ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лучше бы ты мне об этом не напоминал, — бросила она.

Он поднял глаза к потолку, словно оттуда ждал помощи.

— Ну, вот теперь-то я уж точно сижу на бочке с порохом, — обреченно прошептал он. Бэннер, смеясь, отступила на шаг.

— По-моему, мы собирались покататься… — напомнила она ему.

Рори было согласился, но потом, не будучи до конца уверенным в том, что она действительно согласилась выйти за него замуж, предложил:

— А давай-ка вместо этого поедем в Чарлстон и выберем тебе кольцо. Как ты на это смотришь?

— Чтобы все видели, да? — поддразнила она.

— Не вредничайте. Я намерен жениться на вас, миледи, что бы вы там ни говорили. И готов сидеть на бочке с порохом столько, сколько нужно.

Она повернулась, чтобы открыть дверь, но вдруг засмеялась.

— Я, пожалуй, взорву ее, когда у нас с тобой будет медовый месяц! — весело пообещала она.

— Ты не посмеешь! — закричал он, с опозданием вспомнив, что самое последнее дело — запрещать ей что-либо. Он торопливо вышел вслед за ней из библиотеки и, когда они уже подошли к входной двери, поймал ее за руку и обеспокоенно спросил:

— Ты не станешь этого делать, да?

— Ты боишься, что я стану прибегать к уловкам типа: «Извини, дорогой, у меня страшно болит голова»? — Она смотрела на него с улыбкой, но говорила очень серьезно:

— Одно обещание я могу дать тебе прямо сейчас, Рори. Я никогда не буду использовать секс ни как оружие, ни как поощрение. Это значило бы — предать все те чувства, которые мы испытываем друг к другу. Я никогда не сделаю этого.

— Я тоже, — мягко пообещал он. Их пальцы переплелись. — А теперь поедем выбирать кольцо, миледи.

На полпути к Чарлстону Рори вдруг вспомнил, что у нее все еще есть повод разозлиться — и что все ее предки по женской линии обладали недюжинными талантами в придумывании изощренных наказаний, — но у него не хватило духа затронуть эту тему еще раз.

Они провели весь день в Чарлстоне и вернулись только к ужину. Джейк был счастлив, когда увидел безупречный по чистоте овальный бриллиант, украшавший левую руку его внучки.

— Мы должны устроить праздник по случаю помолвки, — радостно объявил он.

— Только после выставки, Джейк, — твердо ответила Бэннер. — Я могу выдержать только одно потрясение за один раз.

— Большое спасибо, — сказал ей Рори.

— Не стоит благодарности. — Бэннер одарила его лучезарной улыбкой.

После обеда Бэннер оставила Рори и Джейка в библиотеке со стаканчиками бренди в руках, объяснив, что должна еще собрать и приготовить кое-какие вещи, коль вся семья собирается через несколько дней поехать в Нью-Йорк. Рори же воспользовался возможностью поговорить с Джейком один на один и попросить совета у человека, имеющего большой опыт общения с женщинами из рода Клермонов.

Он объяснил Джейку, почему пошел на такую хитрость, хотя понимал, что старик скорее всего сам догадался обо всем. Закончил же Рори словами:

— Как ты думаешь, мне можно не опасаться, что она разозлится, или лучше все-таки быть настороже?

— Опасайся не опасайся — никогда нельзя знать заранее, — сказал Джейк, развеселившись. — Полумер здесь не будет.

— Но ты-то думаешь, что разозлится? — допытывался Рори.

— Она — настоящая Клермон, — пробормотал Джейк.

— О, ты меня обрадовал! — в отчаянии воскликнул молодой человек.

— Не говори, что тебя не предупреждали, Рори, — напомнил Джейк.

— Да знаю, знаю. Но я спрашиваю, на этот раз мне ждать чего-нибудь или можно сидеть спокойно? — волновался Рори.

Джейк задумчиво отхлебнул бренди.

— Видишь ли, мой мальчик, я уже более шестидесяти лет общаюсь с женщинами по фамилии Клермон. Я видел их слегка обиженными, в меру раздраженными, довольно сердитыми и чертовски разозленными, — перечислял старик. — Я наблюдал, как они отводили душу почти сразу и как месяцами выжидали удобного случая. Я видел, как они брали реванш быстро, точно, остроумно, ловко ставя в дурацкое положение, иногда чертовски насмехаясь, но никогда я не видел, чтобы они делали это жестоко или зло.

— Ну и?.. — беспокоился Рори.

— Ну и… да что там говорить… ты и сам все очень хорошо знаешь и понимаешь. Ничуть не хуже меня. Ничуть. — Старик поднес стаканчик ко рту, пригубил и задумался.

Рори растерянно произнес:

— Похоже, я действительно сел на бочку с порохом.

— Но она никогда не причинит тебе вреда, Рори. Разве что наделает много шума, — медленно сказал Джейк.

— Ну, шум меня вроде бы уже и не пугает, — сознался Рори, потянувшись за бутылкой бренди.

— Это очень разумно с твоей стороны, — одобрил старик. — Потому что есть только одно, за что стоит держаться.

— И что же это? — С надеждой смотря на Джейка, Рори ждал новых откровений.

Зеленые глаза старика подернулись пеленой воспоминаний, унесших его в прошлое, улыбка стала мягкой и задумчивой.

— Это твоя женщина. Она — Клермон, а они все отличаются от прочих, Рори. Они принадлежат к той породе женщин, которые в любых условиях сохраняют грацию и шарм. Они разговаривают мягко и нежно, но за этой мягкостью скрывается недюжинная сила воли. Они прекрасно знают — и им не надо говорить об этом, — что они ничуть не слабее самых сильных мужчин, и если придется сражаться, то они будут делать это наравне со своими мужчинами.

Рори слегка улыбнулся.

— Скарлетт и ее Тара, — пробормотал он. Джейк поднял на него глаза и улыбнулся в ответ.

— Большинство людей, прочитав эту книгу, считают, что существует два типа южных женщин, — сказал он. — Мелани — нежный хрупкий цветок, женщина, кажущаяся такой слабой, но на самом деле обладающая огромной душевной силой. И Скарлетт — решительная, волевая, эгоистичная, вспыльчивая. Среди женщин из рода Клермонов были и те, и другие. Наши женщины, подобно Мелани, никогда не искали себе сильного защитника. Но, в отличие от Скарлетт, они никогда не расставались с любимым мужчиной только потому, что не понимали его.

Джейк замолчал, но вскоре снова заговорил:

— Вот в этом ты можешь быть абсолютно уверен, Рори. Ты никогда не сможешь сказать, что твоя жена не понимает тебя… потому что она всегда тебя поймет.

Рори сидел и размышлял над этими словами. Что-то в них было восхитительное и странное одновременно. Дело в том, что, как бы сильно он ни любил Бэннер, Рори не мог с уверенностью сказать, что до конца понимает ее. И в то же время он понимал ее так, как ни одну женщину до нее. А то, что он в ней не понимал, влекло его к ней, интриговало, завораживало.

Например, ее нрав. Рори был, как он уже сказал, готов к тому, чтобы не испугаться неожиданного шума. Он также был достаточно осторожен, чтобы понимать, что, прежде чем завернуть за угол, неплохо было бы заглянуть туда. Он отдавал себе отчет в том, как обманчива бывает очаровательная улыбка. И он знал без лишних советов Джейка, что жизнь с Бэннер стоит того — он очень на это надеялся, — чтобы иногда терпеть проявления ее крутого нрава. По крайней мере, это заставит его быть всегда в форме!

Он оставил Джейка в библиотеке и отправился на поиски своей будущей жены. Она была наверху, разговаривала с одним из слуг. Когда слуга отправился выполнять поручение, Бэннер повернулась к Рори и обняла его за шею.

— Джейк дал тебе хороший совет? — спросила она, улыбаясь.

— Ты думаешь, что я у него спрашивал совета? — вопросом на вопрос ответил Рори.

— Я не думаю, я знаю, любовь моя, — спокойно ответила она.

— Нет, я определенно сел на бочку с порохом… — протянул Рори.

— Это совсем не опасно, — улыбнулась Бэннер, — если уметь с ней обращаться. Он вздохнул.

— Пожалуй, мне стоит этому научиться… и побыстрее.

Ее руки прошлись по его плечам. Бэннер чуть нахмурилась.

— Ты очень напряжен, — заметила она.

— Это плохо? — забеспокоился он. Она ничего на это не ответила, а просто взяла его за руку и повела в свою спальню.

— Я знаю, что тебе нужно, — прошептала она.

31
{"b":"12270","o":1}