ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ужин будет через десять минут, миссРэчел, объявила она, бросая враждебный взгляд в сторону Эдама. — Мистер Делафилд тоже приглашен?

— Да, да, — рассеянно отозвалась Рэчел. — Поставь еще один прибор, пожалуйста.

Фиона, что-то бормоча себе под нос, вышла.

— Кстати, тут есть ксерокс? — неожиданно спросил Эдам.

— Да, есть. Правда, он уже старенький, но еще работает. А что?

— Если ты не против, то я хотел бы снять копии с этих записок и с соответствующих страничек в записных книжках. Я возьму их с собой и подумаю над ними как следует. А оригиналы нужно убрать в надежное место.

— В моей комнате есть встроенный сейф.

— Отлично. Давай я сделаю копии.

Эдам закончил копировать записные книжки и вернул их Рэчел вместе с еще теплыми ксерокопиями.

— Я сделал несколько копий для тебя и для себя, — сказал Эдам, убирая свои экземпляры во внутренний карман куртки, висевшей на спинке кресла.

Рэчел кивнула.

— Это разумно. А теперь — идем.

Негромко посмеиваясь, Эдам вышел вслед за Рэчел из кабинета.

Отправив Эдама мыть руки в одну из гостевых ванных комнат, Рэчел пошла к себе, чтобы убрать документы.

Сейф, встроенный в стену в ее спальне, был скрыт от посторонних взглядов небольшой картиной в золоченой раме, висевшей на тонком капроновом шнуре. Сдвинув ее в сторону, Рэчел ненадолго задумалась. В последний раз она пользовалась сейфом так давно, что с трудом вспомнила комбинацию замка. Но цифры словно сами собой всплыли в памяти, замок щелкнул, и тяжелая створка, негромко скрипнув, отворилась.

В сейфе было пусто. Рэчел была равнодушна к украшениям, а те немногие золотые безделушки, которые у нее были, она предпочитала держать в шкатулке на туалетном столике. Что касалось ювелирных украшений ее матери, среди которых было несколько истинных произведений искусства, то они хранились в депозитной ячейке банка, даже когда мать была жива, хотя в ее спальне тоже был небольшой сейф.

Положив бумаги на полку, Рэчел закрыла сейф, вернула на место картину и вошла в ванную. Причесываясь перед зеркалом, она неожиданно поймала себя на том, что думает об Эдаме, который так странно вел себя с ней сегодня.

Когда они гуляли в саду, он едва не напугал ее. Он был так настойчив, так требовательно просил рассказать ему о Томе, что Рэчел растерялась. А его вопрос, похоронила ли она себя вместе с Томом, и вовсе обескуражил ее.

Рэчел понимала, что такой человек, как Эдам, ни за что не смирится с ролью двойника Томаса, которого она терпит возле себя из-за потрясающего сходства.

Рэчел вышла из ванной. Машинально окидывая взглядом спальню, она подумала о том, что пять лет в южноамериканской тюрьме способны изменить любого человека. Как, в чем они изменили Эдама? Когда он летел в Сан-Кристо, чтобы спасти от путчистов персонал и оборудование своей компании, он, наверное, был романтичным молодым человеком, а каким он вышел из тюрьмы? Какой переворот произошел в его душеисердце за те пять лет, что он там провел?

— Ну что, готова?

Эдам стоял на пороге спальни.

— Да, идем, — откликнулась она.

Глава 10

До полуночи оставалось еще больше трех часов, но — как всегда по понедельникам — «Старая таверна» была полна народу, причем добрая половина посетителей уже успела основательно нагрузиться. Но даже самые пьяные из здешних завсегдатаев невольно отступали перед Ником, который спокойно и решительно двигался сквозь толпу к обшарпанному полукабинету, где его уже ждал Эдам.

— Мне сегодня звонил Беккет, — сказал Ник, садясь за стол напротив Эдама. — Парень шипел и плевался, как рассерженный кот. Он никак не может смириться с тем, что его история о бывшем заключенном не произвела на Рэчел никакого впечатления. Значит, девчонка поверила в твою версию событий?

Эдам кивнул и протянул Нику один из стоявших на столе бокалов с пивом. Тот с удовольствием отхлебнул.

— Имей в виду, — добавил он, вытирая губы, — Беккет просто так не сдастся. Ему ужасно хочется откопать в твоем прошлом что-нибудь компрометирующее. Как ты думаешь, удастся ему это или нет?

— Нет, если ты хорошо сделаешь свою часть работы.

— Я всегда делаю свою работу хорошо.

— Тогда я могу быть спокоен.

Ник снова отпил пива.

— Ладно, предположим, Беккет ничего не найдет. Но я не думаю, что это его остановит. Он не слепой и отлично понимает, что Рэчел ускользает от него. А он этого не хочет.

— Может быть, мне следует воспользоваться этим обстоятельством, чтобы отвлечь его?

— Не знаю, попробуй. Но это может быть рискованно. Ревность такая опасная штука…

— Ты хочешь сказать, что если он не может ее получить, значит, она не достанется никому? — Эдам нахмурился. — Думаешь, он может зайти так далеко?

— Я не знаю.

Эдам немного подумал.

— Придется мне держаться к ней поближе, — решительно объявил он.

Ник криво улыбнулся.

— А разве вы не вместе провели весь сегодняшний день?

Эдам внимательно посмотрелна Ника.

— Я знаю, что делаю.

— Знаешь?

— Да. — Он спокойно выдержал пристальный взгляд Ника. — Знаю.

— Стало быть, ты давно все рассчитал? — Николас Росс задумчиво наморщил лоб. — Ты с самого начала предвидел именно такое развитие событий? И даже роль, которую я должен сыграть, чтобы принести максимум пользы?

— Ничего я не предвидел, — отмахнулся Эдам. — Но кое-какие предположения у меня действительно были, и, когда они начали сбываться, я был к этому готов. Что касается того, чтобы навязать тебе какую-то роль, то… Вряд ли кто-то в состоянии заставить тебя делать то, чего тебе делать не хочется.

Ник ухмыльнулся.

— Поверь, я никогда не думал, что в конце концов брошу якорь именно в Ричмонде.

— Но ведь в итоге все сложилось удачно, не так ли?

— Для меня? Безусловно. А для тебя?

— Пожалуй, да. Во всяком случае, мне кажется, я своего добьюсь.

— Только какой ценой?

Эдам снова пожал плечами.

— Как я уже говорил, я знаю, что я делаю.

Ник кивнул.

— Что ж, это действительно твоя игра, и я не собираюсь вмешиваться. Но на моем конце стола ситуация складывается напряженная. Без акций Рэчел я не могу свободно распоряжаться всеми активами банка, а мне это совершенно необходимо, чтобы всерьез заинтересовать Джордана Уолша. Я хочу, чтобы он потерял голову от жадности — в этом наш единственный шанс.

— А если Рэчел будет в курсе того, что ты задумал?

Ник энергично затряс головой.

— Нет, ни в коем случае! Мы сумеем справиться и без нее. Не нужно вмешивать в это дело ни Рэчел, ни кого-либо другого. Погорим так погорим, но сами.

Я был готов к этому с самого начала.

Ник шумно вздохнул:

— Мало ли к чему ты был готов. Сдаваться, во всяком случае, рано. Но сейчас мне нужно срочно найти какой-то обходной путь, чтобы решить вопрос с кредитом, не привлекая к этому Рэчел.

— И что ты предпринял?

— Я предпринял небольшой блеф.

— А что будет, если Джордан Уолш его разгадает?

— Будь я проклят, если знаю. Что-нибудь придумаю.

Оба надолго замолчали, потом Эдам вытащил из кармана куртки несколько листов бумаги.

— Взгляни-ка на это.

В баре было полутемно, и Ник прищурился, рассматривая ксерокопии, снятые Эдамом с записных книжек Дункана Гранта.

— Дж. У. — это, конечно, Джордан Уолш, — сказал он наконец. — Если только ты не веришь в совпадение.

— Я тоже так подумал. Но смотри дальше. Если наша догадка верна, значит, он был должен Дункану пять миллионов.

Ник быстро проглядел оставшиеся документы.

— Я знал, что Дункан вкладывает деньги в разные сумасшедшие проекты, но масштабы удивили даже меня.

— Да, — кивнул Эдам. — А в результате Рэчел досталось в наследство нетолько его состояние,но и большая головная боль.

— Не исключено, хотя… Я почти уверен, что Дункан сделал все, чтобы эта проблема не коснулась его дочери. Он очень хорошо разбирался в финансах и наверняка предусмотрел какой-то выход. Какой — я не знаю. Думаю, что вы все узнаете из его бумаг. Ведь вы будете разбирать их дальше?

41
{"b":"12267","o":1}