ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но она уже не могла.

Пеппер заставила себя смело шагать к дому, расправив плечи и выпрямив спину.

«Тихо, — беззвучно скомандовала она себе, как жокеи командуют, осаживая верховую лошадь. — Тихо. Никаких копаний в душе. То, что происходит, вырвалось из-под контроля. Не оглядывайся назад и не заглядывай вперед. Черт возьми, зажигай не больше одной свечки за раз и продолжай путь».

Это был хороший совет. Было бы замечательно, если бы она смогла ему следовать.

С охапкой одежды на руке и кожаным чемоданом на плече Пеппер кое-как приоткрыла дверь ногой и, ничуть не удивившись, встретилась глазами с Тором, вышедшим в холл ей навстречу.

— Позволь я у тебя это возьму, — сказал Тор и, не дожидаясь разрешения, перехватил у нее чемодан.

Пеппер с удовольствием избавилась от ноши.

— Спасибо, — с облегчением вздохнула она. — Он оказался тяжелее, чем я предполагала. Я смотрю, в одном поединке ты уже добился победы, — заметила Пеппер, кивая на Фифи, не сводившую с Тора преданного взгляда.

— Зачел это в свой актив, — машинально ответил Тор.

— Так что, по-твоему, надо делать в девять часов вечера после великолепной лазаньи и трех бокалов вина? — спросила Пеппер, начиная подъем по ступеням.

Она была довольна, что. Тор держался спокойно и непринужденно, не нагнетая напряжения, которое и без того становилось нестерпимым.

— Ты, кажется, говорила, что предпочитаешь водяной матрас?

— Я думаю, догадаться нетрудно, — кивнула Пеппер, сама открывая нужную дверь и заходя внутрь.

Включив свет, она свалила кипу одежды на кровать, покрытую ярко-оранжевым пледом.

Тор топтался у двери, глядя на Брута. Малыш растянулся поперек кровати, скрестив передние лапки. Судя по тому, как он сонно заморгал глазами, когда включили свет, устроился он здесь уже давно.

— Откуда он узнал? — изумился Тор.

— Знание основано на опыте. Когда я приезжаю в Штаты навестить друзей, он всюду ездит со мной. А если в доме есть водяной матрас, то я выбираю именно его.

Покачав головой, Тор поставил чемодан на пол.

— Ты хочешь сказать, что Фифи будет спать со мной? — без особого восторга осведомился он.

— Только если ты сам ее пригласишь, -

ответила Пеппер. — Она — леди.

— Забавно.

— Я говорю серьезно. Она не влезет на постель, если ее не позвать. Во всяком случае, пока вы не спите.

— Это обнадеживает, — вздохнул Тор, разглядывая доберманшу, терпеливо выжидавшую у его ног. — Ты играешь в шахматы? — вдруг спросил он.

— Да, — Пеппер удивилась неожиданному вопросу.

— Не сыграть ли нам партию? — предложил Тор. — Разумеется, если вы не слишком устали.

Интуиция подсказывала Пеппер, что она должна пораньше удалиться к себе в комнату и лечь спать, чтобы ночная темень и сон рассеяли напряжение, если это вообще было возможно. Но глаза Тора так просили согласиться, что девушка не смогла ему отказать.

— Конечно, только прежде я приму душ.

Тор вздохнул с видимым облегчением.

— Я тоже. Но сначала мне надо выпустить Люцифера, он терпеть не может всю -

ночь оставаться взаперти. Встретимся внизу через час?

— Отлично, — кивнула Пеппер. Она проводила его глазами. Даже со спины было заметно, что Тор пребывает в отличном настроении. Фифи вышла следом, за ним.

Оставалось надеяться, что он не забудет закрыть доберманшу в доме, когда пойдет в конюшню.

Покопавшись в кипе одежды, Пеппер отыскала длинный халат и направилась с ним в ванную.

Привыкнув к жизни в трейлере, где запас воды всегда был ограничен, она пробыла под душем совсем недолго.

Наскоро вытершись, Пеппер облачилась в роскошный бархатный халат до полу и застегнула «молнию» целиком, вплоть до стоячего воротника, упиравшегося в подбородок. Халат был сапфирового цвета, с рукавами «летучая мышь». Она решила, что такой наряд никак не назовешь соблазнительным, что ей и требовалось в этот вечер. Не видя себя со стороны, девушка не сознавала, что тяжелые драпировки халата придавали ее маленькому телу особое хрупкое изящество, и общий облик мог подействовать на многих мужчин куда более возбуждающе, чем глубокое декольте и голые ноги.

Она вынула шпильки из волос и тщательно расчесала их, прядь за прядью. Снова собрав их в пучок на макушке, Пеппер долго беспристрастно разглядывала свое отражение в зеркале. Странно, что Тор нашел ее сексуальной с этой прической. На ее вкус, она походила с ней на расфуфыренного пекинеса перед выставкой.

Решительно связав волосы в узел, наподобие греческого, она извлекла из чемодана домашние тапочки и отправилась вниз.

Проходя мимо спальни Тора, она услышала, как он насвистывает обрывки какой-то полузнакомой французской песенки.

«Что ж, по крайней мере, мотивчик он выбрал бодрый», — порадовалась Пеппер.

Спустившись в маленькую гостиную, Пеппер опустилась на колени на толстый ковер, устроившись поближе к огню, спокойно потрескивавшему в камине. Задумчиво наблюдая причудливые па танцующих язычков пламени, она, стараясь следовать собственному совету, усиленно противилась желанию покопаться у себя в душе. Вместо этого она попробовала как можно более объективно проанализировать поведение — свое и Тора — с тех пор, как вошел в силу их договор, заключенный в ответ на ее вызов. Она тихо разговаривала вслух.

— Мы оба притворяемся, будто это игра, — сказала Пеппер. — Мы притворяемся, притворяемся, перекидываемся загадочными метафорами, а между нами — от одного к другому летает наш «вызов».

В эту минуту она как никогда ясно осознала, что нечто реальное неумолимо толкает их друг к другу. Так что теперь, встретившись лицом к лицу, они оба ощутили желание отступить назад, неисполнимое из-за силы взаимного притяжения. Такие взаимоотношения чреваты опасностью.

«Неудивительно, что каждая наша схватка разряжается смехом. Накал страстей напугал нас, а смех, как ничто, дает естественный выход страху», — подвела итог Пеппер.

Она не питала иллюзий по поводу общепринятого мнения, будто мужчины с готовностью идут навстречу опасности. Большинство действительно кидаются очертя голову, но мало кто не испытывает страха. В конце концов, разница между полами сильно преувеличена. К сожалению, вопреки справедливости, среда, наследственность, уроки, передаваемые из поколения в поколение, научили мужчин быть сильными и молчаливыми.

Она покачала головой. Ее всегда возмущало, с какой легкостью общество приписывает человеку ту или иную роль, полагаясь на свое разумение. Потом Пеппер едва не рассмеялась, вспомнив, что в их игре каждый сам написал и срежиссировал для себя роль. Ох уж эти игры! Интересно, какой факт встанет на их пути первым: то, что их отношения — всего лишь игра, или то, что игры между ними нет и в помине.

Вдруг раздались какие-то странные непривычному уху звуки, которым Пеппер, судя по всему, нашла объяснение. Это было приглушенное рычание. Неужели опять?..

Только это неясное предостережение да верная интуиция приготовили Пеппер к тому, что произошло в следующий момент. Она едва успела сгруппироваться, когда стофунтовая доберманша, дрожащая от волнения, всей своей мокрой тушей прыгнула ей на колени.

— Ох, Фифи, я уверена, на этот раз ты была умницей, — без всякой уверенности в голосе прошептала она.

— Черта с два, умницей, — довольно сердито возразил Тор с порога.

5

Обнимая обеими руками Фифи и не обращая внимания на то, что она мокрая, Пеппер во все глаза смотрела на Тора. Он стоял, обернув полотенце вокруг узкой талии. По его телу струилась вода.

По-видимому, полотенце держалось ненадежно. Закончив Калифорнийский университет и проведя в путешествиях несколько лет, Пеппер имела случай наблюдать мужчин на разных стадиях раздетости. Кое-кто чувствует себя на пляже вполне уверенно благодаря не столько одежде, сколько моральной поддержке единомышленников. Находясь в Европе, Пеппер посетила одно чудное местечко, где по ночам собиралась публика в минимальном, а то и просто в нулевом облачении. Это был своего рода аттракцион. Вид обнаженных мужских тел вызывал у нее слабый, чисто аналитический интерес. По ее мнению, мужчины, впрочем как и женщины, выглядели бы привлекательнее, если бы получше прикрывали тело в некоторых местах.

18
{"b":"12271","o":1}