ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А вы следили за мной и таким образом тоже пропустили ленч, — договорила она, успешно заполнив паузу.

— Примерно так, — согласился Гриффин, ничуть не смутившись. — Вам нравится итальянская кухня?

— Я как-то не заметила в городе ни одного итальянского ресторана, — удивилась она, оглядываясь. — Он где-то рядом?

— Милях в пятнадцати по прибрежному шоссе в направлении Портленда. Что скажете? Согласны оставить другую сторону улицы на завтра?

— А что подумают все, если мы вдруг вместе с вами отправимся в ресторан?

— Подумают, что мы проголодались, — сухо сказал он. — Я, к вашему сведению, должен сообщить на работу, где меня искать. Вы же не думаете, что эта информация не пойдет дальше Отдела шерифа, в самом деле.

После всех этих разговоров у нее за спиной Джоанна прекрасно понимала, что он имеет в виду.

— Нет. Конечно, нет. Кажется, в этом городе ничто не может остаться в тайне.

(Кроме?..)

— Вот именно. — Он взял ее за руку и повел по тротуару к Отделу шерифа. — Кстати, хотел бы я удостоиться чести познакомиться с вашей тетушкой Сарой. Похоже, она настоящая леди.

Милях в десяти от Клиффсайда Гриффин вдруг остановился у обочины и выключил двигатель. Джоанна огляделась. Впереди — извилистое шоссе, которое скоро начнет карабкаться вверх, слева — скалы и под ними океан, справа — лес.

— Почему мы остановились? — спросила она несколько настороженно.

— Я подумал, вы захотите увидеть… Это не займет много времени. — Он выбрался из машины и перешел шоссе, остановившись у узкой обочины, обнесенной со стороны обрыва низкими перилами — единственным барьером заграждения.

Джоанна медленно, неохотно пошла за ним. Она поняла, что он намерен ей показать, и отнюдь не была уверена, что хочет это видеть. И, догнав его, она не смотрела вокруг — только на него. Ветер с океана ерошил его темные волосы, темные глаза посуровели.

Чем она была для тебя, Гриффин? Вы были любовниками?

— Вот здесь ее машина перевернулась, — сказал он. — Она ехала по направлению к городу и, очевидно, потеряла управление на этом последнем повороте. Машина неслась на такой скорости, что барьер был просто снесен.

Что в твоем голосе — боль или гнев?

Джоанна взглянула на длинный отрезок более новых перил, сглотнула ком в горле и все же нашла в себе силы посмотреть вниз, на скалы.

Обрыв здесь был еще выше, чем за «Гостиницей», и под этой крутизной громоздились невероятно изломанные скалы, вздымая жуткие острые вершины. Если машина упала на них, то разбилась вдребезги.

Голова у Джоанны закружилась, сердце забилось учащенно. (Для чего я здесь, Кэролайн? Чтобы доказать, что ты погибла от чьей-то руки?) Неожиданно она и в самом деле почувствовала уверенность, что Кэролайн Маккенна была убита.

Она на мгновение закрыла глаза и, полуобернувшись, взглянула на Гриффина. Его лицо было мрачно.

— Почему вы подумали, что я захочу это увидеть? — спросила она. Голос звучал на удивление нормально — она даже и не ожидала от себя такой сдержанности.

— Вы так интересуетесь Кэролайн, — чуть резче, чем обычно, произнес он. Суровый голос, каменное лицо, темные глаза. — Здесь она погибла. От машины мало что осталось, от нее еще меньше, но мы собрали все, что можно, — достаточно, чтобы идентифицировать ее и понять, что произошло с машиной.

— Вы уверены, что это был несчастный случай? — не удержавшись, спросила она. Гриффин нахмурился.

— Кэролайн не пыталась покончить самоубийством, если вы об этом. Сейчас уже не видно, но здесь были отчетливые следы шин от середины того поворота до этого самого места. Она изо всех сил старалась остановить машину — просто не смогла.

— А вы не думаете… — Джоанна на секунду прикусила губу, но решила договорить:

— Возможно ли, что кто-то столкнул ее с дороги? Что кто-то другой был причиной аварии?

— Вы имеете в виду, какая-то другая машина с пьяным или сумасшедшим водителем?

Поколебавшись, Джоанна все же решила уточнить:

— Это возможно?

— Все возможно, Джоанна. Но не похоже. Не обнаружено никаких следов чего-то подобного.

— Вы искали?

— Конечно, искал — что же я иначе за полицейский? Ведь именно я должен объяснить, что случилось, множеству людей, и в том числе ее мужу. Мне платят за то, чтобы я знал, что произошло и каким образом.

— Я хотела сказать…

— Послушайте, машину никто не сталкивал. Никаких повреждений, кроме тех, что нанесены перилами и падением на скалы, нет — ни частичек краски другого автомобиля, ни проколов шин, ничего. Шел дождь. Дорога была мокрая, она ехала слишком быстро и потеряла управление. Конец рапорта, мисс Флинн! Конец!

— Простите, — сказала она, бессознательно касаясь его руки. — Я вовсе не ставлю под сомнение вашу профессиональную компетентность. Просто все говорят, что она была очень осторожным водителем, и…

— И однажды ошиблась. Такое бывает.

— Наверное, вы правы. — Джоанна замолчала. Молча вернулась с ним к машине и села на свое место. Потом сказала:

— Как вы были правы, предостерегая меня от этих скал. Сначала та женщина, потом Кэролайн.

— Какая женщина? — Гриффин удивленно посмотрел на нее и включил двигатель.

— Вы же сказали, что кто-то упал со скал четыре-пять месяцев назад.

— Да, — сказал Гриффин, въезжая с обочины на шоссе и нажимая на газ. — Но это была не женщина. Несчастье произошло с мужчиной.

Глава 5

После такого потрясения есть Джоанне не хотелось. Она говорила себе, что скорее всего сон был следствием состояния ее собственного здоровья. Кэролайн погибла, разбившись о скалы, и Джоанна убеждала себя, что ее последний сон о женщине — светловолосой женщине, падающей со скал, есть прямое следствие гибели Кэролайн.

Все просто. «Очевидно, — повторяла себе Джоанна, — сон — порождение исключительно моего сознания и никоим образом не является неким сообщением от Кэролайн. Да и вообще, сон — это просто сон и ничего больше. Ночной кошмар, возникший из подавленных страхов и непосильного напряжения — как и большинство кошмаров. В конце концов, мне всю жизнь снились ничего не значащие сны, и нельзя же считать их все необыкновенными из-за одного-единственного, который привел меня сюда».

Как она ни старалась, все построения оказались неубедительными, на этот раз Джоанне помогло умение сосредоточиваться на том, что происходит здесь и сейчас. Поскольку настроение Гриффина явно изменилось, она, войдя в ресторан, заставила себя по крайней мере выглядеть спокойной и беззаботной.

— Тетушка Сара сказала бы, что, если коп угощает тебя ленчем, это значит, он хочет снять твои отпечатки пальцев, — заявила она, когда официантка, принеся им меню, удалилась. В ресторане Донателли они были практически одни — время ленча кончилось, а до обеденного наплыва народа оставалось еще часа два.

— Итак, очередной урок из серии «не ставить локти на стол»? — занудным голосом протянул Гриффин.

— Именно. А кроме того, она научила меня готовить, шить, водить машину, танцевать, плавать на лодке и скакать верхом.

Брови Гриффина поползли вверх.

— Знаете, у меня сложилось впечатление, что ваша тетушка Сара эдакая типичная старая дева — кукиш на голове, очки на носу, хлопчатобумажные чулочки, — но, похоже, я ошибся.

— Чудовищно ошиблись! — Джоанна не смогла удержаться от улыбки. — Во-первых, она не была старой девой; тетушка на своем веку похоронила четырех мужей. И умерла четыре года назад в возрасте шестидесяти лет. У нее были ярко-рыжие волосы, она обожала короткие юбки и высокие каблуки; а поскольку ее второй муж был полицейским, я думаю, она знала, что говорила.

— Вы полагаете, она специально предостерегала вас в отношении копов?

— Не то чтобы предостерегала; но я помню, как она говорила, что подозрительность — это естественное состояние полицейского. Так что если вы сразу отсюда повезете меня снимать отпечатки пальцев…

19
{"b":"12268","o":1}