ЛитМир - Электронная Библиотека

Кому?!!

Рэчел не знала, что и думать. Проще всего было объяснить эти сны работой подсознания, которое предостерегало ее от поспешных шагов, требуя от нее полной уверенности в собственных чувствах по отношению к обоим мужчинам — к живому и к мертвому. Но, может быть, это все-таки было нечто иное? Таинственное предупреждение от того, кто когда-то любил ее и теперь следил за нею с небес?

Кто поможет ей в этом разобраться? Кто?..

Глава 11

Когда, приняв утренний душ, Рэчел вернулась в спальню, чтобы одеться и привести себя в порядок, взгляд ее упал на желтую розу, которая по-прежнему стояла в вазе на ее ночном столике.

«Пора бы ей уже раскрыться», — подумала Рэчел;

Но роза по-прежнему напоминала бутон, только-только начавший распускаться.

В задумчивости Рэчел прикоснулась кончиком пальца к шелковистым лепесткам и вдруг отдернула руку, словно обжегшись. На одном из ее пальцев дрожала холодная капелька росы.

Можно было подумать, что розу только что срезали в саду и принесли в комнату.

Вот только в саду не было никаких желтых роз. Два роскошных куста, привезенных из питомника и посаженных ее отцом и Томом перед парадным крыльцом в день ее восемнадцатилетия, погибли от морозов в одну из зим, когда Рэчел уже жила в Нью-Йорке.

Продолжая рассматривать розу, Рэчел опустилась на край своей кровати. Она хорошо знала, что букеты не появляются в вазах сами собой и что каждый цветок сначала должен распуститься, а потом увянуть. Ее же роза нарушала сразу оба этих закона.

Как это объяснить, Рэчел не знала. Одного этого было достаточно, чтобы заставить ее волноваться, а тут еще этот странный сон!

«Не доверяй ему, Рэчел!»

Рэчел знала, что сновидения редко бывают простыми и конкретными. Во сне истина является намеками или в виде символов, требующих толкования. Правильное же толкование сновидений возможно лишь на основе анализа событий, происходящих в жизни того или иного человека.

Самым важным, что произошло в жизни Рэчел за последнее время, было появление Эдама, ошеломившего ее своим сходством с Томом. Относиться к нему непредвзято ей было невероятно трудно, и подсознательные процессы прорывались на поверхность тольково время сна.

Но что же хотело сообщить ей подсознание, о чем предостеречь? Кому она не должна доверять: Эдаму или своим чувствам в отношении его?

Разобраться в этом Рэчел была бессильна, и это причиняло ей почти физическую боль.

Одевшись, она спустилась к завтраку и с удовольствием обнаружила в столовой Мерси, которая заехала навестить ее перед работой. В последнее время им почти не удавалось поговорить по душам — настолько они обе были заняты делами, однако Рэчел была рада даже коротким визитам подруги.

Как ни озабочена была Мерси своими собственными делами, она сразу заметила странную задумчивость Рэчел.

— Ты плохо спала сегодня? — заботливо спросила она, садясь за стол, на котором уже дымился горячий кофе, стояли поджаренные тосты и джем.

— А что, заметно? — Рэчел состроила недовольную гримасу.

— Не очень, но я-то тебя знаю!

— Меня всю ночь мучили кошмары, — призналась Рэчел.

— Кошмары? Какие?

— Всякие… — Рэчел немного поколебалась и добавила: — Мне снились Том и Эдам.

— Том до сих пор тебе снится? — удивилась Мерси.

— Нет, он не снился мне давно.Но теперь…

— После того как появился Эдам? — догадалась Мерси.

Рэчел кивнула.

— В свете теории психоанализа это вполне объяснимо, — сказала она. — Должно быть, мое подсознание пытается определить, какие чувства я испытываю к ним обоим. Кстати, должна тебя предупредить: Эдам сейчас должен подъехать, так что если ты столкнешься с ним — не… пугайся. Он действительно очень похож на Тома. Как две капли воды.

— Должно быть, в этом-то все и дело… — пробормотала Мерси с таким видом, словно она только что сделала важное открытие.

— Ты о чем? — не поняла Рэчел.

О тебе. В последнее время ты изменилась, и теперь мне кажется, что я знаю причину.

— Я? Изменилась? — Рэчел улыбнулась. —Я этого не знала.

— Посмотри на себя в зеркало — и увидишь. Правда, я не сказала бы, что эта перемена так уж бросается в глаза, но для меня она очевидна. К примеру, сейчас ты уже почти похожа на ту девчонку, которую я когда-то знала. Ты стала улыбаться, Рэчел! И, что гораздо важнее, ты снова позволила себе чувствовать. Твое лицо больше не напоминает маску — оно живет, отражает твои мысли и чувства!

При упоминании о маске Рэчел вздрогнула. Она, конечно, не могла не понимать, что смерть Тома изменила ее, однако до сих пор ей было невдомек, что появление Эдама вызвало в ней новую перемену.

— Ты думаешь, — медленно спросила она, — все это потому, что Эдам так похож на Тома?

— А что, разве это невозможно? Десять лет назад ты потеряла любимого человека, а теперь вдруг встречаешься с его двойником. — Она рассмеялась. — Я не знаю, насколько Эдам действительно похож на Тома, но это не так важно — твое воображение стерло ту разницу между ними, которая, безусловно, существует и может быть замечена любым другим человеком. И я очень хорошо представляю, насколько легко тебе будет полюбить его!

Последние слова подруги буквально оглушили Рэчел, и, чтобы дать себе возможность оправиться, она поспешно отхлебнула кофе.

— Возможно, — сказала она наконец, — это случайное сходство действительно могло сбить меня с толку, но только в самом начале. Чем больше мы общаемся, тем сильнее я чувствую в Эдаме много такого, чего я никогда не замечала в Томе.

—Что, например?

— Не знаю… Эдам крепче стоит на земле, и я чувствую в нем скрытую силу, упрямство, волю. Том всегда был более или менее беспечен, мягок; он ко всему относился легко, был открыт и дружелюбен со всеми. У меня, во всяком случае, никогда не появлялось ощущения, что он может быть опасен. — Рэчел пожала плечами. — Разумеется, он был мужественным, смелым, но… Том любил опасность ради опасности. Вспомни, как он увлекался спортивными машинами и самолетами — они влекли его даже больше, чем женщины. Том смеялся гораздо чаще, чем хмурился, и готов был наобещать тебе целую кучу всего…

— А в конце концов получалось так, что он не сдерживал слова.

Рэчел неуверенно подняла взгляд на Мерси.

— Я знаю, он правда старался выполнить, что обещал.

Мерси улыбнулась.

— Ну, конечно, старался. Том был моим братом, и я любила его, но он был так похож на нашего отца. У папы, как и у Тома, была просто бездна очарования, которое вело его по жизни и которое так хорошо ему послужило, что ему так ни разу и не пришлось поработать над чем-то засучив рукава. Ему достаточно было пошутить, улыбнуться, и все, чего он хотел, сбывалось как по волшебству. Я не знаю случая, чтобы он боролся за что-то, что было для него важно. Все улаживалось само собой.

— Раньше ты никогда не говорила мне ничего подобного.

— Ты была не готова выслушатьэто. Мерси покачала головой. — Том любил тебя, и мне хотелось бы верить, что в конце концов он бы стал тебе неплохим мужем. Но его автомобили, его самолеты все время заставляли бы его уходить от тебя просто потому, что ты… потому что ты не можешь за десять секунд разогнаться до ста миль в час, как он часто говорил. Я это знаю, потому что нечто похожее происходило между отцом и матерью.

Рэчел задумалась. В детстве она почти не сталкивалась с родителями Мерси и познакомилась с ними ближе, только когда они с Томом объявили о своей помолвке. В самом деле, эти двое не производили впечатления супружеской пары — каждый из них был как бы сам по себе. Алекс Шеридан много ездил по миру и бывал дома редко, а Рут Шеридан посвящала все свое время благотворительности и другой общественной деятельности. С формальной точки зрения такой брак, разумеется, не мог не считаться благополучным, но это была только видимость, внешняя сторона. Сущность же происходящего Рэчел начинала постигать только сейчас, когда Мерси открыла ей глаза.

45
{"b":"12267","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Быть счастливой, а не удобной! Как перестать быть жертвой, вырваться из разрушающих отношений и начать жить счастливо
Зеркало грядущего
Забота о себе
Нахал
Роузуотер
Золотая клетка
Сад надежды
Похищение Европы
В капкане у зверя