ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бэннер безмятежно улыбнулась.

— Паж, — сообщила она.

Рори подозрительно посмотрел на нее, но выражение лица Бэннер было самое невинное. Рори тихо вздохнул.

— Ладно. Я, право, не уверен, хочу ли получить ответ на свой вопрос, — начал он смущенно, — но… — Тут Рори прервался, однако, видимо, взяв себя в руки, все же решился спросить:

— Кто-нибудь из… этих… призраков будет сегодня на охоте?

— Я никогда никого из них не видела, — ответила она со всей серьезностью.

— Не нравится мне все это… — проговорил Рори тихо.

Бэннер вдруг рассмеялась.

— А вы, если увидите кого-нибудь из них, просто приподнимите шляпу и поезжайте дальше, — посоветовала она.

— Вам надо попросить кого-нибудь из них попозировать для портрета, — сказал он. — Наверное, никому из художников до сих пор не удавалось запечатлеть на холсте черты настоящего призрака — во плоти, как говорится.

Прежде чем она успела ответить, Скотти дал сигнал к началу охоты, и резкий звук далеко разнесся в утреннем воздухе. Собаки устремились в луга, взяв след и оповестив об этом громким и каким-то жалобным лаем. Охота началась.

Рори с детства чувствовал себя уверенно в седле, участвовал в скачках с препятствиями, не избегал рискованных прыжков и стремительного аллюра, но не представлял себе, что такое настоящая охота.

Его восхищение внешним спокойствием леди и джентльменов возрастало по мере того, как шло время. Охота продолжалась, а они так легко и непринужденно управляли лошадьми, что создавалось впечатление, будто они родились в седле. Несмотря на опасные прыжки, ни один из всадников не оказался на земле.

Рори заметил, что Бэннер и Джейк все время держались вместе со своими гостями и явно руководили событиями. Эти двое — она на своем Сиде и ее дед на великолепном длинноногом белом жеребце — указывали гостям дорогу через низкий кустарник, изгороди и водные препятствия. Возможно, это было дружеское состязание, а может, так проявлялась их любовь к скачкам, передаваемая в этой семье из поколения в поколение, и все же, какова бы ни была причина, они лидировали в гонке, даже друг другу не уступая ни на шаг.

Фальшивый след вывел их далеко за пределы поместья; он пролегал через ручьи, луга, рощи, и Рори никак не мог приблизиться к Бэннер, пока они не остановились у дерева, на котором сидела откормленная лисица, глумливо поглядывая вниз на свору охрипших от лая собак.

Охота подошла к концу. Всадники повернули коней и неторопливой рысью направились обратно в Жасминовую усадьбу.

— Это было незабываемое зрелище, — восторженно заявил Рори.

Бэннер разрумянилась, ее зеленые глаза сверкали. Она согласно кивнула.

— Тут в округе есть несколько охотничьих клубов, — сказала девушка. — Они время от времени устраивают охоту, но только у нас все выступают в настоящих старинных костюмах. Это создает особую атмосферу, вы так не считаете?

— Несомненно, — согласился Рори.

Он смотрел на лошадей, замечая, что хотя они и блестят влажно от пота, но благодаря прекрасной физической форме ни одно животное не выглядит слишком уставшим.

— У нас еще есть время, чтобы немного покататься, или вам надо возвращаться в усадьбу вместе с гостями? — спросил Рори, поглядывая на Бэннер и явно ожидая, что она согласится продолжить прогулку.

Внезапно блеск в ее глазах угас.

— Нет, я могу вернуться и позже, — ответила она. — Я покажу вам южную часть поместья. Сюда, пожалуйста.

Она повернула Сида и двинулась вперед.

Рори молча проклинал себя. Он повел Пажа рядом с конем Бэннер.

— Бэннер, простите меня, — взмолился он. Девушка метнула на него быстрый взгляд.

— Все в порядке, Джейк позаботится о гостях, — спокойно заметила она.

— Вы прекрасно понимаете, что я не это имел в виду. — Он вздохнул. — Вы так радовались охоте, а я испортил вам удовольствие, напомнив, что приехал сюда осмотреть поместье. Извините. Я правда не это имел в виду…

Лошади шли неторопливым шагом и не отвлекали внимания Бэннер, но она не смотрела на Рори.

— Ну, в конце концов, именно поэтому вы здесь, так что не стоит извиняться, — промолвила она равнодушным тоном. — А Джейк… На этот раз он не шутит. — Она вяло улыбнулась. — Плохой из меня продавец, да? Джейк бы этого не одобрил.

Дальше они ехали молча.

— А вам обязательно надо продавать поместье? — вдруг осведомился Рори.

Он очень хотел купить поместье, но сейчас его сильнейшим образом задела печаль Бэннер по поводу неизбежной потери Жасминовой усадьбы.

Бэннер пожала плечами.

— У нас нет возможности содержать поместье в нормальном состоянии, вы же знаете, сколько это стоит в наши дни, — сказала она. — Значит, надо или передать его в Историческое общество, или продать.

— А если вам придется уехать отсюда, то это вас просто убьет, — заметил Рори, почему-то совершенно уверенный в правоте этого своего замечания.

И это был вовсе не вопрос, а утверждение, и горечь, которая слышалась в голосе Рори, сказала Бэннер больше, чем он мог предполагать.

Она смотрела прямо перед собой.

— Я выживу, — наконец отозвалась девушка.

Но разговор не клеился, опять воцарилось молчание; тишину нарушали только обычные звуки утра и приглушенный стук лошадиных копыт. Рори смотрел по сторонам, так ничего и не замечая. Он прислушивался к странным ощущениям, которые испытывал, надеясь, что они навеяны старинным костюмом и обществом леди, ехавшей рядом с ним. Они были одни, и его низменные мужские инстинкты должны были бы взыграть, но, видимо, костюмы и общая атмосфера охоты и всего этого прекрасного утра вынуждали Рори вести себя соответствующим образом и не давать воли чувствам.

Рори казалось, что ему станет легче, когда костюмы будут наконец сложены в сундуки до… До следующего раза?.. Года?.. А понадобятся ли они вообще в следующем году?

Отбросив эти мучительные мысли, он вдруг спросил:

— Вся ваша семья — это один Джейк?

— Сейчас — да, — ответила Бэннер. — Мой отец погиб в автомобильной катастрофе, когда я была еще совсем ребенком. Мама умерла десять лет назад. Разумеется, есть еще целая куча дядюшек, тетушек, двоюродных братьев и сестер, разбросанных по всей стране, но здесь мы с Джейком одни, уже много лет только вдвоем.

— А что вы собираетесь делать после того, как продадите поместье? — Рори не смог удержаться от вопросов, хотя прекрасно понимал, что лучше бы ему промолчать.

Ему было неприятно снова напоминать ей о предстоящей сделке, но он проявлял не праздное любопытство. Будущее Бэннер действительно волновало его.

Она бросила на него удивленный и несколько грустный взгляд.

— Вам, возможно, покажется странным, но я не заглядывала так далеко вперед, — ответила она. — Думаю, что и Джейк тоже. — Она замолчала, но вскоре так же тихо и спокойно заговорила снова:

— Мы оба родились здесь, и наши жизни были неразрывно связаны с усадьбой. — Она пожала плечами и, стараясь придать голосу равнодушие, продолжила:

— Наверное, мы купим где-нибудь поблизости небольшой дом с кусочком земли, потому что ни я, ни Джейк не сможем жить в городской квартире. Но, Рори, это совсем не ваша проблема, и вас это не касается, — закончила она твердо.

— Не моя? — Он отвернулся от нее, не в состоянии смотреть Бэннер в лицо, вдруг почему-то разозлившись на эту дурацкую ситуацию.

Да, он хотел получить усадьбу, но не такой ценой. Ему претила одна мысль о том, что он лишает Бэннер и Джейка их столь горячо любимого дома. А от понимания того, что они все равно вынуждены продать усадьбу — пусть не ему, пусть кому-то другому, — Рори легче не становилось. Он злился, потому что понимал, что костюмированные балы и охота будут просто частью местной истории и никогда больше не станут явью, а семейные традиции Жасминовой усадьбы превратятся в забаву для скучающих туристов. Он злился еще и потому, что впервые в жизни предмет купли-продажи внезапно приобрел для него столь огромное значение, что от одной мысли о туристах, глазеющих на великолепное убранство дома, ему становилось тошно.

11
{"b":"12270","o":1}