ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бэннер с интересом посмотрела на Рори — и где-то внутри нее зародился жар, который сразу охватил все тело. Он был так красив, что у нее сжалось горло, а восхищение, которое читалось в его взгляде, заставляло ее чувствовать себя красивее во сто крат.

Он перевел дыхание, крепко прижав ее к себе на какой-то ошеломительный миг, потом одной рукой откинул покрывало и осторожно положил ее на кровать.

Бэннер обвила руками его шею, и он опустился рядом с ней. Ее дыхание было быстрым и прерывистым, дрожь сотрясала ее тело. Пальцы зарылись в волосы у него на затылке, губы отвечали на его поцелуи. Каждое его прикосновение вызывало в ней новую волну желания, и это продолжалось, пока у нее не закружилась голова.

Своим телом Рори почти полностью накрыл ее, не давая Бэннер пошевелиться. Он целовал ее закрытые глаза, брови, щеки, долгим поцелуем приникал к ее зовущим губам. И хотя его тело было напряжено и охвачено жаром, казалось, что он решил окончательно измучить их обоих. Медленно, неторопливо, как будто у них была в запасе вечность, он изучал ее тело. Его руки исследовали вздрагивающую плоть, не пропуская ни одной выпуклости, ни одного изгиба. Губы следовали за руками с нежной страстью.

Желание все больше и больше охватывало Бэннер. Ей казалось, что не кровь, а расплавленное желание течет в ее жилах. Внутри нее росла голодная пустота, которую ей хотелось поскорее заполнить. Ее лицо окрасилось румянцем, руки сжимали его плечи так, что побелели костяшки пальцев.

Руки и губы Рори добрались до самых интимных местечек, и это заставляло ее стонать и метаться в его объятиях.

— Рори… — шептала она.

— Господи, Бэннер, как же я хочу тебя! — Он пожирал ее глазами, осторожно двигаясь на ней. Он приник к ее губам глубоким нежным поцелуем, потом поднял голову и заглянул в ее зовущие зеленые глаза. — И я люблю тебя, — прошептал он, не прекращая осторожного движения.

И когда он вошел в нее, она только прерывисто вздохнула и широко раскрытыми глазами посмотрела на него. Она обхватила руками его шею, как бы заявляя свои права на него. В ней вдруг проснулась дикая, первобытная женщина, ликующая от уверенности, что ее мужчина любит ее. Она отдавалась ему с радостью, со страстью, с желанием слиться с ним в этом бушующем пламени, которое грозило испепелить их обоих.

Они двигались все быстрее, ускоряя бег к желанному финалу. Дыхание стало быстрым и прерывистым, тела сплелись и двигались в едином ритме навстречу удовлетворению. Два сердца бились в унисон, и два голоса наперебой шептали слова любви…

Бэннер удержала его, когда он начал подниматься, что-то тихонько пробормотав просящим тоном.

— Я слишком тяжелый, — выдохнул он куда-то ей в шею.

— Нет. — Ее пальцы лениво скользили по выпуклым мышцам его спины и плеч. Она любовалась его золотистой кожей, которая матово блестела, отражая свет, идущий из комнаты. Даже намек на сожаление о происшедшем не омрачил ее блаженного состояния. Рори вздохнул.

— Вы такая тоненькая, миледи. Я боюсь сделать вам больно, — прошептал он.

— Нет. — Она дотронулась до его щеки, когда он поднял голову, и улыбнулась, глядя в серые глаза. — Нет, ты не сделаешь мне больно.

Он понял, что она хочет сказать, и ему пришлось проглотить вставший в горле комок, прежде чем он смог говорить беззаботным тоном:

— Если бы я знал, что именно заставит тебя передумать, я не стал бы так чертовски терпеливо ждать все это время.

Бэннер загадочно улыбнулась.

— Я передумала еще до того, как мы пришли сюда, — заявила она.

— Но тогда что именно заставило тебя сделать это? — удивился он.

— Твой прыжок, — серьезно проговорила она.

Ее улыбка увяла, сменившись тревожным выражением, когда она подумала, чем все могло кончиться.

— Ты знаешь, я ведь могла тебя потерять… — сказала она. — Я видела, как лошади падают, выполняя менее рискованные прыжки. И когда Паж благополучно приземлился, я решила, что должна воспользоваться этой удачей.

— Так ты веришь мне? — изумленно спросил он. Она пригнула к себе его голову для очередного поцелуя.

— Ну конечно, я верю тебе, дурачок, — промурлыкала она и коснулась его губами.

Вдруг Рори поднял голову, и в его глазах появился воинственный блеск.

— Так, подожди-ка минутку. Если ты передумала до того, как мы пришли сюда, значит… — Тень догадки мелькнула, но тут же погасла — он еще не был уверен полностью.

— М-м-м? — Бэннер решила, что ей определенно нравится на вкус его кожа.

— Значит, черт возьми, ты меня разыгрывала? — Он изобразил, как сильно на нее сердится.

— Разыгрывала? Это был не розыгрыш. Каждое мое слово было истинной правдой, — решительно заявила она.

Рори нахмурился, пытаясь сосредоточиться, а потом понял, что все ее слова могли иметь совсем не то значение, которое придавал им он.

— Но ты и не скрывала, что разыгрываешь меня, — сердито заключил он.

— Ну что ты, вовсе нет. — Она откинула с его лба густую прядь светлых волос и нежно улыбнулась. — Это был тщательно продуманный, но родившийся под влиянием момента план.

— Ты маленькая ведьма! — Он был поражен. Бэннер восприняла это как комплимент.

— Ну, понимаешь, ты был так занят соблюдением приличий, что я просто вынуждена была что-нибудь сделать. Тебе не кажется, что это неплохо сработало? — спросила она и удовлетворенно вздохнула.

— Сработало. — Он шутливо нахмурился. — Однако я не уверен, что мне нравится, когда мной манипулируют.

— Лучше бы тебе смириться с этим, — безмятежно предупредила Бэннер. — Южные дамы знамениты — или, может, лучше сказать, печально знамениты? — именно этой своей способностью. Вспомни свою любимую героиню.

— И во что же это я впутался? — Рори пытался вынудить ее раскрыть план до конца.

Она медленно провела ногтями по его спине, пробормотав:

— Пока не знаю.

— Я и сам пока не понял, — сказал Рори чуть хрипло, — но думаю, — нет, нет, я уверен! — что буду наслаждаться каждой секундой происходящего.

И он жадно накрыл губами ее смеющийся рот.

Глава 8

— Кому-то из нас надо встать и выключить свет, — отозвался Рори, устраиваясь поудобнее на мягкой кровати.

— Так и быть, выключи ты, — согласно кивнула Бэннер и сладко зевнула.

Они лежали рядышком, прижавшись друг к другу, накрытые одной простыней, а свет из мастерской заливал кровать.

— Я, — вежливо объяснил он, — не смогу двинуться с места, даже если здесь сейчас начнется пожар.

Бэннер хихикнула.

— Ни капельки не сомневаюсь. — Она снова кивнула.

— А что случится, если свет останется гореть? — спросил он и лениво потянулся.

— Думаю, ничего страшного, — прошептала она, потом замолчала, но вскоре вдруг поинтересовалась:

— Послушай, а что привело тебя сюда ночью?

— Я… не мог уснуть, — невнятно пробормотал Рори.

Услышав нотки неуверенности в его голосе, она приподнялась на локте и пристально посмотрела на него.

— Рори?.. — Она требовала ответа, с укоризной глядя на него.

Сначала он отводил взгляд, но потом сокрушенно вздохнул:

— Ну, ладно, черт возьми. В общем, это все твои призраки.

Бэннер удивленно моргнула.

— Ты хочешь сказать, что это призраки привели тебя сюда? — уточнила она.

— Вот именно, — подтвердил он смущенно.

Рассказывая ей о том, как и почему он покинул свою комнату среди ночи, он старался сохранить легкость тона.

— Ну, а когда я заметил картину, услышал стук копыт, вышел и увидел, как ты мчишься на Сиде через поле, — тут уж мне некогда было раздумывать. — Он нежно дотронулся до ее щеки. — Наверное, они решили, что ты… что я тебе нужен.

— И они были правы. Ты был мне нужен. — Ее глаза потемнели. — Когда я увидела, что я нарисовала, то решила, что… все кончено. И сбежала.

— А сейчас? — тихо спросил он.

— Сам знаешь. — Она закрыла глаза. Рори чуть нахмурился.

— Сможешь ли ты… жить здесь со мной? — спросил он. — Независимо от того, кто будет владельцем усадьбы?

25
{"b":"12270","o":1}