ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ах, как замечательно! — Джейк одобрительно кивнул. — Вся твоя речь просто прекрасна, но особенно хороша последняя фраза.

Бэннер опустилась в кресло напротив деда и спрятала лицо в ладонях. Джейка душил смех.

— Ладно, девочка… — успокаивающе произнес он.

— Прекрати эти свои «ладно, девочка»! Ты пытаешься меня сосватать, а мне это совершенно не нужно! И он мне не нужен! — взорвалась Бэннер.

— А что, он уже предложил тебе руку и сердце или, может, любовь до гроба? — улыбаясь, поинтересовался старик.

— Я уверена, что этот вопрос ты тоже успел уладить, — злобно прошипела Бэннер.

— Ну что ты, я пока еще и не думал об этом! — заверил он ее.

Этот полный событий и сюрпризов день лишил Бэннер обычного самообладания. Однако она сумела вскоре взять себя в руки и заговорила достаточно спокойно и убедительно:

— Послушай, дед. Я знаю, что ты все делаешь исключительно ради меня. Но, Джейк, мне двадцать семь лет, и я не дура. Мне даже думать больно о продаже Жасминовой усадьбы, но раз надо — значит, надо. Поэтому не обязательно выдавать меня замуж лишь для того, чтобы поместье осталось в семье.

— Хотя это было бы идеальным выходом из положения, это было бы просто замечательно, — задумчиво пробормотал Джейк. — Рори определенно испытывает интерес к этому месту, да нет, не просто интерес — ему здесь чертовски нравится, а кроме того, он вполне способен сделать плантацию прибыльной.

Бэннер не ввели в заблуждение ни слова Джейка, ни его меланхолический тон.

— Хорошо, — сказала она твердо, — тогда возьми его в партнеры, Джейк. Ты будешь делать все необходимое здесь, на месте, а он будет распоряжаться финансами.

Джейк пресек эти рассуждения совершенно категорически:

— Я либо продам усадьбу, либо оставлю ее тебе. И точка.

— А я не смогу позволить себе такую роскошь, как содержание усадьбы, — ответила она с горечью, — и, конечно, мне лучше увидеть, как ты ее продаешь, чем беспомощно наблюдать, как она разрушается.

Джейк долго молчал, глядя в полные решимости зеленые глаза внучки, такие же упрямые, как и его. Потом со вздохом кивнул:

— Ладно, девочка. Я не буду больше совать нос не в свое дело. Если меня спросят, я скажу, что последний танец был просто шуткой старого Джейка. И посмотрим, последует ли от Рори предложение о покупке поместья.

Разговор оказался значительно проще и легче, чем она ожидала, но тем не менее Бэннер вдруг почувствовала страшную усталость.

— Мы оба с тобой знаем, что предложение последует. Ты собираешься завтра на охоту? Я хотела сказать — сегодня? — поправилась она.

— Обязательно. Поэтому мне пора немного поспать, — ответил Джейк.

Он поднялся из кресла и, глядя сверху вниз на свою внучку, мягко добавил:

— Думаю, что и тебе отдых не помешает.

— Я еще немного почитаю, — пробормотала она. — Мне не очень хочется спать. Спокойной ночи, дедушка.

Старик наклонился и поцеловал ее в макушку.

— Спокойной ночи, милая, — сказал он и направился к двери.

Бэннер проводила его взглядом. С минуту она сидела спокойно, размышляя, вспоминая что-то, потом рывком поднялась и подошла к одной из книжных полок. Она быстро нашла то, что хотела — большую книгу в кожаном переплете, — и вернулась к камину, в котором весело плясало пламя. Растянувшись на толстом белом ковре, который немного не соответствовал общему довольно строгому стилю всей комнаты, Бэннер начала листать книгу. Это был изданный частным образом том, написанный полвека назад одним из Клермонов, — в книге говорилось о Жасминовой усадьбе. Бэннер нетерпеливо перелистывала главы, посвященные архитектуре и отдельным личностям, и только раз на одно мгновение остановилась на месте, которое привлекло ее внимание. Она вдруг с запоздалым сожалением осознала, что род Клермонов, во всяком случае, тех, кто имел прямое отношение к Жасминовой усадьбе, прекратит свое существование вместе с Джейком. Потом она решительно отогнала эти мысли и стала дальше просматривать заголовки. О, вот и оно!

«Призраки и легенды».

Опершись на локти и болтая ногами в воздухе, Бэннер читала. Одни абзацы она лишь бегло просматривала, другие перечитывала с большим интересом. Чувствовалось, что у автора помимо фамильной заинтересованности имеется и писательский талант. Каждая легенда, которую Бэннер слышала от неутомимого рассказчика Джейка, была детально изложена здесь.

«Солдат с невестами могут видеть только те, кто всю жизнь проживет в усадьбе».

Бэннер вздрогнула. Она их видела! Если не в бальном зале, то уж на лестнице точно! По правде говоря, она видела их не очень четко, но ведь видела же!

Бэннер стала читать дальше. А здесь… Ого! Этого она не помнила.

«Считается, что если солдаты и их невесты танцуют последний танец на балу вместе с обрученной парой, то этим они как бы выражают свое одобрение».

Бэннер снова вздрогнула.

— Пропади оно пропадом, это их одобрение! — пробурчала она и продолжила чтение.

Она искала одно место в книге, которое, как она помнила, было где-то здесь. Наконец она его нашла.

«Блондин».

С некоторым удивлением она узнала, что он вовсе не был из рода Клермонов, но любил одну из их дочерей, был, так сказать, ее кавалером. Он погиб на охоте — это был несчастный случай. И хотя это произошло совсем не в Жасминовой усадьбе, его неприкаянная душа навеки поселилась в доме его возлюбленной.

— Интересно, вышла ли она потом замуж или нет? — прошептала Бэннер, но решила выяснить это позже.

Если верить легенде, этот кавалер сам взял на себя обязанности присматривать за следующими поколениями дочерей Клермонов. Его могли видеть поклонники, члены семьи, друзья, но почти никогда — сами девушки. Единственный раз, когда он показывался им, это…

Бэннер прочитала последнюю фразу и снова вздрогнула. А потом сказала в безмолвную пустоту комнаты:

— Раз так, то не показывайся мне, я не хочу тебя видеть. И надеюсь, что твои обязанности заканчиваются на пороге моей спальни.

Принимая во внимание время, когда жил Кавалер, Бэннер могла быть уверена, что ему и в голову не придет переступить порог ее спальни.

Поскольку Бэннер нашла в книге все, что хотела, то теперь она только рассеянно перелистывала страницы, мыслями витая очень далеко. Она лежала на белом пушистом ковре в той же удобной позе, болтала ногами, и мягкая зеленая широкая ночная рубашка приятно окутывала тело. Но тут ее пронзило необычное ощущение, будто она уже не одна в комнате.

Она давно привыкла к призракам, обитавшим в Жасминовой усадьбе, и чувствовала их присутствие, даже не видя их. Но сейчас Бэннер была немного взволнована тем, что вычитала в книге, поэтому медленно повернула голову, оглядывая комнату. Рори ведь тоже видел призраков, хотя совершенно не понимал, что такое предстало его взору. И вот сегодня она нашла в книге объяснение всему.

Тишину нарушало только ее неровное дыхание. Потом послышался шорох, и из темноты появился… Рори!

— Ой, это вы! — сдавленным голосом вскрикнула Бэннер.

Рори подошел и сел в ближайшее к ней кресло.

— Извините, если напугал, — тихо сказал он.

Рори уже переоделся, но пока еще не в пижаму. На нем были джинсы и серая рубашка, расстегнутая у ворота. Казалось, его, как и Бэннер, что-то беспокоит. Как бы в подтверждение ее догадки он произнес:

— Не могу уснуть. Кажется, нам с вами пришла в голову одна и та же мысль. — Он показал взглядом на книгу, раскрытую перед Бэннер.

Она обрадовалась, что из своего кресла Рори не может видеть названия, золотыми буквами вытисненного на кожаном переплете, — ведь она не знала, как мистер Стюарт относится к историям о призраках. Но решила выяснить это позже.

— Я вообще-то собиралась идти спать, — неловко солгала она.

— Вас заставляет уйти книга или неподходящая компания? — спросил Рори с улыбкой.

Вздохнув, Бэннер села и поправила сползшую с плеча ночную рубашку, совершенно не отдавая себе отчета в том, насколько это выглядит соблазнительно. Она полностью сосредоточилась на том, что хотела объяснить Рори.

7
{"b":"12270","o":1}