ЛитМир - Электронная Библиотека

Она была не одна.

Мужчина, стоявший рядом с ней и слушавший ее, наклонив голову, выглядел величественной версией Кентуккийского полковника. Он был крупного телосложения, одет в белый костюм, опирался на трость с золотым набалдашником. С места, где стоял Гедеон, мужчина выглядел очень старым. У него были густые седые волосы и пышная седая борода. Но что-то такое в нем наводило на мысль о большой физической силе вне зависимости от того, сколько лет оставил он за своими плечами.

Гедеон наблюдал за тем, как Мэгги что-то серьезно говорила, затем увидел, как она достала из кармана юбки сложенную бумагу и протянула ее мужчине. Листок был развернут и внимательно изучен, а затем мужчина сказал ей нечто, что вызвало на лице Мэгги улыбку.

Гедеон отошел от двери, чувствуя переполнявшее его любопытство. Что же, черт возьми, здесь такое происходит?

Он выглядит довольно добродушно, подумала Алиса, но у него очень длинные когти, а зубов так много, что она почувствовала — лучше обращаться к нему уважительно.

Глава пятая

Сначала Гедеон не сказал ни слова о том, что видел. Когда Мэгги вошла в ресторан, ее глаза были такими же простодушными, как глаза ребенка. Они пошли в затемненную гостиную, где молодой человек, одетый в обеденный сюртук, со скучающим видом играл на рояле. В гостиной около дюжины посетителей, преимущественно пары, разговаривали приглушенными голосами.

Мэгги и Гедеон отыскали небольшой столик в самом углу зала и заказали подошедшей официантке: Гедеон — бренди, а Мэгги — просто томатный сок.

— Я становлюсь странной, когда выпью, — пояснила она.

Гедеон подождал, пока отойдет официантка.

— Ты становишься странной, только когда выпьешь?

— Ну, хорошо, я становлюсь тогда еще более странной. А что случилось, Гедеон?

Как всегда в ее присутствии, Гедеону не хватило силы духа, чтобы прямо сказать ей то, что он думает.

— Ты сама должна мне рассказать, что происходит.

Ее искристые зеленые глаза несколько мгновений внимательно изучали его, а затем она опять удивила его.

— А, ты видел рядом со мной дядю Сайруса.

Противоречивые мысли проносились в голове Гедеона, он подумал, что сейчас ей бы следовало немного уклониться от истины. Он чувствовал, как потихоньку сходит с ума, и ему нужно дать выход накопившемуся напряжению. Несмотря на свои, более ранние, заверения, его хваленое терпение уже истощилось и висело на волоске. Теперь ему очень хотелось понять Мэгги, уверенность в том, что она от него что-то скрывает, сводила его с ума.

— Я видел тебя с кем-то, — ответил он, наконец.

— Это был мой дядя Сайрус, он интересно выглядит, правда?

Гедеон не высказал своего мнения на этот счет.

— Так как ты не упоминала о родственниках, живущих поблизости, то я заинтересовался, что он здесь делает?

— Я тоже спросила у него об этом. Он сказал, что они с тетей Джулией ездили в Орегон и теперь возвращаются назад. Они очень много путешествуют.

— Но что они делают здесь?

— Он не сказал.

Гедеон уставился на Мэгги.

— Я думал, ты спросила его.

— О да, я спросила, но он не ответил. Думаю, ему нравится так поступать. У него уши летучей мыши, несмотря на то, что он стар, как этот мир. Но он отвечает лишь на те вопросы, на которые хочет ответить.

— Стар, как мир? — осмелился спросить Гедеон.

— Просто такое выражение, но он, действительно, очень стар, я думаю. Я исследовала свою родословную до начала века и все еще его не нашла.

— А ты уверена, что он твой дядя?

— Вообще-то нет, но я уверена, что мы родственники. Я просто точно не знаю, в каком колене. Каждый в нашей семье моложе тети Джулии и дяди Сайруса, по крайней мере, я так думаю. И все мы зовем их дядей и тетей. В любом случае — мы родственники, они возглавляют нашу семью, и мы все согласны с этим.

Принесли напитки, и Гедеон сделал большой глоток из своего стакана. Подкрепившись, он осторожно вымолвил:

— Есть какая-то причина, что ты меня не представила?

— Тебя же там не было.

— Мэгги, почему у меня такое ощущение, что тебе хочется переменить тему разговора?

— Почему ты такой восприимчивый?

Гедеону трудно было сердиться, глядя на вопросительное выражение ее лица, на самом деле ему хотелось рассмеяться. Но постоянные неудачи подмывают даже самые благие намерения, а его намерения были далеко не из их числа.

— Я так же упрям, как и ты. Если ты расскажешь, что происходит, это только сбережет время.

— Я не думаю, что хочу это сделать. Кстати, ты заметил, мы одними и теми же словами говорим и о времени, и о деньгах. Мы бережем время и тратим

его. Мы бережем деньги и тратим их.

— Ты что-то хочешь этим сказать?

— Вообще-то нет, думаю, это просто подходящая мысль.

Гедеон допил содержимое стакана и пожалел, что сразу не заказал двойную порцию бренди.

— Ты, очевидно, не хочешь ничего рассказать о происходящем. Ну, хорошо. Посмотрим, смогу ли я узнать это самостоятельно, — он нахмурился на мгновение, затем тряхнул головой. — Черт возьми, дай мне хоть какой-нибудь ключ.

— Я думаю, это сделает дворецкий.

— Мэгги!

Она потихоньку отпивала свой сок, задумчиво наблюдая за Гедеоном.

— Что заставило тебя думать, будто что-то происходит?

— Напряжение среди кэрни, которое можно резать ножом. Пропавший кэрни, а я проверил фургон Джаспера, Мэгги. Все его вещи на месте, почему же он оставил их, если ушел подобру-поздорову. Тот факт, что ты явно от меня что-то скрываешь. А также зуд на моем затылке, который говорит, что за мной наблюдают каждую минуту с тех пор, как я появился в лагере.

Ее глаза слегка расширились, затем стали задумчивыми.

— За тобой наблюдают? За это время ты уже должен был привыкнуть к этому. Я думаю, они все наблюдают за тобой.

— Я не это имел в виду. За мной кто-то следит тайно, кто, черт возьми, сильно озабочен тем, чтобы его не застали за этим занятием.

— Даже сегодня, после того как ты сделал объявление.

— Да.

Мэгги это не понравилось. Ей это совсем не понравилось. Беззаботное выражение на ее лице начало исчезать. Если только Гедеон был прав, а он не казался ей параноиком, тогда, видимо, ему угрожает нечто, не зависящее от того, кому принадлежит цирк. Но почему? Она не могла дать однозначного ответа на этот вопрос. Но в одном была совершенно уверена — если Гедеону что-то угрожает, он должен знать об этом, чтобы суметь защититься.

— Мэгги? — Хамелеон снова поменял цвет, понял Гедеон. Ее взгляд был прямым и ясным, черты лица незаметно заострились. Такое лицо, отметил он про себя, способно скрыть все, что происходит внутри. Подвижное, серьезное и очень рассудительное.

Мэгги собралась с мыслями и начала говорить тихим голосом.

— Я не собиралась тебе этого сообщать, потому что предполагала, как ты на это отреагируешь. Но, кажется, ты должен знать некоторые вещи.

— Какие такие вещи?

— Несколько недель тому назад член труппы, отсутствующий некоторое время, был найден мертвым… на дне старого, заброшенного колодца. Полиция решила, что эта смерть случайна, что он упал туда, возможно, оступившись в темноте. Они были удовлетворены своим заключением.

— Но ты — нет? — Гедеон внимательно наблюдал за ней.

— Меня тогда не было в цирке, но погибший — мой кузен Мерлин.

— Мерлин Шона?

Что-то промелькнуло в глубине сознания Мэгги, но оно пронеслось так быстро, что она не смогла ухватить. Но это должно проясниться рано или поздно.

— Да, — сказала она. — Моя тетя Джулия решила, что он был убит.

— Она его мать?

— Нет, или, вернее, я так не думаю. Она никогда не говорила этого.

Гедеон моргнул.

— Еще одна сомнительная родственная связь?

— Думаю, да.

Гедеон тяжело вздохнул.

— Но она решила, что его убили. Она была в труппе?

— Нет, она была в Орегоне, — выражение лица Мэгги и тон голоса оставались серьезными, хотя смысл сказанного граничил с безумием. Гедеон заглянул на дно своего пустого стакана, снова жалея, что не заказал двойную порцию. Некоторое время он молчал, пытаясь найти логическую связь, и оказался не в состоянии сделать это.

19
{"b":"12269","o":1}