ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, — кивнула Рэчел. — Я уже давно не маленькая девочка, Фиона.

Экономка вернулась на кухню, Рэчел направилась в подвал. Пройдя коротким коридором, она оказалась перед внушительной дверью. Здесь мысли ее неожиданно приняли иное направление.

Рэчел думала о брате отца и своем дяде — Кэмероне Гранте. Насколько ей было известно, в семье его всегда считали артистической натурой, и действительно, делами брата он не интересовался. Экономические и финансовые вопросы занимали его настолько мало, что для управления доставшимся ему по наследству капиталом Кэмерон Грант нанял финансового менеджера, который, действуя от его имени, с переменным успехом вкладывал те или иные суммы в различные проекты и предприятия. Со своим братом Кэмерон никогда не советовался — Рэчел, во всяком случае, не помнила ни одного такого случая — и сама мысль о том, что по его рекомендации Дункан мог одолжить кому-то пять миллионов, казалась совершенно абсурдной.

Кроме того, в своих записях ее отец вряд ли бы назвал брата «старым другом». Скорее уж «старым негодяем», ибо братья едва ладили между собой, а уж настоящей дружбы между ними никогда не было.

Взяв со стоявшего у двери комода подготовленный Дарби список, Рэчел пробежала его глазами. В нем было перечислено всего несколько предметов, особенно понравившихся Кэмерону, но ни один из них ее не интересовал. Единственное, о чем подумала Рэчел, это о том, куда ее дядя собирается ставить все эти вещи.

Положив список обратно, Рэчел включила свет в подвале и стала спускаться, но уже через несколько шагов остановилась. В подвале пахло сыростью, пылью и мышами. Этот запах неожиданно напомнил Рэчел о мрачном и темном здании, в котором она побывала во сне.

О тюрьме, где она видела Эдама.

От этого у нее даже закружилась голова, и она была вынуждена остановиться и крепко взяться за перила, чтобы не упасть. Несколько раз Рэчел повторила себе, что это был только сон, прежде чем улеглось ее сердцебиение, а перед глазами перестали раскачиваться развешанные под потолком лампы с защитными сетками. Лишь успокоившись, Рэчел двинулась дальше.

К тому моменту, когда она достигла подножия лестницы, паника ее совершенно улеглась. Как и чердачные помещения, подвал долгое время служил семье Грантов складом, куда стаскивались всякие ненужные вещи, и в первую очередь — мебель. Лампы под потолком хорошо освещали это просторное помещение с побеленными стенами, и во всем подвале не было ни одного мрачного уголка. Здесь не было ни чуланов, ни дверей — только вдоль дальней стены высилась составленная друг на друга мебель, до которой еще не добралась Дарби Ллойд со своими молодчиками, да пылилось под лестницей несколько вместительных сундуков, в которых хранились всякие мелочи, отправленные сюда за ненадобностью.

Разглядывая освободившееся пространство в передней части подвала, Рэчел поняла, что это — работа Дарби. Очевидно, ей пришлось очень постараться, чтобы отвоевать у подвала эти несколько квадратных ярдов пола, иначе здесь было бы просто не развернуться. Зато теперь можно было надеяться, что уже очень скоро эти авгиевы конюшни будут окончательно расчищены.

Раздумывая об этом, Рэчел медленно шла в дальнюю часть подвала, где между составленными друг на друга столами, комодами, этажерками и бюро был оставлен узкий проход. В самом начале этой тропы, ведущей в глубь мебельных джунглей, ей попалось несколько шкафов и трюмо, снабженных бирками — очевидно из тех, что люди Дарби не успели поднять наверх. Они были тщательно вычищены от пыли и грязи, а местами — заново отполированы, и Рэчел удивилась про себя, как много успела сделать ее подруга.

Дойдя примерно до середины подвала, Рэчел убедилась, что мебели остается еще порядочно; почти вся она была очень красивой и, наверное, представляла немалую ценность. Прежде Рэчел не задумывалась об этом, но теперь восторг и энтузиазм подруги стали ей понятнее. Для Дарби это была настоящая золотая жила.

Потом путь ей преградили вешалки для шляп и пальто, которых здесь собралось не меньше двух десятков. Пройти дальше было невозможно, хотя у дальней стены подвала Рэчел видела запыленные сундуки, резные столики на позолоченных ножках, массивный буфет с цветными витражными стеклами, вместительные комоды и бюро. Некоторые вещи были повернуты к стене, некоторые лежали на боку, и в их ящиках тоже могли храниться любые сокровища и тайны, но Рэчел подавила в себе желание пробраться туда сейчас же, чтобы начать поиски. Гораздо разумнее было действовать так, как действовала Дарби, — последовательно и методично, вынося и тщательно осматривая шкафы по одному за раз.

К тому же вряд ли Дункан Грант спрятал ключ именно здесь.

Разочарованно вздохнув, Рэчел повернулась, чтобы идти назад к лестнице, и… столкнулась нос к носу с дядей Кэмероном. От неожиданности оба вскрикнули.

— Рэчел? Что ты здесь делаешь? — спросил Кэмерон, первым приходя в себя.

Глава 16

«Это ошибка, — мысленно сказала себе Мерси. — Большая ошибка!»

Целую минуту она стояла перед закрытой дверью, глядя прямо перед собой и стараясь взять себя в руки. Потом, набрав в грудь побольше воздуха, как перед прыжком в воду, она постучала решительно и громко. Ошибка или нет, но она не собиралась провести еще один вечер одна, расхаживая из стороны в сторону по своей гостиной и ожидая, когда же Ник соблаговолит прийти.

Она ненавидела ждать.

Именно поэтому она решила прийти к нему первой, чтобы раз и навсегда решить все вопросы.

Когда Ник открыл ей дверь, в руке у него был широкий стакан с виски. Несколько мгновений он молча смотрел на нее.

И снова Мерси вынуждена была сделать первый шаг.

— Мне нужно поговорить с тобой, Ник, — сказала она нервно.

Он медленно кивнул и отступил в сторону, жестом приглашая ее войти.

— Я ждал тебя, — проговорил он.

Его слова удивили Мерси, которая была уверена, что несколько часов назад, в банке, они расстались чуть ли не врагами. Тем не менее она все-таки прошла в гостиную.

Глядя на Ника, Мерси без всякого злорадства подумала, что сегодняшний день был для него не самым легким. Несмотря на довольно поздний час, Ник все еще был в своем деловом костюме, однако от его неизменной элегантности не осталось и следа. Сброшенный им галстук валялся под креслом, пиджак на спине замялся длинными горизонтальными складками, рубашка выбилась из брюк и была застегнута всего на несколько пуговиц, а в манжетах оставалась только одна запонка. Волосы Ника торчали в разные стороны, словно он только что проснулся, а лицо казалось деревянным.

— Я некстати? — пробормотала Мерси, озадаченная его растерзанным видом.

Вместо ответа Ник отошел к бару в углу и плеснул в стакан виски.

— Я ждал тебя, — повторил он. — Хочешь выпить?

— Нет, спасибо. А что, это помогает? — спросила она осторожно. — Сколько тебе надо выпить, чтобы расслабиться?

— Понятия не имею. Это уже вторая бутылка…

«И она наполовину пуста», — отметила Мерси про себя.

Ник тем временем повернулся к ней и слегка приподнял стакан, словно собираясь сказать тост в ее честь.

— Не беспокойся, — сказал он с насмешкой. — Сегодня я не собираюсь садиться за руль.

Мерси покачала головой. За все годы, что они были знакомы, она ни разу не видела, чтобы Ник допил до конца хотя бы одну порцию виски, не говоря уже о большем. Видеть его в таком состоянии ей было неприятно, поскольку, несмотря на свое внешнее спокойствие и некоторую отстраненность, Ник с трудом контролировал себя. Сегодня он был не похож на себя.

— Тебя не узнать, — заметила она сухо.

— Просто ты знаешь меня не так хорошо, как тебе кажется, — ответил Ник, и Мерси отметила, что язык у него почти не заплетается.

— Что с тобой? — спросила она. — В чем дело, Ник?

Ник покачал головой.

— Не будем отвлекаться на частности. Скажи лучше то, что ты приехала сказать, и покончим с этим. Я, конечно, не собираюсь тебя принуждать, но…

66
{"b":"12267","o":1}