ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мог бы? Разве это неправда?

— Скажем так, это правда, но не вся. Есть и другие причины.

Расспрашивать дальше Рэчел не осмелилась. Она и сама не знала, хочет ли она знать всю правду.

— Хорошо, — сказала она. — Чувствую, что мне придется этим удовлетвориться. Пока…

Значит, ты согласна, чтобы я допытался выяснить, в чем тут дело?

Рэчел невольно улыбнулась — так он оживился. Словно мальчишка, которого отпускают на рыбалку с ночевкой.

— Если бы я была не согласна, разве тебя это остановило бы? — спросила она. — Ты волен поступать, как тебе хочется. Но с Грэмом у тебя все равно ничего не выйдет. Он не станет говорить с тобой о делах отца. И о моих тоже.

Эдам нахмурился.

— Кстати, я хотел тебя спросить: ты еще не закончила разбирать личные бумаги мистера Дункана?

Рэчел кивком головы указала на разложенные на столе планы магазина и наброски.

— Как видишь, пока нет. Честно говоря, я только-только начала, прочла несколько старых писем и… остановилась. Мне это очень нелегко дается. К тому же писем здесь столько, что я даже не знаю, сколько времени мне понадобится. У меня такое впечатление, что папа сохранял все свои заметки, буквально все. Впрочем, это на него похоже. Он любил порядок.

Эдам серьезно посмотрел на нее.

— Я все понимаю. Понимаю, как тебе тяжело, понимаю, что тебе хочется поскорее заняться бутиком, но… Не откладывай эту работу, Рэчел, это может оказаться очень важно.

Она подняла на него глаза.

— Ты так уверен, что ответ может отыскаться среди личных бумаг отца? Думаешь, среди этих старых писем мы найдем имя его заклятого врага, который мстит отцу даже после его смерти?

Она даже не заметила, как сказала «мы». Впрочем, это могло оказаться и простой оговоркой.

— Отбрасывать эту возможность нельзя, — возразил Эдам, от которого не укрылся ее иронический тон. — Даже самых близких своих людей мы часто не знаем как следует, не знаем всех их секретов и тайн, всех обстоятельств их жизни, их мыслей, наконец. Я абсолютно уверен, что твой отец был честным человеком, который не нарушал никаких законов. Но вместе с тем — при всем своем богатстве, которого за глаза хватило бы, чтобы внушить черную зависть людям определенного сорта, — он оставался весьма активным, деятельным бизнесменом, которому приходилось иметь дело с огромным количеством других предпринимателей, фирм, компаний, банков. И, как и каждый нормальный человек, он мог допустить ошибку, например — принять участие в каком-то предприятии, которое, скажем так, занималось чем-то незаконным. Когда это открылось, мистер Дункан мог отозвать свои капиталы, пригрозить разоблачением, наконец. Так наживают врагов честные люди, Рэчел.

Он почти убедил ее, и Рэчел неохотно кивнула.

— Хорошо, я согласна. Но почему теперь, когда, отец погиб, его враги преследуют меня? Я не могу понять, Эдам! И вообще, Эдам, по-моему, ты напрасно…

Прежде чем она успела договорить, стоявший на столе телефонный аппарат разразился звонкой трелью, и Рэчел сняла трубку.

— Алло?

— Мисс Грант? Это Шэрон Уилкинс из агентства недвижимости. Я хотела справиться о вашем самочувствии. Мы все очень огорчены этим происшествием.

— Я чувствую себя нормально, Шэрон, спасибо, — вежливо ответила Рэчел. — Что касается взрыва, то это была чистая случайность. Вашей вины тут нет — вы же не знали, что магазин взорвется. Мне очень жаль, но от него, кажется, ничего не осталось…

— Совсем ничего — ровное место, — подтвердила Шэрон. — К счастью, здание было застраховано.

Агентша немного помолчала, потом сказала уже более деловым тоном:

— Я бы не стала беспокоить вас в субботу, мисс Грант, но я должна была сообщить вам, что в случае, если вы решите взять в аренду одно из наших помещений, агентство готово взять на себя вопросы безопасности и охраны…

— Спасибо, Шэрон. Кстати, раз уж вы позвонили, я могу сказать вам, что я решила. Я хочу взять в аренду помещение на Куин-стрит.

При этих ее словах Эдам беспокойно оглянулся на Рэчел, но она даже не посмотрела в его сторону.

— Вы могли бы подготовить все необходимые бумаги к понедельнику? — продолжала Рэчел.

— Конечно, мисс Грант. В понедельник во второй половине дня все документы будут готовы. Вам останется только их подписать.

— Отлично.

— Тогда — до встречи в понедельник. Кстати, мисс Грант…

— Что еще?

— Я хотела спросить, ваш знакомый нашел вас?

— Какой знакомый?

— Ну, тот приятный мужчина, который позвонил нам в агентство в пятницу утром, вскоре после того как вы уехали. Ему нужно было срочно с вами поговорить по важному делу.

Рэчел почувствовала, как у нее подгибаются ноги, и оперлась о стол.

— И вы дали ему адреса магазинов, которые я должна была осматривать? — спросила она дрогнувшим голосом.

— Да, да. — Голос Шэрон Уилкинс звучал уже не так уверенно. — Мне показалось, что ваш знакомый знал о ваших планах насчет магазина, и я решила, что это ваш помощник. Я сделала что-то не то, мисс Грант?

— Нет-нет, все правильно. — Рэчел не терпелось поскорее закончить разговор. — Напротив, я должна вас поблагодарить — мой знакомый меня нашел. До встречи в понедельник, Шэрон.

Она медленно опустила руку с зажатой в ней трубкой, из которой неслись частые гудки отбоя.

— Рэчел?

Знаешь, мне только что сообщили престранную вещь.

— Кто-то знал, где ты будешь вчера? — спросил он мрачно. — Об этом тебе сказала агентша?

— Да. Вскоре после нашего отъезда кто-то позвонил к ним в агентство. Этот человек знал о моих планах насчет бутика, поэтому Шэрон рассказала ему, куда мы направились…

— Следовательно, взрыв не был случайностью.

Рэчел судорожно вздохнула. Теперь она поверила или почти поверила.

Кто-то действительно хотел ее убить.

Глава 7

Эдаму по-прежнему хотелось пригласить Рэчелвресторан, но она была так потрясена телефонным звонком, что он не стал настаивать. Когда подошло время обеда, Фиона накрыла им в библиотеке, но Рэчел почти не притронулась ни к горячему бульону, ни к сандвичам, ни к своему любимому салату с креветками.

— Перестань на меня таращиться, — сказала она Эдаму, отодвигая от себя тарелку и снимая салфетку с колен. — Со мной все в порядке.

— Я вовсе не таращился, — возразил он и улыбнулся. — Я просто смотрел, и, пожалуйста, не запрещай мне этого. И потом, с тобой отнюдь не все в порядке. Любой нормальный человек на твоем месте чувствовал бы себя по меньшей мере неуютно.

— Я никак не могу привыкнуть к мысли, что кто-то хочет со мной расправиться, — пытаясь говорить спокойно, произнесла Рэчел.

— Мы не знаем этого наверняка, — серьезно сказал Эдам, неожиданно становясь на защиту того, что так недавно опровергал. — Быть может, человеку, который звонил в агентство, действительно нужно было повидаться с тобой, но он приехал к магазину уже после взрыва и не нашел тебя в этой сутолоке. Быть может, он побывал там, пока фельдшер обклеивал тебя пластырями в «Скорой».

— И все равно я не представляю, кто бы это мог быть.

— А как насчет Грэма Беккета?

Рэчел покачала головой.

— Он бы не назвался моим знакомым. Грэм так бы и сказал: «С вами говорит адвокат мисс Рэчел Грант…» — Она слабо улыбнулась. — Ему очень нравится, как это звучит.

Эдам в задумчивости подпер подбородок руками.

— Кто еще мог знать о твоих планах? И кому ты могла так срочно понадобиться?

— Не знаю… — ответила Рэчел и опять помрачнела. — Из тех, кто знал про мою затею с бутиком, — никому. Грэма мы уже исключили, остается всего несколько человек. Например…

— Я, подсказал он.

— Да, но ты все время был со мной. Кроме тебя и Грэма, о магазине знали только мой дядя Кэмерон и Николас Росс. Конечно, они, в свою очередь, могли кому-то об этом рассказать, но, опять же, зачем? Кому это вообще может быть интересно?

— И все-таки, лучше у них спросить.

29
{"b":"12267","o":1}