ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Размотал все лески, какие у меня были. Послушай, а ты не согласилась бы выложить один фрагмент головоломки за бесплатно? А то я совсем заблудился в темноте.

Пеппер испытала маленькое потрясение, заметив, что его образы сродни тем, что рисовала себе она.

Теперь, осмыслив происходящее, она прекрасно чувствовала, когда игра угрожала зайти слишком далеко или, наоборот, завести их отношения в тупик.

Взяв бокал и прихлебывая мелкими глотками холодное вино, она укоряла себя за то, что просто не может удержаться, подбрасывая ему все новые загадки.

— Ты хочешь, чтобы я сама что-нибудь кинула с барского плеча, или у тебя есть вопрос?

— Вопрос.

— Объявляется тайм-аут для ответа на вопрос с галерки, — сказала она.

— Остроумно.

— Ладно, тогда договоримся по-честному: если я отвечу на твой вопрос, ты ответишь на мой.

— Согласен, — медленно сказал Тор.

— Можешь спрашивать.

— И получу честный ответ? — уточнил Тор.

— Если это возможно.

— Ну, Пеппер!

— Уговорил, получишь, — смилостивилась Пеппер.

Взяв Пеппер за руку, он провел большим пальцем по длинному тонкому шраму, белевшему на тыльной стороне ладони.

— Как это случилось?

Пеппер несколько мгновений с удивлением рассматривала шрам, а потом перевела взгляд на собеседника.

— Ах, это…

— Так как?

Нахмурившись, Пеппер ответила:

— Я могла бы сказать, что упала на какой-нибудь острый предмет в трехлетнем возрасте.

— Могла бы, — кивнул Тор.

— Более того, это могло бы быть правдой, — продолжала Пеппер.

— Так это правда?

Пеппер вздохнула. Ей не хотелось набивать цену себе и своей загадочности. Однако, чтобы ответить, ей пришлось бы расставить по местам несколько фрагментов головоломки. Как же быть? Она ведь обещала ответить честно.

— Меня порезали.

— При каких обстоятельствах?

— Это уже второй вопрос, — уклончиво возразила Пеппер.

— Нет, я спрашивал, как это случилось, а ты лишь сказала мне, что произошло.

— Ты придираешься к словам.

— Пеппер!

— Ну хорошо.

Высвободив руку, она посмотрела ему прямо в глаза.

— Меня порезали ножом.

Теперь нахмурился Тор.

— Несчастный случай? — предположил он, заметив, что она не говорит «я порезалась».

— Можно сказать и так. Я-то уж, во всяком случае, его не планировала.

— Мы заходим все глубже и глубже, а до ответа все так же далеко, — заметил Тор. — Ты так и не сказала мне, как это произошло.

Она вздохнула.

— Кое-кто хотел кое-что у меня отобрать.

— Грабитель! — догадался Тор.

Пеппер задумалась на секунду.

— Это довольно близко к истине.

— Пеппер, ты же…

— Теперь моя очередь, — заявила Пеппер тоном, не допускающим возражений.

— Ну хорошо, так каков же будет вопрос? — смирился Тор.

Она показала глазами на маленький шрамик у него на левом виске, над глазом.

— Как ты его заработал?

— Кого?

Протянув руку, Пеппер легонько прикоснулась пальцами к его виску.

— Вот это.

Она растерялась, когда Тор немедленно поймал и задержал ее руку в своей. У нее было странное ощущение, что он наперед знал, о чем она спросит. Пожалуй, она предчувствовала, что он рассчитывал на ее прикосновение. Сработала телепатия?

Тор хмыкнул:

— Хочешь верь, хочешь нет, но я, ей-богу, свалился с дерева в семилетнем возрасте.

Пеппер расхохоталась.

— Ну что ж, теперь мы квиты.

Тор улыбался, но не разделял ее веселья. Он не сводил с Пеппер заинтересованного взгляда.

Она почувствовала, как он крепче сжал ее руку, и ее веселье как-то вдруг улетучилось.

В ней нарастала внутренняя вибрация, распространяясь по телу, подобно пожару в джунглях.

Она услышала собственный голос, хриплый и неуверенный, и пожалела, что не заговорила раньше.

Теперь она едва выдавила:

— Я же тебя предупреждала.

— Ты меня предупреждала. У тебя настоящий спортивный характер, Диана! Богиня охоты! Забросила меня в лабиринт и натравила на меня собак. Да еще таких странных собак!

Он бросил взгляд на Фифи.

— Доберманша-невротичка и чихуахуа, натренированный нападать!

— Тебя никто не заставлял принимать вызов, — напомнила Пеппер.

— Но я его принял, — отрывисто сказал Тор. — Я действовал, как бык, у которого перед носом помахали красным плащом.

— Я и теперь могу уехать, — прошептала Пеппер, пытаясь проглотить ком, образовавшийся в горле.

Отпустив ее руку, Тор отклонился, прислоняясь к спинке стула. Он скрестил руки на груди.

— Нет, не можешь, и мы оба это знаем. Так или иначе игра должна дойти до финала. А что ждет проигравшего, Пеппер?

— Это… это зависит от того, кто из нас проиграет.

— Я знаю, что случится, если проиграю я. А что будет, если поражение потерпишь ты?

Пеппер поняла, к чему он клонит, и была поражена легкостью, с которой разгадывала его потаенные мысли. Она все более убеждалась, что их чувства были настроены в унисон. Они оба понимали, что она потерпела бы поражение, если бы нарушила собственные правила и приняла предложенную ей мимолетную связь без обязательств и обещаний. Видимо, Тор догадывается, что это причинило бы ей боль.

Она рассеянно улыбнулась.

— Если я проиграю, уеду и растворюсь в тумане. Помнишь? Я же обещала. Тебе не придется просить меня уехать.

— Не дури, Пеппер, — грубо сказал Тор. Она поднялась на ноги, глядя на него сверху вниз и продолжая улыбаться.

— За меня не беспокойся. Я нацелена на выживание. И я всегда готова платить за все свои действия.

Он резко поднялся и, обойдя низенький столик, обнял ее за плечи. Пытливо заглядывая ей в глаза, он спросил:

— И сколько раз ты платила за свои действия? Этот шрам на руке — тоже плата?

Она покачала головой, подавляя острое желание, всколыхнувшееся в ней от прикосновения Тора.

— Точнее, это был конечный результат, которым закончилась некая моя попытка рискнуть, — как во сне сказала она и добавила совсем другим тоном: — Знаешь что, не загоняй меня в угол!

— А что, по-твоему, ты делаешь со мной? — В его голосе послышались свирепые нотки. — Дьявол, Пеппер, каждый раз, приближаясь к тебе, я натыкаюсь на стену. Я не хочу увлекаться тобой, но ничего не могу с собой поделать. Я хочу знать про тебя все. Я хочу разрешить эту головоломку, которая сложилась в твоей душе. Черт побери, я хочу отнести тебя наверх и заняться с тобой любовью. Это желание до смерти пугает меня, потому что, наверное, после этого я уже никогда не смог бы выбросить тебя из головы. Я и так никогда тебя не забуду.

— А тебе так хочется меня забыть? — волнуясь, спросила Пеппер. Она наблюдала, как у него непроизвольно вздрагивает мускул возле правого уголка рта, и это ее гипнотизировало.

— Человек не всегда делает то, что он хочет, — лаконично возразил Тор. — Я должен тебя забыть, но не знаю, хватит ли у меня на это сил. Боже, что ты делаешь со мной?

Не успела Пеппер что-либо ответить на этот вопрос, впрочем, не предполагавший ответа, как он порывисто прижал ее к себе, запуская пальцы под тонкую ткань прохладного шелка, прикрывающего ее спину. Тор с жадностью искал ее губы, чувствуя, как у него внутри разрастается неукротимое желание.

Пеппер вся горела, она снова оказалась в невесомости и, вся отдаваясь своим ощущениям, лишь каким-то отдаленным уголком сознания почувствовала, что снова оказалась на диване. Другой частью сознания, которой теперь завладели первобытные инстинкты, она наслаждалась тяжестью опустившегося на нее мужского тела. Как странно, ей всегда казалось, что это должно быть неудобно, но вместо неудобства она испытывала непривычное наслаждение.

Пеппер даже в голову не пришло сопротивляться. Но если бы мысль о сопротивлении и промелькнула у нее в голове, в этот момент ее ощущения были куда сильнее логики. В этот момент ее душа и тело каким-то странным образом разошлись и существовали обособленно друг от друга. Душа безвольно металась в тумане, словно осенний лист, подгоняемый ветром, тогда как тело наслаждалось неизведанными ощущениями, а все нервные окончания будто поразило коротким замыканием.

20
{"b":"12271","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кто остался под холмом
Большая энциклопедия коучинга
Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости
Повелитель льда
Невеста безликого Аспида
Варвара-краса и Тёмный властелин
Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки
Понаехавшая
Ад под ключ