ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мне не нравится, когда меня третируют, пренебрегая, словно парией. Я не изгой, мисс Клермон, — сказал он, изо всех сил стараясь сохранить ровный тон.

Легкая улыбка заиграла на ее губах.

— Ну что вы, мистер Стюарт, мы бы никогда не пригласили парию на наш бал, — снисходительно отозвалась она.

— А меня и не приглашали, — огрызнулся Рори.

— Да что вы! — Она все еще улыбалась.

Рори понял, что не выдержит дольше этого холодного издевательства и задушит ее собственными руками, и оглянулся, ища глазами нежелательных свидетелей. Заметив в конце коридора несколько пар гостей, спускавшихся по лестнице с третьего этажа и направлявшихся, по-видимому, в бальный зал, он немного поостыл. Про себя Рори отметил, что все мужчины носили серую форму повстанцев времен Гражданской войны, женщины же были одеты в белые платья.

— По лестнице уже спускаются ваши гости, — пробормотал он. — Вам бы следовало заняться ими. Кажется, они немного рановато…

Бэннер глянула на лестницу. Она явно смешалась, но когда снова повернулась к нему, Рори вдруг увидел панику в ее зеленых глазах.

— Да, — тихо сказала она, — да, мне лучше пойти к ним.

Рори обеспокоил этот ее взгляд.

— Бэннер, — начал он, неосознанно называя ее по имени.

Но она перебила его:

— Если у вас возникнут проблемы с костюмом, просто дерните за сонетку, и камердинер Джейка поможет вам. — Ее голос прозвучал на удивление мягко. — Увидимся внизу.

Она торопливо пошла по коридору, и каждый ее шаг сопровождало тихое шуршание шелка.

Рори долго смотрел ей вслед, а потом, с раздражением пожав плечами, вошел в свою комнату, рассеянно гадая, почему в сугубо мужской спальне пахнет жасмином.

Глава 2

Бэннер закрыла дверь библиотеки, прислонилась к ней спиной и через всю комнату посмотрела на деда. Он был уже одет и выглядел, как сошедший с картины плантатор.

Джейк лукаво улыбнулся.

— Как прошла экскурсия? — осведомился он.

— О, вполне пристойно, — ответила Бэннер, не опуская глаз.

Ее жизнерадостный голос был совершенно не похож на тот ледяной тон, которым она разговаривала с Рори.

— Я была ужасно груба с твоим мистером Стюартом, — сообщила она, — но он, как истинный джентльмен, терпел все.

Вдруг она расхохоталась:

— Правда, этого не скажешь о последних нескольких минутах.

— Он собирался живьем содрать с тебя кожу? — поинтересовался Джейк Клермон.

— Он был готов прикончить меня! — радостно заявила Бэннер. — Как бы то ни было, он твой гость… По крайней мере, мне так кажется…

Бэннер прервалась, а потом добавила каким-то бесцветным, лишенным всякого выражения голосом:

— Он… видел солдат с невестами, дедушка.

Джейк пристально посмотрел на Бэннер. В его глазах появилось такое же затравленное выражение, которое Рори заметил раньше у Бэннер.

— Видел? — задумчиво пробормотал старик. — Если видел, то это даже интересно. — Он подумал, что это наши гости, — тихо произнесла она.

— Надеюсь, ты не сказала ему?.. — встревожился старик.

— Нет, конечно, — шепотом заверила она деда, но вдруг вздрогнувшим голосом она почти вскричала:

— Джейк, ты ведь не продашь ему дом! Ты не сделаешь этого! Ты и я, и этот дом — мы одно целое, мы умрем, если покинем его! Это убьет нас обоих!

Джейк долго смотрел на внучку молча, а потом пожал плечами.

— Он приехал сюда с добрыми намерениями, ты же знаешь это. Я предложил продать, он хочет купить. Если мы сойдемся в цене… — заговорил старик.

— Он станет хозяином Жасминовой усадьбы, — с горечью закончила она.

— Содержание поместья отнимает львиную долю нашего капитала, Бэннер, — вяло сказал Джейк, — и будет стоить еще дороже, если мы захотим превратить его в производительную плантацию.

Затем намеренно жестоко он спросил:

— Или ты хочешь увидеть, как усадьба приходит в упадок, как, впрочем, все вокруг?

— Нет, — прошептала она.

— Тогда у нас есть два выхода, — продолжал старик. — Мы можем передать поместье Историческому обществу или продать кому-нибудь вроде Рори Стюарта, который заинтересован в том, чтобы по возможности сохранить его в первозданном виде.

Бэннер расправила плечи, хотя убедительная речь Джейка шла вразрез с ее желаниями. Она улыбнулась деду, умело скрывая боль и тревогу, всем своим видом подчеркивая принадлежность к старому роду Клермонов. А потом, с любовью глядя на старика, с чувством произнесла:

— Ах ты, старый негодяй!

Джейк ухмыльнулся.

— Я обещал, что не продам поместья без твоего согласия, девочка моя, значит, так и будет. Прежде чем принять решение, мы будем долго приглядываться к Рори. Мы должны быть уверены, что отдаем поместье в хорошие руки. Ты согласна? — спросил он, пристально смотря ей в лицо.

— Согласна, дедушка, — ответила она и кивнула.

— Ну, тогда ладно, — он вздохнул с явным облегчением и предупредил:

— И давай без фокусов, Бэннер.

— Какие еще фокусы?! — возмутилась она. Улыбка тронула его губы.

— Когда тебе было десять лет, — напомнил Джейк, — ты весьма простодушно объявила, что Жасминовая усадьба — это притон, и довольно успешно обескуражила потенциальных покупателей.

— Это было так давно, дедушка, целых семнадцать лет назад, — виртуозно оправдывалась она. — Тогда я думала, что ты действительно собираешься продать усадьбу. И я не разыгрывала никаких фокусов.

— Ну, ладно. Веди себя хорошо с Рори. Больше ему не груби, — пожурил он внучку.

Бэннер надменно вскинула голову и повернулась к двери.

— Конечно, я буду вести себя хорошо, — пообещала она. — Я только спрятала его подушку, перекрыла горячую воду у него в ванной и понатыкала шипов в его бриджи для верховой езды. У тебя еще будут замечания? — бросила она, закрывая за собой дверь, из-за которой доносился смех ее деда.

Прислушавшись к шуму предпраздничной суеты, после секундного раздумья она кинула виноватый взгляд на часы у лестницы и быстро вышла из дома через французскую дверь в гостиной. Миновав веранду, Бэннер спустилась в розовый сад и, поддерживая юбки, по тропинке направилась в сторону рощи.

Вскоре она оказалась возле небольшого коттеджа, выстроенного всего в сотне ярдов от главного здания. Молва гласила, что коттедж этот построили перед самой Гражданской войной, но Бэннер никак не могла разузнать, кому и зачем он понадобился. Она, как ребенок, без устали сочиняла истории о свиданиях несчастных влюбленных из враждующих семей и не видела причины, чтобы пересматривать и подвергать сомнению эти истории. Они соответствовали и ее романтической натуре, и уютной архитектуре коттеджа.

Прекрасно сохранившийся по сей день маленький домик прятался среди деревьев, выглядывая из-за них, как пугливая девушка из-за широкой спины своего поклонника. Когда Бэннер была маленькой девочкой, она любила часами здесь играть, став взрослой — превратила домик в свое убежище. Коттедж состоял из одной спальни (постель всегда была застелена на случай, если ей захочется переночевать здесь) и одной довольно большой комнаты, которую девушка превратила в мастерскую. Ванную комнату оборудовали всего несколько лет назад, и она была единственным современным помещением во всем доме.

Бэннер встала на цыпочки, достала ключ, который обычно оставляла над дверным косяком, отперла дверь, положила ключ на место и вошла в дом. Уверенная в том, что никто ее здесь не побеспокоит, она беззаботно оставила дверь открытой.

В мастерской она стащила с головы парик с локонами и нахлобучила его на голову скульптурного бюста своего деда. Этот бюст был одной из ранних попыток Бэннер попробовать себя в искусстве ваяния.

Запустив пальцы в собственные короткие черные кудри, она с отсутствующим видом принялась чесать голову, рассеянно глядя на незаконченную картину на мольберте, установленном в центре мастерской. Она собралась было сесть и попристальней рассмотреть свою работу, но передумала — времени было в обрез, да и не хотелось мять шелковое платье.

3
{"b":"12270","o":1}