ЛитМир - Электронная Библиотека

Следом снова раздались такие странные и страстные звуки, что она замолчала в крайнем смущении.

Черт бы побрал Ника, подумала она. Неужели ему обязательно доводить ее до такого состояния, что она уже не в силах ясно выражать свои мысли?

Он рассмеялся, не отрывая губ от ее груди, и тело Мерси отозвалось сладостным трепетом.

— Хорошее слово — «соблазнительно». Означает ли оно, что мы будем соблазнять друг друга?

С губ Мерси сорвался протяжный стон.

— Ник, ради всего святого, прекрати разговаривать! Мне же надо отвечать тебе, а на слова у меня просто нет сил. Умолкни!

Еще раз усмехнувшись, он сделал, как она просила.,

Субботний день Рэчел начала с того, что поднялась, в отцовский кабинет с намерением заняться планами, оформления магазина. Но не успела она взяться за дело, как Фиона заглянула к ней и объявила, что приехал мистер Делафилд. Потом, быстро перекрестившись, она исчезла, и в дверях появился Эдам.

— Привет, — сказала Рэчел. —Не ожидала увидеть тебя сегодня. Что-нибудь случилось?

— Нет, — ответил он, входя в кабинет и по-хозяйски оглядываясь. — Мне просто захотелось пригласить тебя куда-нибудь, например, на обед.

Рэчел бросила взгляд на часы.

— Скорее уж на завтрак, — сказала она. — Ведь до двенадцати часов еще порядочно. — Она покачала головой. — Не знаю, Эдам, честное слово — не знаю…

Ночью ей долго не удавалось заснуть. Когда утром она с трудом разлепила веки под мерзкое дребезжание будильника, ей потребовалась еще одна горячая ванна, чтобы унять ломоту во всем теле.

Но еще сложнее было справиться с растерянностью и тревогой, которые снова накинулись на нее, как только она открыла глаза. Только мысли о собственномсалоне помогли ей взять себя в руки и сосредоточиться. И вот теперь приходится все откладывать.

— Ты занята? — Эдам окинул быстрым взглядом разложенные на столе бумаги. — Это что — интерьер твоего будущего бутика?

— Да, ты угадал. Правда, это всего лишь первые наброски.

— Значит, ты не собираешься отказываться от своих планов?

Рэчел подняла на него удивленный взгляд.

— Конечно, нет. С чего бы?

Эдам засунул руки в карманы куртки и стоял перед ней, раскачиваясь из стороны в сторону.

— Я даже не могу обратиться к тебе с просьбой немного с этим подождать?

— Немного — это сколько? — поинтересовалась Рэчел.

— По крайней мере до тех пор, пока специалисты пожарной лаборатории не закончат расследование причин взрыва. Да и мне нужно время, чтобы задать кое-кому пару вопросов.

Рэчел нахмурилась, недоумевая.

— Какие вопросы и кому ты собираешься задавать?

— Пока не знаю. Единственное, что я могу сказать, это то, что для начала мне очень хочется переговорить с механиком, который осматривал твою машину. И, возможно, с твоим адвокатом.

—Почему с ним?

— Посуди сама: ты приезжаешь домой, чтобы решить вопрос с наследством, и заметим, немалым, твоих родителей, и тут с тобой начинают происходить странные вещи. Возможно, эти факты никак не связаны, а может — наоборот. Я не исключаю даже, что все это — отголосок каких-то дел, в которых был замешан твой отец.

— У моего отца не было врагов. И он не мог быть, как ты выражаешься, «замешан» ни в каких темных делах! — возмутилась Рэчел.

У богатых людей всегда есть враги, — возразил Эдам.

Рэчел затрясла головой, но, вместо того чтобы спорить, сказала:

— Не думаю, чтобы из твоего разговора с Грэмом вышло что-нибудь путное. Вряд ли он будет с тобой достаточно откровенен.

— Юристы вообще народ скрытный, — согласился Эдам. — Но если мистер Беккет стоит на страже твоих интересов, он будет только рад помочь мне.

— Знаешь, Эдам, я правда очень благодарна тебе за заботу, но… — Рэчел не договорила, но он все отлично понял.

— Но это не мое дело, так? — закончил Эдам. Рэчел смутилась.

— Я не это хотела сказать. Дело в том, что мне не нужен сторожевой пес, который бы меня охранял. И ищейка тоже не нужна. Я не верю, что кто-то пытается меня убить, на этом и закончим.

— Рэчел, — терпеливо сказал Эдам, — я знаю, что для тебя я — никто, посторонний человек, и все-таки есть одна причина, которая, я надеюсь, заставит тебя выслушать то, что я тебе скажу.

— Какая причина?

— Я тебя очень прошу.

— Хорошо, я слушаю, — наконец проговорила озадаченная Рэчел.

Она думала, что Эдам сядет в кресло, но он остался стоять.

— Я не знаю, — медленно начал он, — существует ли на самом деле человек, который желает тебе зла. Но игнорировать такую возможность было бы глупо. Тебе… нам обоим сразу станет легче, когда мы узнаем, кто этот неизвестный. Если такого человека нет — тем лучше, если же он есть… Ты сама видела, на что он способен. Этот парень настроен весьма серьезно и не остановится, пока не добьется своего. И единственный способ выяснить, кто и почему тебе угрожает, это найти ответы на некоторые вопросы.

— Кому это выгодно? — задумчиво проговорила Рэчел. — С этого, кажется, начинали все великие сыщики от Шерлока Холмса до Эдама Делафилда… Ну хорошо, допустим, ты пошел к механику, и он сказал тебе, что тормоза были кем-то испорчены. Что дальше?

— Дальше нам надо будет выяснить, кто имел доступ к машине с тех пор, как на ней ездили в последний раз.

— А если эксперты пожарной лаборатории обнаружат, что в магазине был поджог?

— Тогда надо будет выяснить, не заметил ли кто из прохожих что-либо подозрительное в тот день и в тот час, когда мы подъехали к магазину.

— Извини, но, по-моему, это несерьезно. Не собираешься же ты делать объявление по телевидению!..

— Почему по телевидению? — удивился Эдам.

— Потому что я не представляю, как иначе можно отыскать всех людей, которые побывали возле магазина на улице Клейборн до нашего приезда. Но даже если такой человек найдется и если он скажет, что видел подозрительного типа в черных очках, в шляпе и с наклеенной бородой, то…Я, конечно, утрирую, но суть от этого не меняется: пока преступник не будет схвачен, мы все равно не узнаем главного — действительно ли он покушался на меня или… Или он взорвал магазин для собственного удовольствия.

— Я как раз о том и говорю, что нам необходимокак можно скорее установить личность поджигателя и задержать его,

— Почему этим должны заниматься мы, а не полиция? — выкликнула Рэчел.

— У полиции полно дел куда более серьезных, чем судьба этого несчастного магазина, при взрыве которого, кстати, никто не пострадал. Полиция занимается всем городом, и ей не до фантазий молоденькой мисс, пусть она даже носит фамилию Грант. Извини за прямоту, но копы слишком часто начинают поворачиваться только после того, как… В общем, как сказал мне один знакомый коп, будет труп, будет и расследование. Нам же ничто не мешает сосредоточиться только на одном этом случае, и тогда, быть может, мы сумеем предотвратить…

— Я не детектив, Эдам, да и ты не Шерлок Холмс не Нат Пинкертон.

— Я знаю, — согласился он. —Но, поверь, я умею находить ответы на интересующие меня вопросы.

Единственное, что я прошу, это чтобы ты разрешила, мне этим заняться.

— Кто я такая, чтобы что-то тебе разрешать или запрещать? — Рэчел пожала плечами. — Я просто подумала… Разве тебе не пора возвращаться в Калифорнию?»

Пока нет. — Эдам серьезно посмотрел на нее. — Во всяком случае, я могу позволить себе задержаться. Это раньше я не мог оставить свою фирму ни на один день, теперь же несколько опытных менеджеров отлично справляются и с повседневной рутиной, и с тактическими вопросами. К тому же существуют и такие вещи, как телефон, факс и портативный компьютер со встроенным модемом, которые здорово облегчают мне жизнь. В общем, Рэчел, все это не те вопросы, которым стоит уделять внимание. То, что происходит с тобой, для меня гораздо важнее.

— Почему? — спросила Рэчел, не сумев, а вернее — не захотев сдержаться.

— Я мог бы сказать: потому что ты — дочь человека, которому я обязан буквально всем, что имею.

28
{"b":"12267","o":1}