ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Королевская гончая
Анатомия одной семьи
Марья-Царевна
Вязание крючком. Самый понятный пошаговый самоучитель
Маша и Тёмный властелин
Рок Зоны. Адское турне
Ребенок (мой) моего босса
Благословите короля, или Характер скверный, не женат!
Апельсинки. Честная история одного взросления
A
A

— Да. Но боюсь, что все время буду чувствовать, что не оправдала надежд семьи. О, это совершенно нелогично, я знаю. Но я не могу себя заставить поверить в то, что смогла бы сама содержать усадьбу. И хотя мне сейчас очень хочется сказать тебе, что не имеет значения, кто будет владельцем усадьбы, сделать этого я не могу. Это будет вранье.

— А ведь ты сказала, что поверила в то, что я не причиню тебе боли, — спокойно напомнил он.

— Так оно и есть, — ответила Бэннер, в голосе ее чувствовалась усталость.

— Но если я отберу у тебя усадьбу, разве этим не причиню тебе боли? — удивился Рори.

Бэннер попыталась вникнуть в смысл этого вопроса, но у нее ничего не получилось. Разум отказывался отвечать. За все в ответе теперь были чувства. И все ее чувства говорили о том, что, хотя у Рори теперь есть множество способов причинить ей боль, покупка усадьбы уже не является одним из них.

Бэннер не могла понять, почему так произошло. Может, потому, что теперь она была уверена, что его любовь к усадьбе все же не так сильна, как его любовь к ней, Бэннер. Скорее всего это и была основная причина. Поэтому Бэннер ответила:

— Нет, я не буду страдать. Не буду, если мы будем жить здесь вместе, если вместе будем работать на благо усадьбы, если ты докажешь мне, что я для тебя гораздо важнее поместья.

Рори перевел дух и, притянув девушку к себе, крепко поцеловал ее.

— Я уже и не надеялся на такой ответ. Ведь усадьба для тебя — все.

— Так же, как и ты, — прошептала Бэннер. Неожиданно свет в комнате погас, и теперь спальня освещалась только лунным светом.

— Что случилось? Какая-то авария? — осторожно спросил Рори.

— Может быть… Хотя я так не думаю, — сонно пробормотала Бэннер и, загадочно улыбаясь, положила голову ему на грудь.

— Ну, что ж, — философски заметил он после небольшой паузы, — можно сказать, что призраки Жасминовой усадьбы — полезные существа.

Хихикнув, Бэннер устроилась поудобней в его объятиях и вскоре уснула.

Ее разбудили ароматы поджаренного бекона и свежесваренного кофе. Не открывая глаз, она нахмурилась, пытаясь сообразить, что к чему. Она сейчас в своем маленьком домике — значит, этих запахов не может быть, так как здесь нет кухни.

Неужели это означает, что все вчерашнее ей только приснилось?

Тут она почувствовала на своем лице теплые руки, открыла глаза и увидела над собой серые глаза.

— Доброе утро, миледи, — прошептал Рори, нежно ее целуя.

— Доброе утро. — Она проснулась моментально, но, посмотрев на него, смутилась. — Ой, ты уже оделся…

— Только потому, что надо было сходить за завтраком, — объяснил он, присаживаясь на край кровати и поднимая с пола тяжело нагруженный поднос.

Бэннер засмеялась и села в постели, подоткнув простыню вокруг себя.

— Да таким количеством еды можно армию накормить! Неужели ты сам все это приготовил? — изумилась она.

— Я сказал пару комплиментов кухарке, — обезоруживающе сознался он. — А когда выходил с подносом, то в маленькой столовой встретил Джейка.

— О, прекрасно. По-видимому, конца этой истории я так и не узнаю… — вздохнула Бэннер.

— Чепуха. Он остается джентльменом в любой ситуации, — подбодрил ее Рори.

— Да? — Она искренне усомнилась.

— Да. Он сказал, что как раз собирается найти свой дробовик, — продолжал Рори. Она тихонько хихикнула.

— На что ты ответил?.. — Она заставляла его рассказывать дальше.

— Я во всем обвинил лунный свет и одну дерзкую девчонку-южанку. Это серьезные смягчающие обстоятельства, ты не считаешь? — Рори изобразил обеспокоенность.

— О да, он обязательно примет их во внимание, — успокоила его Бэннер.

— Это уж точно. И еще он сказал, что кровь — не вода, ее не обманешь. Думаю, он имел в виду твою кровь.

Бэннер с притворно-скромным видом отхлебнула кофе.

— Ну, Джейк-то знает, что говорит, — сказала она. — Однажды лунной ночью его совратила моя бабушка.

— А еще считается, что южные леди — истинные дамы, — заметил Рори.

— А мы и есть истинные дамы. — Она приподнялась, чтобы поцеловать его. — Пока — м-м-м — обстоятельства не заставляют нас изменить благопристойный облик.

Она провела кончиками пальцев по его щеке, и он поймал их губами.

— Не случалось ли мне упоминать, что мне страшно нравится, когда вы «меняете облик», миледи? — спросил он.

— Нет, не случалось, — совершенно серьезно промолвила она, поднося к губам чашку с кофе.

— Ну, так вот. Мне ужасно это нравится, — заявил он не менее серьезным тоном. — Особенно погоня за девушкой среди ночи — мили три как минимум, — смертельные прыжки через немыслимые препятствия, а потом хитроумное совращение, — это, конечно, очень… увлекательно.

Он нахмурился в ответ на ее хихиканье:

— Я серьезно!

Бэннер протянула руку и, поддев вилкой кусочек бекона, засунула его в рот. Тихонькое хихиканье прекратилось.

— Конечно, конечно. Просто это так смешно звучит! — промямлила она с полным ртом.

Внезапно выражение лица Рори совершенно изменилось — оно на самом деле стало серьезным, в голосе послышались тревожные нотки, когда он заговорил:

— Тот прыжок был абсолютно не смешным. Я восхищен тем, как ты искусно управляешься с конем, но буду счастлив, если впредь ты воздержишься от подобных сумасбродств.

— Я поговорю с Сидом, — пообещала она. — А знаешь, в тот момент я молила бога, чтобы он дал мне крылья. Никогда прежде не брала таких препятствий, не собираюсь этого делать и впредь.

Рори оперся на локоть, прихлебывая кофе и улыбаясь.

— Очень хорошо. Мне бы не хотелось сейчас тебя потерять.

— Между прочим, ты тоже прыгнул, — напомнила Бэннер.

— Но я-то не знал, что делаю, — ответил Рори, вздрогнув. — Все, что я видел, — это забор, через который ты перелетела, как птица. Я же не знал, что там почти отвесный обрыв, а на дне — ручей.

— А если бы ты знал? — она решила проверить его.

— Тогда бы я тоже молил бога дать мне крылья, — не раздумывая, ответил Рори.

Весь день они провели вместе. Джейк старался не попадаться им на глаза, а все слуги, начиная со Скотти и кончая садовниками, договорились никоим образом не беспокоить любовников.

С утра они немного поплавали в бассейне, соревнуясь в нырянии.

— И что же это такое было? — поддразнивала Бэннер Рори, посмеиваясь над ним.

— Это называется «нырнуть ласточкой», миледи, — гордо отвечал он.

— Что ты такое говоришь! — с притворным изумлением восклицала она.

— Причем я делаю это лучше всех, — хвастался Рори.

— А я могу еще лучше, — не сдавалась Бэннер.

— Тогда попробуй, — предложил он, с восторгом наблюдая за ней.

Она нырнула столь грациозно, что Рори вынужден был признать, что у нее действительно получилось лучше, но справедливости ради заметил, что он больше внимания обращал на саму ныряльщицу, чем на то, как она ныряет. На что Бэннер скорчила гримаску и сочувственно улыбнулась, что должно было означать: «Как это по-мужски!», и предложила ему сделать прыжок из задней стойки.

Ближе к обеду они сложили корзинку для пикника и долго бродили по полям, пока нашли тенистую лужайку под раскидистым старым дубом и расстелили под ним шерстяное одеяло.

Теплый тихий полдень располагал к еде и сладкому сну, как, впрочем, и еще к некоторым другим занятиям.

— А ты просто мастер на все руки, — заметила она в один прекрасный момент.

— Да, я талантлив, — хвастливо откликнулся Рори.

— Я имею в виду — буквально «на все руки».

— М-м-м-м. А знаешь, у тебя есть кое-что просто фантастическое. Это… — начал было он, но девушка торопливо договорила:

— Знаю-знаю, шоколадное пирожное на десерт!

— Ага, ты покраснела. В наше время это уже утерянное свойство, — рассмеялся Рори.

— Как видишь, у меня еще немного осталось, — сказала она.

— Ну, что ж, тебе идет, — заявил Рори, не сводя с нее восхищенного взгляда.

26
{"b":"12270","o":1}