ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо, что предупредили. — Джоанна помахала рукой и направилась к веранде.

— Джоанна!

— Да?

— Библиотека в трех кварталах отсюда, — с улыбкой сообщила Холли. — Сразу за зданием суда. Неспешная прогулка или пять минут на машине. На всякий случай.

Джоанна поблагодарила ее улыбкой. Выйдя на улицу, она задумалась, убедительное ли объяснение придумано ею для столь откровенного любопытства? Она не была в этом так уж уверена, но ничего лучшего придумать не могла. Ну что ж, по крайней мере хоть какая-то причина, почему она проводит время в библиотеке Клиффсайда и задает вопросы. Так ей казалось.

Темные низкие тучи обещали, что прогноз погоды сбудется, резкие порывы ветра с океана оставляли на губах привкус соли. Джоанна решила не медлить — не больше пяти минут постояла она у перил, на территории гостиницы, оглянулась и направилась к скалам.

Дойдя до конца газона, она опять незаметно оглянулась, нервно и почему-то виновато. Но тем не менее быстро пошла вперед, убедившись, что ее никто не видит. На сей раз она старалась держаться подальше от края пропасти, но, углубляясь в лес, не упускала океан из поля зрения.

Ее план, если это можно так назвать, состоял в том, чтобы лесом подобраться поближе к дому Кэролайн. Что делать дальше, Джоанна не знала. Разумеется, она не собиралась стучаться в двери и даже не хотела, чтобы ее заметили, если этого можно было избежать. Она не в силах была объяснить, чего, собственно, хочет. Но чем дальше она шла, тем сильнее была уверена, что, именно приблизившись к этому дому, найдет то, что ей нужно найти.

Она не представляла себе, что это будет за находка, но, вдруг оказавшись на опушке футах в пятидесяти от газона дома Кэролайн, увидела над обрывом прелестную беседку, напоминающую небольшую пагоду. А в беседке, яркая, словно ее только что выкрасили, стояла карусельная лошадка, та самая, которую она видела во сне.

Джоанна подошла к беседке, поднялась на две ступеньки и, медленно пройдя несколько шагов по крепкому настилу, нерешительно дотронулась до раскрашенной гривы, будто боясь, что это призрак. Но насколько она могла судить, это была настоящая деревянная лошадка с карусели; она надежно крепилась на штыре между полом и потолком беседки.

— Теперь мне не хватает только бумажного самолетика, — пробормотала Джоанна.

— Это было наше место. — Неожиданный возглас пригвоздил ее к месту.

Джоанна повернула голову — и трудно сказать, кто больше испугался. Маленькая девочка, с расширенными голубыми глазами, и без того огромными, побелевшая, как лист бумаги, отступила на шаг.

— Не бойся, — поспешно сказала Джоанна и застыла, боясь напугать ребенка еще сильнее. — Я не хочу тебя обидеть.

— Вы похожи на мою маму.

Джоанна не предвидела даже возможности такой встречи и потому была в полной растерянности. Она видела перед собой девочку лет восьми-девяти и знала, что эта девочка три месяца назад потеряла мать. Ясно как день — бедный ребенок потрясен, увидев точную копию матери в том месте, которое они, очевидно, любили.

— Меня зовут Джоанна. — Она инстинктивно находила, что сказать. — Я вчера приехала в Клиффсайд, и мне сказали, что я похожа на одну женщину, которая… жила здесь. Ее звали Кэролайн. Это была твоя мама?

Не сводя немигающих глаз с лица Джоанны, девочка медленно кивнула.

— Я так тебе сочувствую, — вновь заговорила Джоанна. — Я тоже потеряла маму, когда мне было столько лет, сколько тебе сейчас. И папу.

— В… в автокатастрофе? — помедлив, спросила дочь Кэролайн.

— Нет. Мой папа любил кататься на лодке, и однажды они поплыли на ней вдвоем, и начался шторм.

— И лодка утонула?

Джоанна кивнула. Девочка чуть нахмурилась и на миг отвела глаза.

— И вы теперь боитесь океана?

— Наверное, если бы я была с ними, то стала бы бояться. Но меня с ними не было. И потом, прошло уже так много лет.

— А я боюсь автомобилей. Я даже не могу в них садиться.

— Я понимаю, — произнесла Джоанна, всем сердцем жалея эту печальную маленькую девочку.

— Меня зовут Риген. Первое «и», — несколько обиженно добавила она и тут же объяснила:

— А то все говорят два «е» — Реген.

— Мне тоже больше нравится с одним «и» и одним «е». Рада познакомиться с тобой, Риген.

— А говорите вы совсем не так, как мама. — Риген слегка наклонила темноволосую головку. — Так здесь никто не говорит.

— Это потому, что я живу в другом конце страны, — объяснила Джоанна. — В Атланте, штат Джорджия.

— Ой, а я знаю! У вас там есть классная бейсбольная команда — «Смельчаки», да?

Джоанна улыбнулась.

— Да, там, где «Смельчаки». А ты, значит, любишь бейсбол?

— Угу. Мама тоже любит… любила. — Риген сунула руки в карманы джинсов и подняла плечи, вся как-то нахохлившись. — А папа не любит. Он ничего не любит, кроме своей работы.

Расслышав в последних двух фразах нечто большее, чем было сказано, Джоанна заметила, как бы между прочим:

— Бывает, когда взрослые теряют того, кого очень любили, они заглушают горе работой, чтобы не так страдать.

Риген посмотрела на нее по-взрослому понимающе и печально.

— Он и до катастрофы все время работал.

«Вот тебе урок, — подумала Джоанна, — не сюсюкай с бедным ребенком».

— Понятно. Бывают такие люди, — сказала она уже вслух.

Казалось, Риген вполне удовлетворена этим простым утверждением; она почти улыбнулась.

— Вот и моя учительница так говорит.

— Учительница? Скажи, а почему ты сегодня не в школе?

— Я занимаюсь дома, — объяснила Риген. — Школа на другом конце города, идти до нее слишком далеко, надо ехать на автобусе или машине. Я слышала, как врач сказал папе, что мне пока нельзя ездить в машине и в автобусе. Теперь у меня домашняя учительница. Ее зовут миссис Портер.

— Она тебе нравится? Риген опять подняла плечи.

— Ничего. Она любит одно ток-шоу по телевизору, и поэтому у меня перерыв всегда в это время — чтобы она могла его посмотреть.

— И в перерыв ты приходишь сюда? — спросила Джоанна.

— Нет, не всегда. — Риген помолчала, а потом вдруг заговорила торопливо и резко:

— Моя мама очень любила эту беседку. Когда я была маленькая, мама взяла меня на ярмарку. Там я каталась на карусели, и мне это так понравилось, что она долго искала и наконец нашла карусельную лошадку, которую можно было купить, и поставила ее здесь. Чтобы ее любимое место стало и моим любимым тоже.

— Похоже, у тебя была замечательная мама.

Лицо у Риган стало морщиться, но она с усилием овладела собой.

— Угу.

Джоанна притворилась, что ничего не заметила.

— Риген, ты не возражаешь, если я иногда буду приходить сюда. Если ты скажешь «нет», я не буду.

— Приходите. Можете даже сесть на лошадку, если хотите. Мама садилась.

— Спасибо, может быть. — Больше Джоанна не успела сказать ничего — до них донесся отдаленный звон колокольчика.

— Миссис Портер звонит, — сказала Риген. — Это значит, что шоу закончилось и мне пора идти домой.

— Ну хорошо, — улыбнулась Джоанна. — Приятно было с тобой познакомиться, Риген. Я думаю, мы еще увидимся.

— Вы долго пробудете в Клиффсайде?

— По крайней мере две недели.

Риген собралась было уходить, но вдруг заколебалась — казалось, она хочет спросить о чем-то, но не решается.

— Джоанна? А как узнать, когда взрослые боятся?

— Я думаю, у всех по-разному, — ответила Джоанна осторожно. — Например, когда я чего-то боюсь, я сижу очень тихо и жду, чтобы то, чего я боюсь, исчезло.

— А когда я боюсь, мне снятся дурные сны, — сказала Риген. — И маме тоже. Летом ей часто снились дурные сны, перед аварией.

— Риген…

Снова зазвонил колокольчик, и Риген быстро сказала:

— Я должна идти. До свидания, Джоанна.

— До свидания…

Джоанна, стоя в беседке Кэролайн и держась за карусельную Лошадку, смотрела, как Риген бежит к дому.

Глава 3

Гриффин Кавано сидел за столом и смотрел в окно. На другой стороне улицы располагалась городская библиотека, с его места была хорошо видна ее входная дверь. Он посмотрел на часы и нахмурился.

8
{"b":"12268","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слово и Чистота. Проекция
Будни учителя
Неправильные
Все, что ты только сможешь узнать
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Искусственный интеллект
Писатель, моряк, солдат, шпион
Размышления мистика. Ответы на все вопросы
Образ магии от Каннингема