ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда к Джоанне вернулась способность дышать, она пробормотала:

— А постель здесь где-нибудь есть?

— Ужас! Какой пример мы подадим моим подчиненным? Не искушай меня, ладно?

— Я буду осторожна, обещаю.

— Кажется, наши представления об осторожности несколько не совпадают.

— Давай обсудим это за ленчем, — предложила Джоанна.

Остаток дня она провела с Гриффином в его кабинете, желая загладить свою вину за то, что так расстроила его утром. Занятие ей нашлось. Гриффин дал ей просмотреть дело Батлера и дело Кэролайн, и она удивилась, как много бумаг требуется для официального следствия.

К сожалению, сами бумаги не содержали ничего нового, во всяком случае, для нее. Как и говорил Гриффин, обе смерти были классифицированы как несчастный случай, без каких бы то ни было указаний на другую возможность.

Информация о Роберте Батлере стала приходить к концу дня, но в первой порции не оказалось ничего интересного. Это были обычные архивные сведения: где родился, кто родители, какую школу закончил. И, разумеется, никаких связей с Клиффсайдом. В пять Гриффин закончил работу и предложил Джоанне поехать к нему. Но она заметила, что раз уж они не скрываются, то отель имеет целый ряд преимуществ, например, круглосуточное обслуживание. Они смогут заказать еду в номер. Если, конечно, он чувствует себя в силах пройти через вестибюль с гордо поднятой головой.

— Поехали, — решительно заявил Гриффин.

Гордо поднятая голова оказалась ни к чему, потому что вестибюль был совершенно пуст, если не считать дежурной за конторкой, которая на них даже не взглянула.

— Ничего, значит, эту новость разнесет по городу официант, — рассмеялась Джоанна, когда они уже поднимались в лифте.

— Мне безразлично, — подхватил шутку Гриффин. — Пожалуй, я даже сам открою ему дверь, повязав вокруг бедер полотенце, чтобы сплетня была достаточно пикантна.

— Ты этого не сделаешь, — изумилась Джоанна.

Он это сделал. Он заставил ее остаться в спальне, вне пределов видимости, разделся, и, когда официант привез им ужин, быстро сунул ему чаевые и едва не вытолкал молодого человека из номера, проявляя совершенно неприличное нетерпение.

— Не могу поверить, — смеялась она, выходя в гостиную.

Улыбаясь, он обнял ее за талию и притянул к себе.

— Я же говорю, в последнее время у меня бывают смешные порывы.

Джоанна положила руки ему на грудь, наслаждаясь ощущением твердости его мускулов и непроизвольно поглаживая густую поросль черных волос.

— Но я не могла себе представить, как далеко ты зашел. — Ей не хотелось разбираться в своих чувствах, не хотелось спрашивать о серьезности его намерений; она просто констатировала факт:

— Я начинаю видеть в тебе совсем иное. Удивительно, шериф — любовник.

— Твой любовник, — подчеркнул он, целуя ее.

«Как преступно быстро он превращает меня в клубок трепещущих нервов, в сгусток чистого желания», — подумала Джоанна. И не стала бороться с собой. Приподнявшись на цыпочки, прильнула к нему и призывно приоткрыла губы.

Его руки скользнули по ее спине, он прижал ее к себе еще крепче…

— Ты все еще одета, — прошептал он.

— M-м. Так сделай с этим что-нибудь, — вдруг охрипнув, произнесла она. Потом, оторвавшись от его губ, посмотрела на него долгим взглядом. — Похоже, наш ужин совершенно остынет.

— Ну и черт с ним. Отошлем его назад на кухню разогреть. Я думаю, официант ожидает чего-то в этом роде.

Джоанна засмеялась и не протестовала, когда он поднял ее на руки и отнес в спальню.

— Для умных и взрослых людей мы ведем себя удивительно безрассудно, — сказал Гриффин позже. — Я полагаю, мы оба здоровы, но все же стоило позаботиться о противозачаточных средствах? Прости, Джоанна, я даже не подумал об этом.

Они сидели на диване, оба в гостиничных халатах, смотрели по телевизору новости и ели свой остывший ужин, который не стали отсылать на кухню — они настолько проголодались, что было вкусно и так.

— Я тоже, — ответила она. — Таблетки я не пью, они мне не подходят. Но раз уж так случилось… — Она пожала плечами. — А что касается здоровья, я же знаю, ты мужчина ответственный, вот и не опасалась. А я, когда летом попала в аварию, прошла полное медицинское обследование, в том числе и анализы крови. Так что ты тоже можешь не беспокоиться.

— Я просто подумал, что мы должны поговорить об этом.

— И ты прав. — Она потянулась к нему и коротко поцеловала. — Секс в наше время небезопасен.

Он нежно коснулся ее щеки.

— Для женщины, кажется, безопасного времени не было никогда. Все последствия достаются ей.

Засмеявшись, она чуть отодвинулась.

— Это верно. Но хорошо бы понять, как возник такой перекос. Ты знаешь, некоторые прогрессивные исследования опровергают наши прежние представления о первобытном человеке. Когда люди были охотниками и собирателями и еще не знали одежды, племенами руководили женщины — вот к чему теперь склоняется передовая научная мысль. Потому что многие виды животных — особенно приматов — матриархальны.

Гриффин засмеялся.

— А-а. Так что тогда о способах предохранения должны были заботиться мужчины. Не так ли?

Джоанна серьезно кивнула.

— Не знаю точно, когда и почему все изменилось, но, как только мужчины взяли власть, они перестали об этом думать. Больше того, женщины стали носить вредные и бессмысленные вещи — корсеты, бюстгальтеры, высокие каблуки и, выходя замуж, практически попадали в рабство. А не выходить замуж они не могли, потому что их отцы не оставляли им ни денег, ни имущества. Работающая женщина воспринималась как нонсенс. А теперь, когда положение вещей изменилось к лучшему, что происходит?

— Что? — послушно переспросил он. Джоанна сурово нахмурилась.

— Нас постоянно критикуют. За то, что работаем — или не работаем; за то, что выходим замуж — или не выходим замуж; за то, что заводим детей — или не заводим детей. Женщина оказывается у власти — и все озабочены тем, как она одета. Боже мой, кому интересно, как одет мужчина?

— Мужчина одет в темный костюм. Ужасно скучно, смотреть не на что, — защищался Гриффин.

— M-м… Может быть, все дело в этом? Если бы мы вернулись к первобытным временам и ходили голые…

— При такой-то озоновой дыре? Но это страшно опасно для здоровья!

Она рассмеялась, не в силах больше удерживать серьезную мину.

— Я приношу глубочайшие извинения от имени всего своего пола за то, что когда-то давно мы стали вести себя как гнусные сексисты, — торжественно заявил Гриффин. — Годится?

— Да, но запомни, я буду строго следить, чтобы тебе и в голову не пришло возвращаться на прежние позиции.

Он взял под козырек печеньем, которое держал в руке.

— Так точно, мэм!

Смеясь и болтая в том же духе, они продолжали есть, без малейшего интереса поглядывая на экран телевизора. Через несколько минут Гриффин заговорил опять.

— Джоанна…

Она как раз с сожалением рассматривала чисто обглоданную куриную ножку. Увы, мяса на ней больше не осталось.

— Да. — Положив кость на тарелку, она откинулась на спинку дивана.

— Ты сказала сегодня, что приехала сюда из-за Риген. Чтобы помочь ей.

— Я в этом уверена, — кивнула Джоанна.

— Каким образом помочь?

— Не знаю. Но если Кэролайн боялась так, что преодолела все возможное и даже невозможное, чтобы докричаться до меня, значит, Риген угрожает что-то серьезное, во всяком случае, в понимании Кэролайн. Честно сказать, мне трудно было сегодня утром уйти из дома Скотта; я себя просто уговорила, повторяя, что единственный способ помочь девочке — узнать, чего же так боялась ее мать. Меня словно что-то удерживало там.

Гриффин нахмурился.

— Почему-то у меня такое чувство, что, когда речь заходит о Риген, ты забываешь об элементарной осторожности.

Джоанна не стала пытаться отрицать это.

— Если с Риген что-то случится, я никогда себе этого не прощу. У нее же больше никого нет, Гриффин! Скотт, кажется, не испытывает к ней никаких чувств. Она… она мне поручена!

60
{"b":"12268","o":1}