ЛитМир - Электронная Библиотека

— Алло?

— Я хотел бы поговорить с мисс Рэчел Грант, — сказал в трубке незнакомый мужской голос.

— Это я, — ответила она несколько растерянно.

— С вами говорит Джон Элиот. Я только что вернулся в город и узнал, что вы мне звонили. Чем могу быть полезен, мисс Грант?

Но Рэчел никак не могла собраться с мыслями.

— Вы не напомните мне, кто…

— Я — частный детектив, — сказал Джон Элиот. Только тут Рэчел сообразила, в чем дело.

— Ах да, конечно! Извините меня, пожалуйста, мистер Элиот, я просто… Тут столько всего произошло, что ваше имя совершенно выскочило у меня из головы. Еще раз извините. Мы с мистером Делафилдом хотели расспросить вас об одном расследовании, которое вы когда-то вели по поручению моего отца.

— Дункана Гранта?

— Да, да! Среди его бумаг мы нашли записку с указанием вашего номера телефона, из которой следовало, что незадолго до своей гибели отец просил вас собрать определенные сведения об одном человеке. Не могли бы вы рассказать мне, что вам удалось установить?

— Действительно, мисс Грант, ваш отец обратился ко мне с такой просьбой, но… Буквально через несколько дней он погиб, и мы так и не успели заключить соответствующий договор.

— Понятно… — протянула Рэчел. — Назовите же мне, по крайней мере, имя этого человека. Это был некто Джордан Уолш, не так ли?

— Нет, мисс, — без колебаний ответил Элиот. — Вернее, я не знаю. Ваш отец сказал только, что предвидит какие-то проблемы, связанные с его бизнесом, и что я должен буду потихоньку собрать для него кое-какую информацию. Но он не называл никаких имен и не, уточнял, какого рода сведения ему нужны. Насколько я понял, сначала он хотел проверить кое-что сам, так что наша договоренность носила предварительный характер. Впрочем… — Элиот впервые заколебался, и Рэчел насторожилась.

— Что — «впрочем», мистер Элиот?

— Не знаю, поможет ли вам это, но… У меня сложилось такое впечатление, что мистер Грант собирался проверить какого-то своего старого знакомого или, может быть, давнего партнера, которому он раньше полностью доверял. Но это мое субъективное впечатление, мисс.

— Понимаю. Все равно, спасибо вам огромное.

— Не за что, мисс Грант. Могу я еще чем-то вам помочь?

— Вряд ли, если только вам нечего добавить к тому, что вы уже сказали.

— К сожалению, это все, мисс Грант. Как я уже сказал, у нас с вашим отцом была только предварительная договоренность.

Очевидно, детектив и правда ничего не знал, и Рэчел почувствовала разочарование. Ей оставалось только надеяться на то, что документы отца прольют больше света на происходящее.

— Жаль… Ну что ж, до свидания, мистер Элиот.

— До свидания. Извините, что не смог ничем вам помочь.

— Ничего страшного. Это вы меня извините, что побеспокоила вас напрасно.

Рэчел медленно положила трубку на рычаг. «Позвоню Эдаму и поеду в банк», — решила она.

И в этот момент от дверей кабинета донесся знакомый голос:

— Привет, Рэчел!..

Мерси ворвалась в кабинет Ника даже не постучав, и двое мужчин, склонившихся к экрану компьютера, одновременно подняли головы. Ник даже успел открыть рот, чтобы спросить, что, черт возьми, она здесь делает, но Мерси опередила его.

— Я знаю, что вы, мальчики, любите играть в казаки-разбойники, — заявила она с порога, — но без меня вам все равно не обойтись. Что вам, к примеру, известно о Грэме Беккете?

Глава 19

Рэчел молча смотрела на Грэма. Ей вдруг стало очень холодно, и совсем не потому, что в руке адвоката был револьвер.

Револьвер, который, казалось, был направлен прямо ей в грудь.

— В чем дело, Грэм? — спросила Рэчел, подавляя невольную дрожь страха. — Что ты задумал?

— Ты еще не поняла? — Адвокат усмехнулся. — Разве ты и твой любовник до сих пор не нашли то, что так долго искали?

Рэчел непроизвольно посмотрела на стол, где стояла открытая шкатулка и лежали ключ и записка, и Грэм это заметил.

— Ага, значит, ты все-таки что-то нашла… — проговорил он, и Рэчел поразилась, как спокойно и мягко звучит этот так хорошо знакомый ей голос. Если бы не револьвер, можно было подумать, что они просто приятно беседуют, сидя у камина с чашечками кофе в руках.

— Ну, что там, Рэчел? Просто записка, в которой Дункан обвиняет меня, или, может быть, сведения, которые он сумел собрать об одном моем приятеле?

— Нет. — Рэчел покачала головой. — В самом деле — нет.

— Извини, Рэчи, но я тебе не верю, — сказал Грэм чуть более фамильярным тоном. — Ты никогда не умела лгать, твое лицо тебя выдает.

С этими словами он шагнул в комнату, продолжая целиться в нее.

— Отойди-ка от стола, — приказал он негромко. — Только не слишком далеко.

Рэчел подчинилась. Она вовсе не собиралась возражать ему или убеждать адвоката в том, что ничего не знает. У нее не было даже намерения выиграть время, ибо надеяться ей было не на кого, и все же она зачем-то сказала:

— Но… эта записка не имеет к тебе никакого отношения. Просто папа написал мне, где находится вся бухгалтерская документация по его частным займам. Ну, которыми он занимался… Ведь я, кажется, говорила тебе про три миллиона долларов, которые он одолжил Эдаму.

Она стушевалась и замолчала. Это было глупо, глупо, глупо!.. Грэм не верил ей, к тому же, если на сцене появился заряженный револьвер, значит, прежде чем упадет занавес, он должен был выстрелить.

Грэм подошел к столу и, мельком глянув на записку, опустил ее вместе с ключом в карман пиджака.

— Я знал, что старик где-то прячет подробные записи о своих делишках, — сказал он с удовлетворением. — Спасибо, Рэчел, ты очень облегчила мне жизнь. Я, правда, считал, что бумаги находятся где-то в доме, поэтому до тех пор, пока ты не вернулась из Нью-Йорка и не начала совать повсюду свой нос, мы могли чувствовать себя в безопасности. Вряд ли кто-то мог наткнуться на них случайно, не говоря уже о том, чтобы понять, что в них. Возможно, мне следовало самому позаботиться об этих бумагах, но это потребовало бы слишком много времени, поэтому, когда ты появилась в Ричмонде, я решил, что логичнее будет предоставить это дело тебе. Ведь только ты одна могла так быстро разобраться в личных бумагах отца, отсеять ненужное и оставить действительно важное. Кроме того, Дункан запер все столы и оставил ключи в одном из сейфов, так что до твоего возвращения в Ричмонд мне все равно ничего не светило.

— Должно быть, я слишком медленно соображаю… — проговорила Рэчел неохотно. — Так это был ты, Грэм… Это ты посоветовал отцу одолжить пять миллионов Джордану Уолшу?

Глаза адвоката блеснули.

— Да, я порекомендовал Дункану моего старого друга Уолша. А откуда ты знаешь?

— Мы нашли записную книжку отца, в которой он упоминал об этом. Она… — Рэчел слегка запнулась, но тут же справилась с собой. — Она у Эдама, так что у тебя ничего не выйдет, что бы ты ни задумал. Эдам все знает. И Ник тоже…

— Возможно. — Адвокат пожал плечами. — Но у них нет никаких доказательств, иначе они бы уже начали действовать. А уж о том, чтобы доказательства никогда к ним не попали, я позабочусь.

И он выразительно похлопал себя по карману свободной рукой.

— А… я? Как насчет меня? — вырвалось у Рэчел. — Что, будет еще один взрыв? Или меня снова попытаются сбить машиной?

Грэм нахмурился.

— Я не имею никакого отношения ни к одному из этих происшествий, — сказал он.

— Я тебе не верю.

— Это уж как тебе угодно, — отозвался адвокат, явно думая о чем-то другом.

— Но ты пытался меня убить!

— Ничего подобного! — Он продолжал хмуриться. — Тормоза в «Мерседесе» действительно испортились не сами собой, но убивать тебя никто не собирался. Тебя нужно было только припугнуть, чтобы ты поскорее возвращалась к себе в Нью-Йорк,

— А… остальное?

— Я же сказал тебе, что не имею к этому никакого отношения.

— Тогда это дело рук твоего хозяина, Джордана Уолша, — презрительно бросила Рэчел. Это, похоже, его задело.

79
{"b":"12267","o":1}