ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не сомневаюсь, — кивнула она.

Он не сводил с нее изучающего взгляда, заметив наконец, что на этот раз она обошлась без завитого в локоны парика, а шляпку надела, лихо сдвинув ее набок. Она как-то беспомощно потирала переносицу, раздумывая, и Рори увидел, что за веселыми искорками в ее зеленых глазах скрывается что-то серьезное и важное.

— Что вы стараетесь объяснить мне? — поспешно спросил он.

— Что вы видели призрака, — ответила она.

— Я не верю в призраков, — резко заявил он. Бэннер пропустила его слова мимо ушей. Она пыталась говорить убедительно.

— Я не хочу сказать, что в доме можно услышать лязг цепей по ночам, шаги на лестнице или увидеть невыводимые пятна на стене в гостиной. Ничего такого нет, поэтому нельзя говорить о призраках в обычном смысле, — пояснила она. — Но… как бы это сказать… — Она задумалась на мгновение, а потом заявила:

— Некоторые члены семьи… навсегда остались в доме.

— И вы хотите, чтобы я этому поверил? — скептически осведомился Рори.

— Нет, вы ведь не можете изменить себе, вы бы не были собой, — слегка улыбнулась Бэннер. — Я просто хотела предупредить вас, чтобы вы не удивлялись, увидев сегодня, хотя гости разъехались, людей в маскарадных костюмах… В общем, я вас предупредила.

— Бэннер, послушайте, я видел этого человека так же ясно, как и вас! Вы разыгрываете меня? — обиженно произнес Рори.

— Нет. — Она отрицательно покачала головой.

— Он — призрак? Вы это серьезно? — Рори явно не собирался поверить в существование призрака.

— Призрак. Серьезно. Но вы не беспокойтесь, — добавила она ободряюще. — Вы привыкнете и к нему, и к другим тоже. Они все — очень милые призраки.

— Не могу с этим согласиться, — сказал Рори и отвернулся.

Бэннер хихикнула.

— Извините, — тихо произнесла она. — Мне кажется, все дело в том, что мы, американцы, более недоверчивы по отношению к привидениям, чем европейцы. А все из-за того, что у нас слишком короткая история, чтобы в ней нашлось место призракам. Но Жасминовая усадьба может похвастаться достаточно долгим существованием, а дух семьи всегда был здесь очень сильным.

Рори кисло улыбнулся, не зная, шутит она или серьезно воспринимает то, о чем сама говорит.

— А блондин? — поинтересовался Рори, заставляя Бэннер продолжать.

— Блондин? — переспросила она и задумчиво произнесла:

— Если верить легенде… — конечно, это звучит нелепо! — но предание гласит, что он охраняет молодых девушек из этой семьи….

— И вы никогда его не видели? — не мог поверить Рори.

— Нет. — Бэннер снова отрицательно покачала головой. — И это тоже вполне соответствует легенде. После того как вы его вчера увидели, я решила проверить, потому что не помнила всю легенду.

— Ну и как? Проверили? — язвительно осведомился Рори.

— Да, — ответила Бэннер. — Я еще раз прочитала «Летопись Жасминовой усадьбы». Один из Клермонов, обладавший литературными способностями, все записал и даже издал книгу. Это частное издание, очень красиво оформленное, но очень дорогое, поэтому тираж был незначительным. В книге описано все про Жасминовую усадьбу и про призраков тоже.

— Я бы хотел ее почитать, — изъявил желание Рори, изучающе поглядывая на Бэннер. Но она была серьезной, даже очень.

— Я дам ее вам позже, — согласно кивнула девушка. — Я ее как раз просматривала вчера ночью, когда вы пришли в библиотеку.

Рори подумал о вчерашней ночи, вспомнил, как положил книгу на каминную полку и как не нашел ее потом, и ему вдруг стало не по себе. И он постарался скрыть свою растерянность от Бэннер.

Она отвлекла его от этих мыслей совершенно обыденным вопросом:

— Вы уже позавтракали?

— Еще нет. А вы? — машинально поинтересовался Рори.

— Тоже нет. Пойдемте? — предложила Бэннер, поднимаясь со скамьи.

Рори направился было за ней, но тут кое-что вспомнил.

— Да, кстати, нельзя ли что-нибудь поделать с жасминовым запахом в моей комнате? Это, должно быть, какой-то освежитель воздуха или что-то в этом роде. Я, правда, не нашел источника запаха. Я бы не возражал, но, по-моему, у меня на этот запах легкая аллергия. Во всяком случае, я сегодня утром проснулся оттого, что ужасно чихал, — объяснил он смущенно.

— Жасмин? — Бэннер с недоумением посмотрела на него.

— Да. — Рори ждал ответа.

Девушка резко повернулась и пошла к дому.

— Разумеется. Я… посмотрю, что можно сделать, — пообещала она.

Сохраняя серьезное выражение лица, Бэннер хохотала про себя. Пока она решила пощадить Рори и не представлять ему еще одного призрака. Потому что она была абсолютно уверена, что источник запаха, о котором он говорил, находился не в его комнате и даже не в этом, а в потустороннем мире.

Дело в том, что мать Бэннер очень любила запах жасмина и он всегда сопровождал ее.

Глава 4

Сидя на высоком мышиной масти чистокровном скакуне, Рори наблюдал, как во дворе всадники собираются на охоту. Как и предсказывала Бэннер, за завтраком большинство гостей было немного сонными, но сейчас все уже было в порядке, и старый добрый Юг опять заявил о себе.

Лающие гончие рыскали под ногами у лошадей, не слишком, однако, удаляясь от рыжеволосого человека средних лет, которого Бэннер представила Рори, назвав его имя — Скотти. Чувствовалось, что животные просто обожают его.

Женщины в разноцветных амазонках и восхитительных шляпках с легкостью справлялись с разгоряченными лошадьми, восседая на ужасно неудобных дамских седлах. Джентльмены беседовали и смеялись.

Конюшни располагались на заднем дворе. Здания трех из них, самые длинные, образовывали полукруг, в центре которого гарцевали всадники. В конюшнях было достаточно места, чтобы разместить не только всех лошадей из Жасминовой усадьбы, но и тех, которых доставили сюда несколько дней назад, — кое-кто из гостей предпочитал отправиться на охоту на собственном коне.

Опытный глаз Рори различил среди животных, отмеченных красной ленточкой на уздечке, несколько очень дорогих чистокровных скакунов. Он уже знал, что красная ленточка означала принадлежность лошади к Жасминовой усадьбе. Предоставленный ему серый жеребец был выхолен и выезжен не хуже, чем лошади, которыми Рори восхищался на самых престижных скачках.

Тут его вниманием всецело завладело разворачивающееся прямо у него на глазах великолепное зрелище — усадьба готовилась к охоте.

— Потрясающе, не правда ли? — послышалось рядом.

Бэннер как раз подъехала к Рори на своем вороном, приплясывающем от нетерпения коне, которого она сдерживала властной рукой.

— Можно подумать, что время повернуло вспять, — тихо отозвалась она.

— Можно, — согласился Рори, оглядевшись еще раз. Потом он повернулся к Бэннер:

— Как вы ухитряетесь держаться в дамском седле? Должно быть, сидеть боком ужасно неудобно.

Она рассмеялась.

— Когда научишься, это не так уж и трудно. Главное — сохранять равновесие! — весело воскликнула она.

— Не представляю, как бы я чувствовал себя в такой позе. Но эта скотина хоть понимает, что везет даму? — забеспокоился он.

Бэннер строго сдвинула брови и нагнулась, чтобы погладить своего скакуна по черной блестящей шее, — Не называйте моего Сида2 скотиной! — обиженно проговорила она. — Я растила и объезжала его сама!

Рори посмотрел на огромного коня, приплясывающего на месте, словно он выступал перед строгими судьями на соревнованиях. При этом Бэннер держалась в седле совершенно раскованно, как в удобном кресле на твердой земле.

— Сид? Так ведь звали испанского рыцаря, я не ошибся? — спросил Рори.

— Ага. Но я назвала коня вовсе не в его честь. Мне просто нравится перевод этого имени — «Повелитель». Ему подходит, не правда ли? — Бэннер вскинула голову и с вызовом посмотрела Рори в глаза.

— Да, он великолепен, — с восторгом ответил молодой человек. — А как зовут моего? — Рори с интересом ожидал ответа.

вернуться

2

Сид — испанский рыцарь (1043 — 1099), прославившийся своими подвигами. Воспет в «В песне о моем Сиде» (XII в.) и в трагедии П. Корнеля «Сид»

10
{"b":"12270","o":1}