ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут Рэчел невольно подумала, что подобный поступок вполне определенно характеризует этого человека. Эдам Делафилд встретился с ней, чтобы честно рассказать о сделке с ее отцом. Интересно, спросила она себя, сколько человек на его месте предпочли бы сохранить тайну — и деньги. Но вслух она сказала только:

— Что-то не похоже на отца… Насколько мне известно, он никогда не вел дела подобным образом. Должно быть, он очень доверял вам, если решил никак не оформлять ваше соглашение.

Эдам посмотрел на свои сцепленные на коленях руки.

— Мистер Дункан был очень добр ко мне. Он поддержал меня в такую минуту, когда доброта и участие значили для меня гораздо больше, чем деньги. И еще он верил в меня, хотя я сам уже почти утратил эту веру. И он убедил меня в том, что еще не все потеряно. И я всегда буду бесконечно благодарен ему за это доверие и за деньги, которые помогли мне снова встать на ноги.

Рэчел была тронута до глубины души, хотя тревога и волнение все еще не покидали ее. Все-таки Эдам Делафилд был потрясающе похож на Тома! У них даже голоса были почти одинаковыми.

Но она попыталась в который раз отогнать эти мысли.

— А как вы с отцом познакомились? — спросила она, мельком подумав, что учинила Делафилду форменный допрос с пристрастием. Впрочем, это волновало ее меньше всего. — Где ты его встретил?

— Это целая история! — Эдам поднял голову и слегка улыбнулся. — Я познакомился с Дунканом Грантом в Калифорнии, откуда я родом. Быть может, ты знаешь, что пять лет назад твой отец ездил туда по делам? Именно тогда мы и встретились. За неделю до этого я позвонил в Ричмонд одному старому другу, чтобы попросить помощи. Но мой друг был в отъезде, и я решился обратиться к его компаньону. Им оказался твой отец.

Рэчел слушала его, широко раскрыв глаза.

— Николас Росс?! — вымолвила она наконец. — Ник Росс — твой старый друг?

Рэчел и сама не знала, почему ее это так удивило. Должно быть, она просто плохо знала партнера отца. Впрочем, Николас Росс был очень скрытным человеком и никогда никому о себе не рассказывал.

— Да, — кивнул Делафилд, — мы знаем друг друга довольно давно, к тому же Ник… В свое время я его выручил, и он считал себя моим должником. Как бы там ни было, когда я решил обратиться к нему, его не оказалось, и я говорил с твоим отцом. Когда через неделю мы встретились в Сан-Франциско, я узнал, что он звонил Нику в Лондон и расспрашивал обо мне. Я и по сей день не знаю, что такого Ник рассказал ему про меня, но… В общем, у меня сложилось впечатление, что мистер Дункан специально прилетел в Калифорнию, чтобы встретиться со мной. Я поделился с ним своими трудностями, рассказал о своих планах, а он выслушал меня и, не сходя с места, предложил мне деньги.

В течение последующих трех или четырех лет я несколько раз прилетал в Ричмонд, чтобы повидаться с ним и рассказать, как идут дела. Обычно мы обедали вместе, и твой отец не раз приглашал меня на свой самолет, которым он так гордился. Потом я возвращался к себе в Калифорнию и работал, чтобы как можно скорее вернуть долг.

При упоминании о двухмоторном самолете, который ее отец так любил, Рэчел вздрогнула. Ведь именно этот самолет отнял у нее обоих родителей.

Эдам заметил ее непроизвольную реакцию.

— Извини, Рэчел, я не хотел сделать тебе больно.

— Нет, ничего… Я просто… Не люблю вспоминать про самолеты, только и всего. — Рэчел с грустью улыбнулась. Самолеты отняли у нее всех, кого она любила.

— Значит, ты хорошо знаешь Николаса… А разве он не мог рассказать мне о деньгах, которыми ссудил тебя отец?

Эдам покачал головой.

— Нет. Во всяком случае, он никогда бы не заговорил об этом первым. Ты же его знаешь: Ник — надежный человек, и в излишней разговорчивости его не упрекнешь. К тому же он терпеть не может обсуждать чужие дела.

— Как и свои собственные, — сухо добавила Рэчел.

— Совершенно справедливо. — Эдам улыбнулся, но его взгляд стал чуть более настороженным, и Рэчел почувствовала себя неловко. «Он — не Том! — напомнила она себе. — Не Том, и пусть это странное сходство меня не обманывает!»

Однако любая логика, похоже, была бессильна перед тем, что видели ее глаза, и Рэчел стоило огромных усилий справиться с желанием прикоснуться к его щеке ладонью.

— Почему ты сбежал? — спросила она, чувствуя, что пауза затягивается. — Я имею в виду — в пятницу, когда я врезалась на машине в то громадное дерево? Врачи сказали мне, что, когда они прибыли на место, там никого не было, кроме полицейских.

— Тебе и надо было спросить обо мне у полицейских, — ответил он серьезно. — Когда они приехали, то разогнали всех любопытных, в том числе и меня. Впрочем, ты была в надежных руках, и я больше ничем не мог помочь. Когда я услышал сирену «Скорой помощи», я ушел.

— А зачем ты явился ночью в мою палату? — снова спросила она. — Ведь это был ты, верно? Мне это не приснилось?

— Нет, тебе не приснилось. — Эдам немного помолчал. — Мне хотелось убедиться, что с тобой все в порядке, но я не думал, что ты проснешься. Впрочем, ты почти сразу заснула снова — должно быть, врач дал тебе очень сильное лекарство. В общем, я решил не задерживаться.

— Но ты пришел глубокой ночью?! — Этот вопрос все еще беспокоил Рэчел.

— Ну, у меня были кое-какие неотложные дела, — уклончиво ответил Делафилд, снова бросив взгляд на свои руки, которые по-прежнему были крепко сцеплены. — Когда я покончил с ними и приехал в больницу, было уже очень поздно, и мне пришлось пробираться к тебе в палату тайком. Иначе меня бы просто и на порог не пустили.

Его улыбка была по-мальчишески озорной, и Рэчел неожиданно почувствовала себя обезоруженной.

— Понятно. Хорошо, Эдам, теперь я кое-что понимаю…

«Ничего я не понимаю!» — подумала она про себя.

— Ты все еще сомневаешься?

— Давай считать, что я просто удивлена… Удивлена тем, что мой отец мог вести свои дела подобным образом. Да и тебя, извини за прямоту, никто не вынуждал являться ко мне и рассказывать все это… Я просто ума не приложу, зачем тебе это понадобилось. Впрочем, Ник, наверное, может поручиться за тебя, верно?

В его глазах промелькнул какой-то огонек, но Рэчел не успела понять, что это было.

— Да, это так, — сказал он. — Ник готов поручиться за меня, когда это будет необходимо. Что касается того, зачем мне это понадобилось, то ответить на этот вопрос труднее. Должно быть, мне просто хотелось лишний раз уверить тебя, да и себя тоже, что деньги мистера Дункана будут выплачены, как я когда-то и обещал ему. Через три месяца — возможно, через полгода — точно.

Рэчел, которая внезапно осознала, что понятия не имеет, в какой бизнес ее отец вложил деньги, положившись на честное слово этого человека, встрепенулась.

— Кстати, мне, наверное, следовало спросить, что это был за проект?

— Ну, вначале это был даже не проект, а… мечта. — Эдам снова улыбнулся. — Я изобрел одно электронное устройство, которое могло повысить надежность и улучшить производительность промышленных роботов. Но моя конструкция существовала только у меня в голове. Мне необходимо было подготовить комплект чертежей, запатентовать изобретение, сделать опытный образец и попытаться продать его. К счастью, конструкция оказалась весьма удачной, и я смог открыть свою собственную проектно-конструкторскую фирму, которая работает в области электроники. И все это стало возможным благодаря деньгам, которые дал твой отец.

— Я уверена, что он был рад твоим успехам. Папа всегда был просто счастлив, если ему удавалось помочь кому-то осуществить свою мечту. Если не секрет, — спросила Рэчел, вставая, — сколько он ссудил тебе под честное слово?

По губам Эдама скользнула странная улыбка.

— Три миллиона долларов, — ответил он ровным голосом.

Глава 4

Рэчел рухнула в кресло как подкошенная.

— Три миллиона долларов?

Эдам кивнул.

— Ты хочешь сказать, что мой отец дал тебе под честное слово три миллиона своих собственных денег?

15
{"b":"12267","o":1}