ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы виделись с ней в последнюю неделю ее жизни? — все же задала она следующий вопрос, намереваясь, впрочем, вскоре распрощаться.

Бекет взял со стола ручку и стал крутить ее в длинных пальцах.

— Нет, — сказал он, не отрывая глаз от вертящейся ручки.

Он явно лгал, причем лгал неумело.

— Значит, вы не знаете, была ли она расстроена или обеспокоена чем-то тогда?

— Не знаю. — Он любезно улыбнулся. — Сожалею, что не смог вам ничем помочь, Джоанна.

— Ничего, — улыбнулась она в ответ. — Я собираю мелочи, детали, штрихи — почти каждый может что-нибудь сказать о Кэролайн. Потом все это сложится воедино.

— И что же это будет за картина? — спросил он.

— Если бы ей нужно было название, — сказала Джоанна, — я бы выбрала такое: «Сложная натура». Кажется, ей не подходят обычные в таких случаях ярлыки.

— Обычные ярлыки?

— Да. «Жена богача». «Матрона маленького городка». «Преданная мать». Все они вроде бы и годятся, но не вполне.

— А подходят ли вообще кому-нибудь обычные ярлыки?

— Наверное, нет. — Джоанну вдруг охватило разочарование, и на секунду она замолчала, стараясь скрыть его. Потом поднялась. — Спасибо, доктор, что нашли время для разговора со мной.

Он тоже встал, с той же любезной улыбкой, отнюдь не коснувшейся его глаз.

— Просто док, Джоанна. Жаль, что я так мало знаю о Кэролайн.

Подняв руку в знак прощания, она вышла из кабинета в холл. В регистратуре Марион заносила данные в компьютер, пользуясь послеобеденным затишьем и отсутствием больных. Марион, энергичная женщина средних лет, темноволосая, с очень цепкими глазками, на которой словно бы крупными буквами было написано, что спуску она никому не даст, подняла голову, когда Джоанна проходила мимо.

— Удачно? — спросила она.

Джоанна подумала, что все уже знают: она расспрашивает о Кэролайн, — и это логично, учитывая скорость распространения слухов в этом небольшом городе. Поэтому она не стала спрашивать, что Марион имеет в виду, а просто пожала плечами.

— Да нет.

— Наверное, он прочел вам целую главу и еще один стих об ответственности врача за сохранение тайны пациента?

— Я не слишком настаивала, чтобы не нарываться, — ответила Джоанна. — Просто он сразу предупредил, что не знает о Кэролайн ничего такого, что может быть мне полезно.

Ничуть не удивленная, Марион кивнула.

— Он, мягко говоря, неболтлив.

У Джоанны не было намерения заставлять эту женщину сплетничать про доктора и Кэролайн, она сказала просто наобум:

— Кэролайн ведь часто приходила сюда из-за своей аллергии. Вы ее знали?

— Знала ли я ее? Как сказать? Видела, обменивалась вежливыми словами — это да. Но у Кэролайн Маккенна на других женщин всегда как-то не хватало времени.

— Да, я слышала, — пробормотала Джоанна. — Но неужели у нее совсем не было подруг?

— Я не могу назвать ни одной.

— А вы случайно не видели ее в последнюю неделю ее жизни?

— Как же, — сказала Марион, — она заходила сюда дня за два до гибели. Хотела видеть дока. Джоанна постаралась не выдать себя.

— Увидела?

— Э, я уже хотела пригласить ее в кабинет, как в ту же секунду зазвонил телефон: один из старшеклассников, игроков школьной бейсбольной команды, повредил ногу. Док схватил свой чемоданчик и помчался со всех ног. Кэролайн еще попыталась с ним заговорить, но он ее просто отодвинул с дороги. — Марион чуть нахмурилась. — Дайте вспомнить… да, она шла за ним до самой стоянки.

Джоанна задумалась о том, почему Бекет солгал ей. То ли он знал о смерти Кэролайн что-то такое, чего не хотел говорить — это вполне возможно, в конце концов, именно он делал вскрытие. А может быть, он лгал потому, что тоже чувствует себя виноватым, ведь Кэролайн пришла к нему за помощью, а он от нее отвернулся.

— Она не казалась подавленной?.. — спросила Джоанна разговорившуюся регистраторшу. Та поджала губы.

— Я бы сказала, немного взволнованной.

— А вы не знаете почему?

— Нет.

Джоанна кивнула.

— Большое спасибо, Марион.

— Помогло? — поинтересовалась та.

— Бог знает. Но так или иначе, еще несколько частей головоломки встали на свое место. — Джоанна повернула голову и уловила какую-то тень движения у двери в кабинет, словно бы, стоя в дверях, Бекет быстро отступил из поля зрения, когда она оглянулась.

Много ли он успел услышать?

— Удачи с головоломкой, — пожелала Марион, возвращаясь к работе.

— Спасибо. До свидания.

Джоанна вышла из клиники и направилась к Главной улице, где стояла ее машина. Начинало темнеть, в воздухе веяло холодом. Новые факты и догадки беспорядочно крутились у нее в голове. Кажется, пора вернуться в «Гостиницу», поужинать и залечь в горячую ванну — и тогда уже постараться логически осмыслить все, что она сегодня узнала.

Свернув на Главную улицу, Джоанна помедлила, окидывая взглядом городок. Он казался таким мирным в лучах закатного октябрьского солнца. «Блейзер» Гриффина стоит возле Отдела шерифа, — значит, главный полицейский города все еще на работе. Миссис Чандлер запирает библиотеку. Лисса и Ди-лан, оба с портфельчиками, немного постояли, непринужденно болтая, напротив мэрии, а потом разошлись в разные стороны, каждый к своей машине. Большинство магазинов открыто: они работают до шести или даже до семи; немногочисленные покупатели заходят в них и выходят, и никто никуда не спешит.

Прелестный мирный городок! Правда, с весны здесь три человека умерли насильственной смертью. Правда, многие горожане смотрят на Джоанну непроницаемым взглядом — то ли потому, что не любят чужаков, то ли им не нравятся ее вопросы, то ли им есть что скрывать…

Прелестный мирный городок. Правда, что-то здесь не так.

Она вздохнула, стараясь стряхнуть с себя ставшее почти постоянным напряжение и непомерную душевную тяжесть. Это самое лучшее, что она могла сейчас сделать. Она так устала — пора было дать себе немного отдохнуть.

Перед тем как возвращаться в гостиницу, Джоанна зашла в аптеку — ей нужно было кое-что купить. Она пробыла там совсем недолго, обменявшись лишь несколькими словами с двумя-тремя покупателями, — но, когда выходила, у нее не осталось сомнений, что будущее Кейна Барлоу в этом городке уже определено. Казалось, практически каждый был уверен, что художник непременно причастен к гибели Амбер. Джоанна подумала: «Если Гриффин не сможет убедительно доказать, что это был несчастный случай с трагическим исходом, или найти настоящего виновного, то эти подозрения подобно черной туче будут вечно нависать над головой несчастного Кейна».

Джоанна ни за что не желала верить, что девушку убил Кейн, пусть даже непреднамеренно. Но в то же время она не знала, чем здесь можно помочь — разве что продолжать делать то, что она делает, то есть стараться выяснить, что же произошло с Кэролайн.

Из аптеки Джоанна пошла к машине, которая стояла в дальнем конце Главной улицы. Выудив из переднего кармана джинсов ключи, она включила зажигание и автоматически застегнула ремень безопасности, хотя путь до отеля был недолог. Поскольку машина стояла на горке, на газ нажимать было не нужно; она просто дала задний ход, не снимая ноги с педали тормоза.

Джоанна всегда была осторожным водителем, даже до того, как попала в аварию; а сейчас стала осторожней вдвойне. Ни при каких обстоятельствах она не превышала скорость — ей не было свойственно вжимать акселератор в пол до отказа. Но едва, вырулив на Главную улицу, она слегка прикоснулась к педали, как та мгновенно ушла в пол.

И запала.

В первую секунду Джоанна попыталась вытащить педаль, подцепив ее ногой, стараясь при этом как-то следить и за дорогой. Это оказалось невозможным. Автомобиль, бешено набирая скорость, несся по Клиффсайду. Перед глазами у нее все слилось в сплошное пятно, в ушах стоял страшный рев работающего на пределе мощности двигателя, и единственное, что она могла придумать, — это ехать к югу, минуя «Гостиницу» и владения Скотта Маккенны.

Она хорошо помнила карту. Если ехать на север, то там прибрежное шоссе долго бежит прямо вдоль края обрыва, отделенное от пропасти лишь перилами заграждения — а они не остановили машину Кэролайн.

47
{"b":"12268","o":1}