ЛитМир - Электронная Библиотека

И, бросив на соперника еще один уничтожающий взгляд, адвокат собрал бумаги в кейс и, сухо попрощавшись с Рэчел, ушел.

Когда шаги адвоката затихли в коридоре, Эдам, который снова вернулся к камину, сказал негромко:

— Не слишком ли круто ты с ним обошлась?

— Круто? Не знаю… Я просто говорила, что думала.

— А ведь он отстаивал твои интересы!

— И тем не менее… — Рэчел посмотрела на него. — Извини, Эдам.

— За что?

— За все, что он наговорил. И еще… я тебе очень сочувствую. Должно быть, тебе нелегко пришлось.

Эдам сел на диван и повернулся к ней.

— Я хотел бы рассказать тебе об этом.

— Но это вовсе не обязательно. Ведь я не требую от тебя никаких доказательств.

— Я знаю. Но все равно я хочу… — Он слегка улыбнулся. — Я расскажу тебе об этом так, как рассказывал твоему отцу, ладно?

— Хорошо, расскажи.

— Я работал инженером-электронщиком в одной конструкторской фирме в Калифорнии, — начал он. — Мне удалось спроектировать один узел, который был в несколько раз эффективнее стандартного промышленного образца. Мое устройство было,что называется, обречено на успех. Спрос обещал быть огромным, и компания — да и я тоже — рассчитывала на серьезные прибыли. А дальше все было как в плохой драме. Я не знал тогда, что мой шеф задумал воспользоваться моим изобретением. Я отдал ему свои схемы и чертежи, а буквально на следующий день мне вручили билеты на самолет до Сан-Кристо, где находился наш завод. Меня направляли в командировку с поручением вывезти оттуда наш инженерный и административный персонал, пока до него не добрались пришедшие к власти военные.

— А почему ваш завод находился в Южной Америке, а не в Штатах? — поинтересовалась Рэчел.

— Дешевая рабочая сила, — объяснил Эдам. — И, возможно, какие-то налоговые льготы, которые наше руководство сумело получить от правящего режима. Вывезти американских граждан было довольно сложно, но я сумел с этим справиться. Компания предоставила в мое распоряжение два самолета — один для людей, второй— для самого ценного оборудования, которое я тоже должен был увезти. Или хотя бы попытаться.

Рэчел нахмурилась.

— Это было десять лет назад?

— Чуть меньше. Все это произошло в ноябре восемьдесят восьмого.

Рэчел быстро подсчитала в уме. Самолет Тома пропал в джунглях за полгода до этого.

— Словом, ты вывез всех, кроме себя?

— Да, я успел вывезти всех наших, но мой босс очень настаивал, чтобы перед отлетом я в последний раз осмотрел завод и убедился, что там не осталось ничего ценного, что могло бы представлять коммерческую тайну. И вот тут я, наверное, совершил глупость. Я буквально чувствовал, что армейские части совсем рядом, и все равно отправился на завод, хотя самолет с оборудованием уже стоял на взлетной полосе, полностью загруженный…

Он сделал небольшую паузу, потом продолжил чуть более эмоционально:

— Черт побери! Перед тем как меня схватили, я едва успел связаться по рации с пилотом и дать команду взлетать.

— За что же новый диктатор так на тебя рассердился?

— Оборудование, которое я вывез из-под носа у военных, стоило дорого и могло очень пригодиться новому режиму. Вот почему для того, чтобы приговорить меня к пожизненному заключению, судьям потребовалось всего пять минут. Прямо из зала суда меня отправили в одну из тюрем в глухой провинции.

— Я вот чего не понимаю, — проговорила Рэчел. — Неужели никто не пытался вытащить тебя? Все-таки ты — американский гражданин. Да и вины за тобой никакой не было.

Эдам покачал головой.

— У меня не было ни семьи, ни родственников. Когда президент фирмы, в которой я работал, попытался выяснить, что со мной случилось, власти Сан-Кристо сообщили, что я трагически погиб. Ты не поверишь, но они даже доставили на родину мое мертвое тело.

— Как так? — удивилась Рэчел.

— В США привезли тело какого-то несчастного, изуродованное и обожженное до неузнаваемости. Официальная версия гласила, что на заводе начался пожар и я не сумел выбраться из объятого пламенем цеха. Трагическая случайность, никто не виноват, примите наши соболезнования… На кладбище в Сан-Франциско есть даже могила с надгробным камнем, за который заплатила моя фирма. На нем — мое имя.

Рэчел вздрогнула.

— Когда я вернулся, — продолжал Эдам, — мне пришлось пройти через процедуру идентификации, которая подтвердила, что я — тот самый Эдам Делафилд.

— Боже мой!..

Эдам поднял руку, словно хотел коснуться ее, но тут же снова опустил.

Когда я вернулся, то оказалось, что компания, в которой я когда-то работал, процветает, а мой бывший босс даже нажил состояние, выдав мое изобретение за свое. Добиться справедливости я так и не смог, хотя в фирме ко мне всегда относились неплохо. Все дело было в том, что никаких доказательств моего авторства просто не существовало — у меня только и было, что мое слово против его слова.

В конце концов компания все же предложила мне работу. Мне собирались дать должность генерального представителя компании в одной из стран Ближнего Востока, но я отказался. Тогда руководство решило выплатить мне солидную компенсацию. Очевидно, владельцы компании боялись, что я подам заявление в суд и потребую деньги в официальном порядке. Подумав, я согласился. Сумма была недостаточно большой, но я, по крайней мере, мог не думать о хлебе насущном, пока Я проектировал новый электронный прибор, задуманный мною еще в тюрьме. Когда чертежи и схемы были в основном готовы, я позвонил Нику, а нарвался на твоего отца. Остальное ты знаешь.

— А как ты познакомился с Ником? — полюбопытствовала Рэчел. — Мне давно хотелось задать тебе этот вопрос.

— Мы встретились, еще когда я учился в колледже. Летом после окончания второго курса я болтался по Европе, а Ник… — Эдам вдруг посмотрел на нее задумчиво, словно раскаиваясь, что начал этот разговор.

— Ты вряд ли знаешь о том, что Ник занимался в свое время разведывательной работой?

Рэчел удивленно раскрыла глаза.

— Конечно, нет!Ник шпион?..А что, это ему подходит!

— Он освежует меня заживо, если узнает, что я проболтался, — мрачно сказал Эдам. — Честно говоря, я даже не знаю толком, сам ли Ник скрывает свое прошлое или ему просто нельзя упоминать об этом. Так что, ради бога, не говори ему ничего, ладно?

Рэчел кивнула.

— Хорошо. Мне только интересно, как он попална эту работу.

— Об этом тебе придется спросить у него. Мне известно только, что Ник имел какое-то отношение к ситуации вокруг Ватикана. По чистой случайности я оказался свидетелем конфликта, в который были вовлечены два француза, итальянец, турок и Ник. И у каждого из них, за исключением меня, было по пистолету.

— Что же случилось дальше?

— То, что и должно было случиться. Меня подстрелили. — Эдам беспечно улыбнулся. — Рана не была серьезной, просто так получилось, что в меня попала пуля, которая летела Нику в лоб. Благодаря этому обстоятельству Нику удалось выполнить свое задание и доставить раненого американского гражданина в посольство.

— И он стал твоим должником?

— Можно сказать и так. — Эдам пожал плечами. — В последующие годы мы поддерживали друг с другом связь, несколько раз даже встречались, но только после того, что случилось в Сан-Кристо, я обратился именно к нему за помощью.

— А попал на моего отца. — Рэчел покачала головой. — Это просто удивительная история.

— Я уверен, что Беккет объявил бы ее ложью от первого до последнего слова. Твой адвокат относится ко мне с подозрением, и я почти догадываюсь, что он хотел бы выкопать в моем прошлом. Теперь Грэм злится, что ничего не нашел. Но в моей жизни действительно не было ничего такого, за что он мог бы зацепиться.

— Я знаю.

— Откуда? — удивился Эдам.

— Отец тебе доверял, и для меня этого достаточно. Он был не такой человек, чтобы…

Эдам поднял руку и снова коснулся ее щеки. Его лицо оставалось бесстрастным.

Не спеши доверять мне, Рэчел, — сказал он внезапно.

39
{"b":"12267","o":1}