ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зато ты теперь знаешь, как чувствую себя я, — сообщил Рори, хмурясь.

— Думаю, нам лучше эту бочку сразу взорвать, — предложила она.

— Ты правда так думаешь? — удивилась она. — Я бы все-таки предпочел, чтобы она никогда не взрывалась.

— Рори!.. — пожурила его Бэннер.

— Поверь мне и успокойся, — попросил он.

— Ну, как я могу успокоиться, — не понимала она, — если ты считаешь, что это выведет меня из себя?

— Я не считаю, что это выведет тебя из себя. Я уверен, что так и будет, — с нажимом заявил он.

— Так, с каждой минутой ситуация становится все хуже, — с угрозой пробормотала она.

— Бэннер, я взываю к твоему терпению, — взмолился он.

— Как это понимать? — не на шутку рассердилась она.

— Ну, понимаешь, когда я сознаюсь тебе в своем ужасном преступлении, — сказал он, — ты сразу вспомнишь, что собиралась меня удивить тем, что не выйдешь из себя, что сможешь держать себя в руках…

— Ах, «ужасное преступление», значит? — съехидничала Бэннер.

— Ну, это только так говорится, — оправдывался он.

— И почему это я разгадываю твои загадки, вместо того чтобы взять скалку и выбить из тебя признание? — задумчиво произнесла она.

— Потому что ты истинная леди, — убежденно ответил он.

— Ты знаешь, раньше меня бы это не остановило, — убежденно высказалась Бэннер.

— И часто ты скалкой выбивала признания у мужчин? — поинтересовался Рори.

— Нет, пока не приходилось, но все еще впереди, поэтому я довела свое мастерство по сдиранию кожи до настоящего искусства.

— Помнится, ты сказала, что Джейк преувеличивает. — Рори пытался ее образумить.

— Я солгала, — без малейшего смущения заявила она.

— Ах ты, маленькая лгунья, — тяжело вздохнул Рори.

— Мышка откровенно насмехается над кошкой, — сказала Бэннер и поинтересовалась:

— Так ты собираешься признаваться?

— Думаю, что тебе сначала надо успокоиться, — миролюбиво ответил Рори.

— Разве здесь кто-то волнуется? — удивилась она. — Я, например, совершенно спокойна.

— Я замечаю в ваших прекрасных зеленых глазах опасные искорки, миледи, — проговорил Рори.

— У тебя богатое воображение. Признавайся, — потребовала она.

— По-моему, нас зовет Джейк, — Рори напряженно вслушивался в тишину.

— Признавайся! — воскликнула она.

— Когда зайдет солнце. В темноте легче спрятаться, — прошептал он.

С очень задумчивым и абсолютно невинным выражением лица Бэннер соскользнула с кровати и начала одеваться, полностью отдавая себе отчет в том, что Рори с удовольствием за ней наблюдает.

— Так, значит, ты сознаваться не собираешься? — спросила она, застегивая шорты. Затем она наклонилась вперед, уперлась руками в изножье кровати и пристально посмотрела на мужчину, лежащего перед ней.

— Я лучше повременю, насколько это возможно, — ответил он.

Слегка хмурясь, она собрала его одежду с пола и выпрямилась.

— Ты уверен? — переспросила она тоном женщины, желающей быть уверенной на все сто. Рори забеспокоился, но все же ответил:

— Я уверен.

Он взял с тумбочки свои часы и воскликнул:

— Эй, завтрак-то, наверное, уже готов! Ты можешь передать мне мою одежду?

Морщинки на лбу у Бэннер разгладились, на лице появилась милая улыбка. Не переставая улыбаться, она неторопливо отступала к двери.

— Нет, — сказала она сладеньким голоском. Рори сел на кровати, встревоженный ее странным поведением.

— Бэннер? Куда это ты?! — взмолился он, предвидя неприятности.

— Завтракать, — коротко бросила она.

Рори растерянным взглядом окинул простыни, которые едва прикрывали его могучее тело, и вздрогнул при мысли о строе прислуги, через который ему придется пройти, чтобы добраться до своей комнаты. Им овладели дурные предчувствия.

— Ты не сделаешь этого! — отчаянно закричал он.

Стоя в дверях, она удивленно приподняла брови.

— Ты сделаешь это, — понял он, ощутив безнадежность попыток остановить ее.

— Признайся, — предложила Бэннер нежным голосом.

— Я не поддамся на шантаж, — твердо заявил он.

— Ну что ж, пеняй на себя. — Она повернулась к двери. — Увидимся за завтраком. Выходя, она бросила ему через плечо:

— Приходи быстрей, пока все не остыло, — и выскочила из коттеджа. В чистом свежем утреннем воздухе хорошо были слышны проклятия Рори.

Лучше и быть не могло — Джейк решил позавтракать на веранде, поэтому, поднявшись по ступенькам, она сразу увидела его за столом с утренней газетой в руках.

Сунув ворох одежды в руки Коннеру, всегда стоящему наготове за спиной у Джейка, она весело попросила:

— Пожалуйста, Коннер, не отнесешь ли ты это в комнату мистера Стюарта?

— Да, мисс Бэннер. — Ни тени любопытства не появилось на невозмутимом лице дворецкого, когда он направлялся в дом.

Когда она села на стул, Джейк мрачно спросил:

— Где Рори?

— Сейчас должен появиться. — Она отхлебнула из стакана апельсиновый сок. — Если, колечко, сумеет соорудить себе тогу.

Зеленые, как и у Бэннер, глаза весело заблестели, когда Джейк аккуратно сложил газету и отложил ее в сторону.

— Значит, тога? И почему же это он должен сооружать себе тогу, а, девочка?

Она сосредоточенно жевала кусочек бекона.

— Ну, он может воспользоваться фиговым листочком, если, конечно, найдет хоть один. Но тога… прикроет больше, — доверительно сообщила она деду.

Джейк вынужден был прикусить губу, чтобы удержаться от смеха.

— Понятно. И что же ты натворила? — спросил он, стараясь сохранить строгость тона и суровое выражение лица.

— Я украла его одежду, — объявила она, явно довольная собой.

Джейк поперхнулся, потом, прокашлявшись, не моргая, воззрился на нее.

— Но почему? — Причину такого поведения он понять не мог.

— Он вывел меня из себя, — сообщила Бэннер и отхлебнула сока.

— Я предупреждал его, — грустно покачал головой Джейк. — Вот упрямец! А ведь я предупреждал его!

— Да, он мне так и сказал, — утвердительно кивнула Бэннер.

— Я просто хотел уравнять ваши шансы, — мягко объяснил ее дед.

— О да, конечно, — согласилась с ним внучка.

Тут до них стали доноситься страшные ругательства.

Некоторое время Джейк прислушивался, а потом восхищенно заметил:

— Он ни разу не повторился!

— Ты же знаешь, он наполовину южанин, — напомнила Бэннер.

— Ну, тогда понятно, — серьезно проговорил Джейк.

— М-м-м, хорошо бы здесь было побольше народа. Такое замечательное зрелище! — размечталась Бэннер.

Джейк немного подумал, прежде чем высказать свое мнение по этому поводу.

— Нет, это было бы слишком, девочка.

— Пожалуй, да. В конце концов, зачем окончательно смущать беднягу? — согласилась внучка. Ругательства и проклятия стали громче.

— Конечно, не стоит, — сказал Джейк.

Босые ноги зашлепали по каменным ступенькам. Аккуратно ступая, Рори поднимался по лестнице. Бэннер и Джейк повернулись к нему — спокойствие и беспристрастность были написаны на их лицах, когда они разглядывали стройное мускулистое тело Рори, завернутое в простыню. Обеими руками он старался удержать предательски сползающую ткань.

— Доброе утро, Рори, — первым нарушил молчание Джейк.

Рори остановился посередине веранды, гневно сверкающие серые глаза перебегали с Бэннер на Джейка и обратно, пытаясь найти на их лицах выражение смущения или неловкости за то дурацкое положение, в которое его поставили.

— Кофе, Рори? — вежливо предложила Бэннер.

Рори глубоко вздохнул, подхватив сползающую легкую зеленую материю. Потом перевел взгляд на Джейка.

— Твоя внучка, — резко начал он, — настоящая мегера! Чертовка бессовестная, невоспитанная, аморальная, не имеющая никакого представления о порядочности и чести!

— Сильно сказано, — задумчиво отметил Джейк.

— Возражаю против «невоспитанной», — заявила Бэннер, поставив локти на стол и подперев подбородок руками. — Все остальное — возможно, но воспитана я — прекрасно!

28
{"b":"12270","o":1}