ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тор пережил небольшой триумф, отчего его настроение несколько улучшилось.

Войдя на кухню, Тор почувствовал, как колеблются самые прочные устои его представлений об окружающем. Миссис Смолл… улыбалась. Улыбалась — и это ему не привиделось. Более того, впервые за пять лет ее пребывания на службе он услышал, как эта дама, наводящая ужас на все живое, смеется. Смех звучал хрипловато, словно заржавел из-за того, что им так долго не пользовались, но в том, что этот звук, исходящий из недр могучей груди, был именно смех, сомнений не было.

Опираясь спиной о дверцу холодильника, она что-то помешивала в объемистой кастрюле и, не обращая внимания на возню Фифи, нашедшей укрытие между ней и холодильником, с явным наслаждением слушала Пеппер, которая что-то ей рассказывала веселым звонким голосом. Пеппер сидела на стойке, в черном свитере, надетом поверх более длинной мужской фланелевой рубашки в черную и красную клетку, в джинсах, и слегка помахивала ногами в нелепо маленьких сандаликах.

Провожая глазами ее руку — она сделала какой-то жест, иллюстрируя свою историю, неизвестную Тору, но забавлявшую миссис Смолл, — Тор задержал взгляд на прическе. Удивительно, как это ей удалось собрать все волосы на макушке и заколоть одной шпилькой! Выбиваясь там и сям на свободу, будто выражая недовольство пленом, они тем не менее придавали ее облику невероятную сексуальность.

Пеппер обернулась, мельком посмотрела на Тора, отчего транс, который он с самого утра не мог с себя стряхнуть, как рукой сняло.

— Привет, Top, — небрежно бросила она.

— Привет, — выдавил из себя Тор.

Склонив головку на плечо, она пристально посмотрела на него.

— Ты хорошо себя чувствуешь? Вид у тебя какой-то странный.

«Мы уже перешли на „ты“, — машинально отметил Top. — Вот это темп!»

— Я — в порядке, — кратко ответил он. Тор не стал объяснять, что ожидал застать дом в пухе и перьях, которые, по его самым скромным предположениям, должны были летать при знакомстве дам, а прибыл к полной идиллии.

Однако как это все непонятно!

4

Никто не успел больше сказать ни единого слова, когда в дверь, которая вела в прачечную, мастерскую и в кухню, просунулась голова. Мужская, точнее подростковая, с поползновениями на усы. По-видимому, парень, которому она принадлежала, был не старше шестнадцати-семнадцати лет. У него были темные, довольно длинные волосы и ласковые карие глаза, полные потаенной тоски и тихой надежды на лучшее — как у спаниеля.

— Джо-Джо готов, Пеппер, — отрапортовал он. — К Диккенсу приступать?

Пока Тор пытался постичь смысл этого странного сообщения, Пеппер бодро скомандовала:

— Дай ему несколько минут, чтобы он осмотрелся. Миссис Шэннон принесла его совсем недавно. Я продолжу с Джо-Джо, а ты принимайся за когти Ладама.

— Слушаюсь! — воскликнул парень, и голова убралась.

Пеппер скользнула за стойку, кусая изнутри собственные щеки, чтобы не рассмеяться: даже избегая смотреть на Тора, она воображала недоуменное выражение его лица. Она хладнокровно обратилась к миссис Смолл:

— Как только я разберусь с этой оравой, схожу к себе и раскопаю для тебя тот рецепт, Джин. Сомневаюсь, что здесь найдутся все ингредиенты, но большая часть специй есть у меня.

— Замечательно. Мне бы очень хотелось приготовить это своими руками, — ответила миссис Смолл.

— Отлично, увидимся, — бросила Пеппер, выходя из кухни в прачечную.

Тор не находил слов. Джо-Джо? Диккенс? Ладам? Что за абракадабра?

Он перевел взгляд на миссис Смолл.

— Джин? — только и спросил он, затрудняясь сформулировать вопрос целиком.

Ответ миссис Смолл скорее походил на текст шифрованного сообщения:

— Цукийаки. Подлинный. Но мне придется одолжить у нее горшок.

Она повернулась к своей кастрюльке и укоризненно сказала:

— Ну хоть чуть-чуть подвинься, вот разлеглась!

Это было адресовано Фифи.

Тор оторопело молчал.

Словно желая поразить его еще более, миссис Смолл добавила:

— Японская деревенька!

Стараясь отделаться от подозрения, что он все еще спит. Тор решительно направился в мастерскую. Он не ведал, что делается в его доме, но намеревался во всем разобраться.

Мастерская преобразилась. Вдоль стены, отделяющей комнату от гаража, стоял ряд плетеных табуреточек и скамеечек различных форм и размеров, три из них занимали пудели, а на четвертой устроился кокер-спаниель. На импровизированном столе, по-видимому, из коробок или ящиков, накрытом белой простыней, высокомерно восседал колли. Согнув переднюю лапку, он милостиво допускал, чтобы с ней возился уже знакомый Тору парень с пробивающимися усиками. На широкой полке возле раковины были расставлены две дюжины разнокалиберных пузырьков и бутылочек, рядом на скамеечке лежали несколько скомканных полотенец и стопка аккуратно сложенных, по-видимому, готовых к употреблению.

По другую сторону раковины стоял еще один стол, явно профессиональный, с полками под столешницей. На полках Тор заметил три фена, набор электрических щипцов и еще каких-то инструментов, по-видимому, машинок для стрижки волос, вернее, шерсти, а также заколки, щетки, расчески. Привлекала внимание обширная, с большим вкусом подобранная коллекция узеньких цветных ленточек.

На столе, смежив веки от блаженства, в то время как его шерсть интенсивно расчесывалась двумя щетками, стоял серебристо-серый карликовый пудель.

Надо ли говорить, что процедуру осуществляла Пеппер, судя по всему, очень компетентно. Не повернув головы на стук двери, она лишь бросила:

— Пошел вон, Брут!

Тор даже не удивился, наблюдая, как чихуахуа безропотно поплелся к выходу. Затворив за ним дверь, он прислонился к стене.

Еще раз оглядев комнату, Тор пробормотал:

— Ну и что здесь происходит?

— Познакомься, Тор, это Тим, — вместо ответа сказала Пеппер.

Она махнула щеткой в сторону парня, который, как теперь стало ясно Тору, делал колли маникюр.

Не поднимая головы от работы, она продолжала:

— Тим, это наш хозяин.

Тим одарил его дружелюбным взглядом, бросил «привет» и вернулся к работе.

— Привет, — отозвался Тор. — Так вот для чего тебе требовалась эта комната!

— Именно, — ответила Пеппер. — Ты ведь не против? Вообще-то это бизнес Кристин. Они снимала салончик в городе. Но на днях аренда кончилась, а раз я поселилась здесь, возобновлять ее нет смысла. Так зачем же простаивать помещению?

— А Кристин знает? — зачем-то уточнил Тор.

— Разумеется, нет, — сказала Пеппер. — Но она ведь думает, что вернется в Штаты.

— А она не вернется?

Из этих обрывочных сведений Тор пытался сложить более или менее полную картину.

— Мне казалось, через несколько недель ты собиралась переезжать?

Пеппер посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц.

«Интересно, не появилось ли у него ощущения, что его загнали в ловушку?» — подумала она, а вслух сказала:

— Так оно и есть. Я уеду, когда она вернется за своими вещами. Уж я-то знаю: нанимая ее, этот английский заводчик действовал с дальним прицелом! Уверена, они будут счастливы вдвоем!

Теперь в распоряжении Тора появилась информация, которую, по крайней мере, можно было осмыслить.

— Понятно, — кивнул он. — А что, часом не ты ли их познакомила?

— Пожалуй, можно сказать и так. У тебя есть какие-либо возражения против моего бизнеса? — холодно осведомилась она.

«Мастерское применение приема для перемены темы», — отметил про себя Тор.

— У меня нет, лишь бы миссис Смолл не была против, — поспешил заверить он.

— Джин обожает собак, — заметила Пеппер.

— Надо же, кто бы мог подумать? — пробормотал Тор.

— В любом случае мы уберемся из твоей будки через несколько недель, — заверила Пеппер. — Видишь ли, такие обороты приняты среди собачьих парикмахеров, — пояснила она, заметив изумленный взгляд Тора. — Так что у тебя нет оснований для паники.

— Я и не паникую, — заверил Тор, опасливо поглядев на маникюрщика.

14
{"b":"12271","o":1}