ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Док не изменился в лице, но голос его стал очень тихим.

— Большое спасибо, что сказали.

— Может быть, вам нужно это знать. — Джоанна старалась, чтобы в ее голосе не дай бог не проскользнула насмешка. — Может быть, вам всем нужно это знать, — устало добавила она. — Потому что, насколько я могу судить, ни один из вас так и не примирился с ее уходом.

— Вы не понимаете.

— Не понимаю? Так объясните мне, док. Объясните, как ей удавалось растаптывать все чувства мужчин, кроме одного — одержимости ею.

Он открыл было рот, но потом покачал головой.

— Не могу. Она была… было в ней что-то такое.

— Разрушительное, но влекущее? — подсказала Джоанна. — Некоторые считают это определением зла.

— Нет, какое зло? Кэролайн была… неизменно в состоянии войны с собой, в вечной борьбе. Ее не удовлетворяло то, что у нее было, ей всегда хотелось большего или просто другого. Поймите, она не была расчетливо жестокой. Просто ей обязательно нужно было получить то, что она хотела, неважно, какой ценой.

— Судя по тому, что вы говорите, она была как испорченный ребенок, — заметила Джоанна.

Его тонкое лицо смягчилось, и Джоанна почувствовала острую жалость.

— Да, в ней, несомненно, было что-то детское. Младенчески-невинное. Пусть и испорченная — но какой она умела быть щедрой и любящей! Такой Кэролайн и осталась в моей памяти.

— У вас был с ней роман, когда она погибла?

— Нет, — отсутствующим голосом сказал он. — Наш роман завершился два года назад.

Джоанна не стала спрашивать, не знает ли он, кто был последним любовником Кэролайн, — новость, что он был не единственным, слишком сильно его потрясла.

— Вы не знаете, о чем она хотела рассказать вам в последний раз, когда вы ее видели?

Док посмотрел на нее, словно возвращаясь издалека.

— Нет. У меня был вызов, я очень спешил. Она сказала, что ей нужно поговорить, а я ее оттолкнул.

Джоанна вздохнула — голос у него был виноватый.

— Не вы один, док. Запомните это. И спасибо, что сказали правду.

Он слегка кивнул и, не сказав ни слова, пошел прочь.

Она минуту посмотрела ему вслед и направилась к Отделу шерифа. Гриффину явно не понравится, что она загнала дока в угол, но, по крайней мере, это происходило в центре города, на глазах у всех.

Остается, конечно, возможность, что у дока была какая-то тайна, столь страшившая Кэролайн, но это очень маловероятно. И потом, кто же все-таки был последним любовником Кэролайн? Может быть, Дилан?

Она вошла в кабинет Гриффина и опустилась в кресло для посетителей, пребывая в состоянии озабоченном и разочарованном — и Гриффин это заметил.

— Надеюсь, у тебя хорошие новости, — сказала она.

Гриффин поднял голову от заваленного бумагами стола и неохотно улыбнулся.

— У меня нет новостей, ни хороших, ни плохих. Кроме того, что Кейна по-прежнему нигде нет. А у тебя как прошло утро?

Джоанна вздохнула.

— Миссис Чандлер сказала, что незадолго до смерти Кэролайн приходила в библиотеку, чтобы узнать, с какими странами у Америки нет договора о выдаче преступников. Похоже, она действительно была замешана в нечто противозаконное. Как ты думаешь?

— Я бы сказал, такая возможность существует, — согласился он.

— Еще я поговорила с доком. Но это не слишком много дало — его роман с Кэролайн был года два назад. Ты ведь не станешь упоминать об этом в рапорте, правда? А то я бы тебе ничего не сказала.

— Насколько мне известно, информация такого рода не подлежит включению в рапорт, если только не имеет прямого отношения к делу, — сообщил Гриффин.

Она в раздумье посмотрела на него.

— Мне показалось, что ты удивился, когда я в первый раз упомянула о том, что у Кэролайн были связи на стороне.

— Это действительно так. Насколько я знаю, никаких разговоров насчет дока и Кэролайн не было, вот я и удивился, как быстро ты это раскопала.

Джоанна не стала углубляться в подробности того, как именно она это сделала.

— Так или иначе, хотя теоретически можно предположить, что у него есть какая-то тайна, которую нужно во что бы то ни стало сохранить, мне что-то не верится, что он мог до смерти запугать Кэролайн или столкнуть кого-нибудь с обрыва.

— Мне тоже.

Джоанна уже собиралась рассказать о встрече с Диланом и о своих подозрениях, как вдруг раздался резкий стук в дверь и в кабинет вошел Скотт Маккенна, подчеркнуто тщательно закрыв за собой дверь.

Джоанна порадовалась, что сидит несколько в стороне. Казалось, между Гриффином и Скоттом натянут высоковольтный провод. Она почти физически чувствовала напряжение Гриффина, а назвать выражение лица Скотта недружелюбным было все равно что сказать: алмаз твердый. Трудно было подобрать слово, чтобы описать его глаза. Ей было нестерпимо неловко, но деваться было некуда.

— Добрый день, Скотт, — подчеркнуто вежливо поздоровался Гриффин, не встав, впрочем, со стула. Скотт молча кивнул и отрывисто заявил:

— Джоанна сказала, у вас есть вопросы по поводу смерти Кэролайн. Это так?

— Примерно. Садитесь, Скотт.

Не обращая внимания на приглашение, Скотт посмотрел на Джоанну.

— После вашего ухода вчера я подумал, что, может быть, ошибся и Кэролайн все-таки вела дневник. И решил посмотреть в ее вещах.

— Нашли дневник?

Он отрицательно покачал головой и вынул из внутреннего кармана пиджака маленький медный ключик.

— Я нашел вот это. — Он положил ключик на стол перед Гриффином. — Он был в ее столе в спальне. Я его никогда не видел, и, насколько я могу понять, ни к чему в доме он не подходит.

Джоанна посмотрела на Гриффина.

— Кто-то мне говорил, что незадолго до смерти Кэролайн купила маленькую старинную шкатулочку.

— Среди ее вещей нет ничего похожего, — сказал Скотт.

— Джоанна, она купила шкатулку в «Еще одной штучке»? — спросил Гриффин, потянувшись к телефонной трубке.

— Кажется, да.

Скотт, не двигаясь, с совершенно непроницаемым лицом наблюдал, как Гриффин набирает номер.

— Бонни? Это Грифф. Послушай, не покупала ли миссис Маккенна у тебя где-то летом старинную шкатулку? Когда? Понятно. А у нее был замок с ключом? — Он взял в руку медный ключик. — Опиши, пожалуйста, ключ. — Он кивнул. — Спасибо, Бонни. — И повесил трубку.

— Это ключ от той шкатулки? — быстро спросила Джоанна.

— Или его точная копия. Но вопрос в том, где сама шкатулка?

— И что в ней хранится?

Скотт переводил взгляд с одной на другого и наконец выбрал Джоанну.

— Почему вы думаете, что она должна была там что-то прятать?

Гриффин явно не был расположен отвечать. Ей ничего не оставалось делать, как взять это на себя.

— Это просто догадка, Скотт. Мы полагаем, что Кэролайн знала что-то такое, что таило в себе большую угрозу для… Ну, пока неизвестно для кого. И она боялась. Перед аварией она хотела поговорить с некоторыми людьми, которым она доверяла, — здесь, в городе, но по разным причинам ей так и не удалось этого сделать.

— Почему она не рассказала мне? — безжизненным голосом спросил он.

Джоанна покачала головой.

— Этого я не знаю. Но точно известно, что незадолго до аварии она уже готова была обратиться к шерифу.

— Откуда вы знаете? — спросил он, посмотрев на Гриффина.

— Она прислала мне записку с просьбой о встрече, — немедленно ответил Гриффин. — Но я задержался на работе и не успел к назначенному часу. Это было в тот день, когда она погибла.

Лицо Скотта окаменело.

— Так что на этот раз наш пострел не поспел, — ядовито сказал он.

На минуту повисло ледяное молчание. Его прервал Гриффин.

— Что, черт возьми, это должно означать?! — спросил он, очень четко произнося слова.

Скотт пожал плечами, и недобрая улыбка искривила его губы.

— Ничего особенного, шериф. Я просто думал, что вы всегда были к услугам моей жены, когда ей было что-нибудь нужно.

Джоанна вздрогнула. Но она понимала, что напряжение нагнеталось слишком долго и не могло не прорваться. Рано или поздно это должно было произойти, она поняла это еще тогда, когда впервые увидела их лицом к лицу на мирной улочке Клиффсайда.

63
{"b":"12268","o":1}