ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — согласился Эдам. — Но только не сейчас, не сегодня.

Рэчел молчала, пока он парковал машину на аллее и открывал дверцу, чтобы помочь ей выйти. Когда она уже стояла на дорожке, ведущей к дому, Рэчел прошептала:

— Но я не хочу быть пленницей в собственном доме!

— Я знаю. Идем!

Эдам обнял ее за плечи и повел вперед. Эдам поручил Рэчел заботам Дарби и Фионы.

Объяснив потрясенному Кэмерону, что с ними произошло, и пообещав заехать завтра, чтобы проведать Рэчел, Эдам вернулся в машину. Ему необходимо было срочно увидеться с Ником.

В вестибюле здания, которое занимала компания «Дункан и Росс», его никто не остановил. Клерк на первом этаже не успел спросить у Эдама, что ему здесь нужно, — он так быстро пронесся мимо, что клерк лишь проводил Эдама изумленным взглядом. Лифт стоял на первом этаже, и меньше чем через минуту Эдам уже вошел в кабинет Николаев Росса.

Ник, сидевший за столом, поднялголову.

— Как она? — спросил он.

Нисколько не удивленный осведомленностью приятеля, Эдам закрыл за собой дверь и рухнул в кресло Для посетителей.

— Потрясена, напугана, растеряна. Просто чудо, что она осталась жива.

— И снова благодаря тебе, насколько мне известно. Эдам отмахнулся от него.

— Ты нашел Гэллоуэя?

Ник внимательно посмотрел на него.

— Пока нет, — сказал он осторожно. — Но у меня есть несколько зацепок. А что?

— А то, что мне нужно кое о чем с ним потолковать! — Эдам вскочил и шагнул к столу. Наклонившись вперед, он уперся кулаками в его блестящую поверхность. — Я хочу с ним поговорить, слышишь?

— Послушай, Эд…

— Я должен был знать, Ник.

— А если это он?

— Тогда ему было бы лучше вовсе не родиться на свет!

— И ты предлагаешь сделать это именно сейчас? — Ник прищурился.

— Что? — не понял Эдам.

— Свернуть ему шею, что же еще?!

— Если потребуется. В любом случае я обязан сделать все, чтобы, пытаясь достать меня, Гэллоуэй ничем не повредил Рэчел!

— Послушай, не пори горячку! Сейчас нам не нужны осложнения. Хотя бы ради Рэчел тебе следует быть поосторожней. — Ник выдержал паузу и, увидел что Эдам успокаивается, добавил: — Хорошо, я согласен. Нам обоим пора с ним поболтать.

— Нам?..

— Да, нам, — твердо сказал Ник, разглядывая ободранные кулаки Эдама. — Твои руки пострадали, я вижу. Зато мои — в полном порядке.

И, подняв к глазам свои огромные кисти, он не сколько раз сжал и разжал кулаки.

Он оставил куртку, — пробормотала Рэчел.

— Я уверена, что завтра он в любом случае заедет, ответила Дарби Ллойд, забирая стоявший на коленях Рэчел поднос. — Постарайся поспать, ладно? Если хочешь, я могу с тобой посидеть.

— Спасибо, Дарби, но… Ты и так уже много для меня сделала. Со мной все хорошо, правда. Ванна мне очень помогла, и бульон Фионы тоже. Теперь я смогу заснуть. А ты поезжай…

— Ты правда хорошо себя чувствуешь?

Рэчел через силу улыбнулась.

— Конечно. До завтра, Дарби.

Но стоило Рэчел остаться в спальне одной, как ее снова начало трясти как в ознобе. Тело болело, и, прежде чем лечь в постель, Рэчел заглянула в ванную, чтобы принять пару таблеток аспирина. Но это не помогло. Дрожь не проходила, и, ища глазами что-нибудь теплое, Рэчел заметила на кресле кожаную куртку Эдама, которую оставила здесь Дарби, и взяла ее в руки.

Рэчел устроилась на диване, накинув на плечи тяжелую куртку, словно одеяло. От куртки пахло Эдамом, и, закрыв глаза, она вдохнула в себя этот запах. Эдам пользовался совсем другой туалетной водой — не той, что всегда ассоциировалась у нее с Томом, и Рэчел почему-то обрадовалась этому.

«Вот и еще одно различие!» — подумала она.

Она постепенно согрелась, ее озноб прошел, и Рэчел давно бы заснула, если бы не настойчивый внутренний голос, продолжавший твердить, что она не может быть уверена в непричастности Эдама к покушениям на ее жизнь только потому, что сегодня он снова спас ее от неминуемой смерти.

«Нет, — спорила сама с собой Рэчел. — Как я могу думать, что он виновен? Ведь сегодня его тоже могли убить. А раз так, значит, Эдам ни при чем. Или все-таки?..»

Через несколько минут, поправляя сползшую на пол куртку Эдама, она нашла во внутреннем кармане старую записную книжку. В ее руках книжка раскрылась словно сама собой, и Рэчел тотчас узнала почерк отца.

Макс Гэллоуэй всегда расправлялсясо своими врагами, но никогда не делал этого сам. Снять телефонную трубку и отдать приказ, подбросить решающую улику, установить адскую машину — это было в его духе. И всякий раз, когда на темных улицах раздавался одиночный выстрел, гремела автоматная очередь или взрыв, Макс оказывался в таком месте, где его могли видеть десятки людей. Именно за это в определенных кругах его прозвали Мистер Железное Алиби.

Но вот уже несколько раз его прекрасно подготовленное алиби оказывалось висящим на волоске. Лишь с большим трудом ему удалось избежать ответственности.

И Макс знал, кто в этом виноват. Эдам Делафилд.

Вторая причина, по которой Макс Гэллоуэй так ненавидел Эдама, была до очевидности проста. Мало кому нравится, когда тебя хватают за горло и бьют затылком о каменную стену. А в этом Макс успел убедиться уже дважды. И, судя по всему, Эдам собирался проделать это еще и в третий раз.

— Я спрашиваю тебя в последний раз, Макс… — Голос Эдама звучал обманчиво мягко, вкрадчиво, но руки, сжимавшие горло Макса Гэллоуэя, были словно сделаны из железа. — В твоих интересах отвечать быстро и, по возможности, правдиво. Иначе ты можешь очень навредить себе.

Макс бросил взгляд через плечо врага, но то, что он увидел, нисколько его не успокоило. Ник Росс, с безмятежным видом прислонившийся плечом к закрытой двери мужского туалета, небрежно поигрывал пистолетом.

Это был очень большой пистолет.

— Хорошо, — прохрипел Макс и попытался откашляться. — Только отцепись от меня, слышишь? Стальная хватка Эдама немного ослабла.

— Итак? — спросил он. — Зачем ты притащился за мной из Фриско?

— А ты как думаешь? — спросил Макс чуть ли не с вызовом. Теперь, когда он мог дышать, его неожиданно охватил порыв праведного гнева. — Господи, Эдам, ты уничтожил меня, ты испортил мне жизнь! Из-за тебя за мою голову назначена награда, и ты еще спрашиваешь, зачем я здесь, в Ричмонде?

— Ты скурвился, Макс. И еще: ты едва не поднял на воздух два городских квартала. Ты что, ожидал, что после этого я так просто тебя отпущу?

— Тебя это уже не касалось, Делафилд. Сколько раз ты повторял, что выходишь из дела и что единственное, чего тебе хочется, это спокойно управлять твоей чертовой электронной компанией? Уж не знаю почему, но тебе пошли навстречу, оставили тебя в покое, как ты и хотел. Я оставил тебя в покое. Какого черта тебе понадобилось делать так, что фараоны сели мне на хвост? В конце концов, твоя фирма вообще расположена в другом районе, так что ты волновался совершенно зря…

Эдам слегка сжал пальцы, и Макс захрипел. Продержав его несколько секунд без воздуха, Эдам снова ослабил пальцы.

— Я не собираюсь обсуждать с тобой массовое убийство, которое ты готовил, — сказал он. — И твои оправдания меня совершенно не интересуют. Сейчас мне нужно знать только одно: что ты делаешь в Ричмонде?

— Ничего, — выдохнул Гэллоуэй.

— Ничего? Разве ты не пытался взорвать магазин на улице Клейборн, когда я находился внутри?

При этих его словах Гэллоуэй заметно оживился.

— Вот как? Кто-то пытался взорвать тебя, Делафилд? Да у тебя, как я погляжу, полным-полно друзей!

— Слушай внимательно и отвечай, — произнес Эдам. — Ты звонил в агентство недвижимости, чтобы разыскать меня и Рэчел?

— Нет! Зачем мне это?!

— Чтобы поспеть к магазину раньше нас и установить взрывное устройство с таймером.

Макс снова закашлялся.

— Это был не я, не я, черт побери! — выкрикнул он сдавленным голосом. — Я только недавно приехал Ричмонд и еще не успел получить… необходимые материалы. Теперь это вообще очень трудно сделать, ведь за мной следят, меня ни на минуту не оставляют в покое! И все готовы броситься на меня, как только я допущу хоть малейшую оплошность!

50
{"b":"12267","o":1}