ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— До свидания, Амбер. — Кейн простился вежливо, но с явным безразличием. — Джоанна, как вы можете говорить, что необходим новый законопроект…

— Пока, Амбер. Ну разумеется, необходим, Кейн. Штаты не могут договориться насчет него, потому что уже существуют миллионы разных законов, в которых легко запутаться. И без какой-то координации в этой области у нас будет еще больше этих смехотворных судебных процессов, что тянутся годами… — Джоанна оглянулась и сухо сказала:

— Она ушла.

Кейн вздохнул, впрочем, с некоторым облегчением.

— Мне и самому противно, но Холли утверждает, что в восемнадцать лет сердца легко разбиваются.

— Да, — согласилась Джоанна. — Но редко — вдребезги, и возрождаются, по-моему, столь же легко. Господи, какой она еще ребенок!

— Даже для своих восемнадцати лет, я бы сказал. Спасибо, Джоанна. Это дитя уже второй раз приходит ко мне. В первый раз я был в доме и просто не открыл дверь, когда она постучала.

Джоанна невольно улыбнулась.

— Рада была помочь. Вы не знаете, как долго она еще пробудет здесь?

— Неделю или около того. Летом здесь по крайней мере было бы еще несколько детишек ее возраста, но сейчас октябрь, она не знает, куда деваться от скуки, вот и результат…

— Да, я понимаю, художник — это такая романтическая фигура, — задушевным голосом закончила Джоанна.

— Вот оно, проклятье нашей профессии, — подыграл Кейн, устремив на нее печальный взор.

— Невыносимо тяжкое бремя, — с глубоким сочувствием согласилась она. — Пожалуй, я оставлю вас нести его в одиночку. Рада знакомству с вами, Кейн.

— Я тоже очень рад, Джоанна.

Помахав на прощание рукой, она пошла к лифту. Неудивительно, что и Холли и Амбер очарованы этим художником; он просто-таки источает обаяние. Но она так и не узнала, почему одна из его картин оказалась в ее сне и в каких отношениях он был с Кэролайн. Друг? Любовник?

Днем в субботу Гриффин увидел Джоанну в городском парке. Она сидела на скамейке, поставив одну ногу на громадную тыкву, а на коленях у нее мирно спал щенок кокер-спаниеля. Рядом на земле лежали холщовая сумка, бита, запачканный мячик и три бейсбольных рукавицы.

— Только не говорите мне, что вы и его тоже купили, — сказал Гриффин, садясь рядом с ней.

— Нет, меня оставили за ним присмотреть, — серьезно ответила Джоанна. — Дело в том, что Клиффсайдский бейсбольный клуб планировал на сегодня запуск воздушных змеев и выдалбливание тыкв, но вмешалась коммерческая акция. Мистер Вебстер приостановил деятельность клуба, предложив команде пять долларов за уборку своего двора, и предложение было принято. А поскольку Тревис слишком юн, чтобы принять участие, я вызвалась с ним посидеть.

Гриффин кивнул — по ее точному и исчерпывающему описанию он узнал компанию детей, обычно собиравшихся по субботам в этом парке.

— А тыква, значит, не выдолблена? — заметил он.

— Очевидно, они как раз собрались этим заняться, чтобы в Хеллоуин быть во всеоружии, но тут выяснилось, что ни у кого из них нет допуска к ножам: мамы не разрешают. И змея тоже ни у кого нет, отсюда нужда в пяти долларах.

— Ага. А как же вас-то во все это втянули?

— Я остановилась покормить птиц, и меня назначили судьей. Кстати, вы не обращали внимания на подачу Джесона Риордана? У мальчика очень неплохая рука.

— И у меня была бы, знай я Джесонова отца, — шутливо сказал он. — Подачу Джесона не оставят без внимания.

Она улыбалась, глядя на рыжеватого кокера и легонько поглаживая его длинные шелковистые уши.

— Мне нравится этот город, — сказала она не потому, что действительно так думала, а потому, что этого требовал момент.

— Не скучно вам здесь?

— Ну что вы! Я вам говорила, что и в большом городе веду очень спокойную жизнь. Это мне по душе.

— Особенно если покупки удачны. Я слышал, вчера вы обзавелись еще несколькими сувенирами.

— И каждый — просто шедевр! — сказала она с шутливой гордостью, гадая, как он будет реагировать, если она в подробностях опишет вчерашнее нервное утро. Но он, конечно, уже все знает.

— В том числе и бобер? — В его голосе звучал искренний интерес. — Конечно, в каждом приличном доме должна быть такая штука, но мне кажется, что выкованного из железа бобра величиною в фут трудно будет транспортировать самолетом.

— Я отправлю его морем, — не затруднилась она с ответом. (Да, определенно, он все знает.)

Гриффин кивнул почти без улыбки.

— Я полагаю, дома, в Атланте, он отлично впишется в ваш интерьер.

— Безусловно.

Он продолжал бы и дальше подшучивать над ней, но тут команда по запуску воздушных змеев и выдалбливанию тыкв вернулась, чтобы забрать свою собственность, и немедленно приступила к обсуждению вопроса, кто понесет тяжелую тыкву к себе домой. В итоге Гриффин прекратил спор, пообещав, что в понедельник утром тыква в целости и сохранности будет доставлена в школу, где ее и выдолбят под руководством учителя.

— Весьма дипломатичное решение, — похвалила Джоанна, когда дети собрали свои вещи, взяли по-прежнему спящего щенка и убежали. — Вы осуществите доставку тыквы лично?

— Наверное, — сказал он.

Джоанна засмеялась, вставая со скамейки и подхватывая холщовую сумку.

— А пока оставите ее здесь?

— Тоже вариант. — Гриффин зашагал рядом с ней в направлении Главной улицы. — А куда это вы собрались, неужели опять по магазинам?

— В общем, да, но не с теми же намерениями, что раньше. Я хочу вернуть ту коробку гвоздей в скобяную лавку.

— Размер не подошел? — очень вежливо спросил он.

— Нет, я просто подумала, что коробка шурупов тоже годится.

— А для чего, собственно?

Она невинно посмотрела на него.

— Для той же цели.

Гриффин не знал, смеяться ему или плакать.

— Джоанна…

— Вы сегодня при исполнении?

— Нет. А почему вы спрашиваете? Нужна помощь в подборе шурупов?

— Нет. Просто любопытно было, работают ли шерифы по выходным.

— Только если это очень уж необходимо. — Гриффин, глядя на нее, думал, что ей очень идут джинсы и свободный свитер, а вот Кэролайн подобный наряд придавал детский вид. Это так странно. И глаза у нее живые, выразительные, а у Кэролайн были темные и неподвижные. Он начинал понимать, что эти женщины не так уж и похожи друг на друга, как кажется на первый взгляд.

— Боже мой, это вы!

Оба удивленно обернулись. К ним спешил мужчина лет тридцати, среднего роста, с приятным лицом и светлыми рыжеватыми волосами. Он не отрывал глаз от Джоанны, очевидно изумленный.

Джоанна бросила на Гриффина быстрый взгляд. Шериф был весь внимание. Взгляд виноватый, она явно узнала этого мужчину.

— Я так и думал, что это вы, — подойдя к ним, сказал Дилан Йорк. — Сегодня утром я вернулся, и все мне о вас рассказывают, что вы приехали с Юга…

— Вы знакомы? — настороженно спросил Гриффин.

— Не вполне, — ответила Джоанна без всякого желания что-либо объяснять.

Дилан протянул руку, представился Джоанне и стал рассказывать:

— Грифф, я видел ее в Атланте. Мы с Лиссой видели ее оба с промежутком в неделю, и оба непроизвольно назвали ее Кэролайн — представляешь, какой это был шок? Конечно, мы быстро пришли в себя, но все же это нас сильно потрясло. Рад видеть вас, Джоанна, поверьте; я почти убедил себя, что вы были игрой моего воображения.

— Что ж, я рада оказаться реальной, — сказала Джоанна с милой улыбкой.

— Не может быть, что вы попали в Клиффсайд случайно, — сказал Дилан, наконец отпуская ее руку. — Можно мне называть вас Джоанной?

— Конечно.

Гриффин заметил, что после того виноватого взгляда она ни разу на него не посмотрела.

— Хорошо, а меня зовите Дилан. Нет, Лисса просто не поверит. Понимаете, мы с ней вместе работаем у Скотта Маккенны.

— Я слышала, — сказала Джоанна. — А что до того, как я оказалась здесь… ну, скажем, я просто любопытна.

Ее собеседник заметно помрачнел.

— Допустим. Но как вы узнали, куда ехать? Ведь ни я, ни Лисса не назвали даже фамилии Кэролайн, не говоря уже о том, что ни разу не упомянули о Клиффсайде. И вы никак не могли знать, кто мы — ведь мы не дали себе труда представиться. Мы оба назвали только имя Кэролайн, больше ничего. Как же вы могли догадаться, что нужно ехать именно в Клиффсайд?

23
{"b":"12268","o":1}