ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Служу Престолу и Отечеству
Принц Зазеркалья
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Уйти красиво. Удивительные похоронные обряды разных стран
Попалась, птичка!
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Nirvana: со слов очевидцев
Бегущая по огням
A
A

– А когда с ней случилось это несчастье?

– Месяц назад.

– А почему же Тамара Константиновна только теперь обращается ко мне?

– Это она сама тебе расскажет, – проговорила Татьяна. – К тому же она не знала про тебя, что ты занимаешься частным сыском, а тут зашла на днях в школу, и я как-то проболталась без всякой задней мысли, вот она и уцепилась, третий день от меня не отстает, – виноватым голосом закончила Татьяна.

– Ну что ж, – задумчиво проговорила Лариса. – Сейчас я занята, на работе возникла куча проблем… А вечером могла бы уделить ей время. Думаю, будет лучше, если вы с ней придете ко мне домой. Она может оставить дочь на кого-то?

– Она оставляет ее иногда одну, но ненадолго. Или соседку просит присмотреть. Девчонка-то совсем беспомощная.

– Ну, ради такого случая, полагаю, она найдет выход, – ответила Лариса. – Итак, жду вас вечером, часов в семь. Устроит?

– Да, спасибо, – обрадованно проговорила Татьяна и попрощалась до вечера.

К обеду воду, слава богу, дали; Степаныч, втянувшись в рабочий процесс, на время позабыл об утрате куска мяса, и Лариса уже более спокойно провела остаток дня. Однако когда она вернулась домой, настроение ее снова начало портиться, поскольку этому усиленно способствовал Котов. Едва дождавшись Ларисы, он тут же провел ее в кухню и, уныло ходя из угла в угол с сигаретой в руках, начал рассказывать жене о том, какие все-таки козлы ездят по улицам. В его критических оценках Лариса нашла много общего с оценками Степаныча, у которого тоже все автомобилисты были «мудаками и педиками». Кроме него самого, разумеется.

– И главное, только что новые амортизаторы поставил, помнишь, Лара? – удрученно говорил Котов, качая головой. – И в считанные секунды все коту под хвост! Нет, я не намерен этого так оставлять! Я к губернатору пойду!

– У него автомобиль одалживать? – устало спросила Лариса, утомленная всеми проблемами сегодняшнего дня, который принес одни негативные события.

– Нет, нужно поставить на место зарвавшихся недоносков! – с пафосом воскликнул Котов. – Тем более что теперь губернатор благоволит к нам. Спасибо Асташевскому, нашел входы-выходы.

Лариса машинально кивала. Да, в прошлом Котов и его компания были в опале у областных властей, но сейчас ситуация изменилась. Посодействовал старый друг семьи, лекарственный монополист Станислав Асташевский. И тут внезапно Котов ликующе воскликнул:

– Эврика! Стас! У него же «БМВ» стоит без всякой пользы в гараже. А мне вполне достойная замена. Как ты считаешь, Лара?

– Ну, может быть, и достойная, – вяло ответила Лариса.

– Нет, я не про это, – махнул рукой Евгений. – Как ты думаешь, одолжит?

– Позвони да узнай.

Котов, почувствовав равнодушие к своим проблемам жены, обиженно отвернулся. Потом взял телефонную трубку и пошел в свою комнату, чтобы, видимо, позвонить оттуда. Лариса, у которой начала болеть голова, облегченно вздохнула. Но побыть в спокойном состоянии ей долго не удалось: вскоре опять зазвонил телефон, и Лариса, сняв трубку, услышала виноватый голос своей сестры.

– Лариса, ты, пожалуйста, не сердись, – заговорила Татьяна, – но тут вот проблема возникла… Дело в том, что Тамара Константиновна никак не может отлучиться. Ну просто никак. Леля плохо себя чувствует, ее невозможно оставить одну.

– Ну… – вставила Лариса, уже обрадованная тем, что ей не придется сегодня ни с кем встречаться. Однако Татьяна продолжала:

– Она тебя очень, очень просит приехать к ней. Она специально приготовила вкусный ужин, чтобы тебя угостить… Лариса, мне так неудобно, но, пожалуйста, приезжай, а? Это совсем недалеко…

Лариса, настроение которой и так было далеко от безоблачного, совсем не обрадовалась подобной перспективе. А уж к обещанию накормить ее вкусным ужином и вовсе отнеслась скептически. Уж ей-то, хозяйке лучшего в Тарасове ресторана, которая каждое из экзотических блюд, подаваемых в ее заведении, легко могла приготовить в домашних условиях, трудно было угодить в этом плане. К тому же день и без того был очень суматошным, и теперь подниматься и ехать куда-то ей совершенно не улыбалось, тем не менее она нехотя спросила:

– Где это – недалеко?

– Это район Колхозной площади, дом очень легко найти, он тут один такой, желтенький, трехэтажный, – быстро заговорила Татьяна, почувствовав заинтересованность Ларисы и боясь, что она вот-вот передумает. – А у Тамары уже все готово, и я вот здесь сижу, мы только тебя ждем… Ларочка, ты уж извини, пожалуйста…

– Хорошо, хорошо, – поморщившись, прервала Лариса извиняющийся поток речей сестры. – Говори точный адрес.

Сестра продиктовала адрес своей бывшей коллеги, уточнив, что ее зовут Тамара Константиновна Величкина, и Лариса, вздохнув, начала собираться. Когда она, уже одетая, вышла в прихожую, ей навстречу спешил Котов с озабоченным видом.

– Ты знаешь, – взял он Ларису за локоть. – У меня сегодня встреча важная. Просто очень важная. Одним словом, мне срочно необходим автомобиль.

– И что же? Ты звонил Асташевскому?

– Звонил, – раздраженно отмахнулся Котов. – Он мурзится и бычится. В общем, не хочет он давать свой «БМВ».

– И что? – нахмурилась Лариса.

– Дай мне свою «Вольво» хотя бы на сегодняшний вечер, – выдохнул Котов.

– Я сейчас уезжаю, и тоже срочно, – отрезала Лариса.

Котов всплеснул руками, словно старая бабка. Его глаза округлились, лицо налилось от возмущения краской.

– Куда? Куда ты поедешь? – буквально закудахтал он. – На ночь глядя!

– Татьяна позвонила, у нее какие-то проблемы, – ответила Лариса.

– Пускай сюда приезжает, – тут же предложил Евгений. – Хоть развеется, а то сидит постоянно дома.

– Она не может.

– Почему? Она не может, а я должен из-за этого страдать?! – возмутился Евгений.

Лариса с усмешкой посмотрела на мужа.

– С тех пор как ты стал постоянно ездить на машине без шофера, ты все больше становишься похожим на Степаныча. У того тоже все кругом виноваты, кроме него самого.

– Я? На Степаныча? – искренне удивился Котов. – Ну, знаешь… Сравнивать меня с этим дураком… Тоже мне…

– В общем, как бы то ни было, я уезжаю. А ты сегодня воспользуйся общественным транспортом. Или вообще пешком прогуляйся, полезно для здоровья. Развеешься опять же… – Лариса проговорила эти слова, повторив недавние слова самого Котова, и решительно направилась в гараж.

Котов семенил за женой, жалко унижаясь, вымаливая машину и даже предлагая какую-то сделку. Он обещал взамен подарок, какой она захочет, потом клятвенно заверял, что за предоставление ему на вечер ее автомашины он вступит в общество защитников трезвости, сулил еще какие-то блага, но Лариса уже его не слушала. Она молча спустилась в гараж и вывела из него свою «Вольво». Котов посмотрел, как она отъезжает, потом вздохнул и неожиданно даже для себя самого произнес:

– Наверное, я чего-то недопонимаю в этой жизни…

В следующий момент до Евгения дошло, что это коронная фраза Степаныча, и он, содрогнувшись от ужаса, развернулся, быстро зашагав обратно в квартиру.

* * *

Тамара Константиновна оказалась женщиной лет тридцати шести, как сказала Ларисе ее сестра, но выглядела, увы, на все пятьдесят. В ее лице чувствовалось внутреннее напряжение, не отпускающее ее ни на минуту. Видно было, что она очень устала, настолько устала, что если дать себе волю и расслабиться, то рассыплется, как листья старого гербария, если до них дотронуться. Помимо усталости и напряжения, сковывавших не только ее движения, но и лицо, именно в лице можно было разглядеть что-то не совсем на первый взгляд уловимое, но неприятное. Интуитивно Лариса определила это как какое-то тупое упрямство, причину которого она пока понять не могла.

Тамара Константиновна встретила Ларису в костюме классического покроя темно-вишневого цвета, который очень подходил к ее светлым волосам, как будто неумело и явно наспех собранным на затылке в небольшой узел. Накрашенными у нее были только губы, что не делало ее моложе. Несмотря на то что женщине, видимо, был присущ вкус, теперь ей явно было не до собственной внешности.

2
{"b":"1227","o":1}