начались они сразу же после свадьбы. Поэтому наш милый папочка завел себе славную штучку на стороне. Даже несколько за все эти годы. Обычно он выбирал кого-нибудь из прислуги.

– О, господи, – простонала Нелл.

– Да, мерзко, верно? По правде говоря, я думаю, что большинство из них шло на это охотно. Может, он их и соблазнял, но не заставлял. Он ведь мог быть очаровательным, когда чего-то хотел, а секса ему хотелось часто. Обычно он выбирал женщин постарше, вдов или разведенных. То есть таких, которым нужен был секс, а постоянного мужчины не было. И еще ему нравилось разнообразие. Именно поэтому наши кухарки и экономки надолго не задерживались.

– Ты хочешь сказать, что он спал с ними под крышей собственного дома?

– По крайней мере, несколько раз, – спокойно подтвердила Хейли. – Я его видела. Не замедляй шаг, нам надо торопиться.

Нелл, спотыкаясь и постанывая от боли, брела за ней. Она, казалось, уже была не в состоянии что-то чувствовать, кроме дикой головной боли.

– И когда она забеременела? Мать Кайла Венебла? Что случилось тогда?

– Ну, надо отдать ему справедливость, отец об этом не знал. Видишь ли, она была не такой, как все. Никогда не была замужем, сексуально неопытная, моложе и привлекательнее, чем другие. Кстати, немного напоминала маму. Отец был ею одержим, попытался контролировать ее, как нас. Она испугалась и ушла. Уехала из прихода.

– Беременной.

– Да. Полагаю, она слишком его боялась, чтобы попросить о помощи, или, может, боялась другого. В те времена беременность без мужа в здешних краях была скандалом, да и сейчас мало что изменилось. Она была католичкой, хорошей девушкой, так что об аборте не могло быть и речи, даже если бы она знала, где найти врача, который бы на это согласился.

Нелл пыталась уяснить себе, что происходит, и у нее появилось столько вопросов, что, не зная, с какого начать, она предпочла молчать и слушать.

– Ее сестра, молодая вдова, жила около Нового Орлеана. Туда она и подалась. Все рассказала сестре, но взяла с нее клятву, что, если что-нибудь случится, сестра не станет связываться с Адамом Галлахером и ни за что не скажет ему, что у него есть ребенок. Когда подошло время, она легла в госпиталь под именем сестры. Кто знает, может, она тоже обладала предвидением, потому что умерла при родах.

– И вот сестра, после смерти мужа оставшаяся довольно прилично обеспеченной, получила ребенка, которого надо было воспитывать. Не знаю, почему она вместе с Кайлом переселилась сюда. Возможно, считала, что мальчику надо быть поближе к отцу. Или просто из любопытства. Или думала, что когда-нибудь обратится к нему. Но она так и не обратилась.

64
{"b":"12266","o":1}