ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прячется.

— Прячет? Но что?

— Не прячет, а прячется.

— Но ее же видно, — недоумевал Тор.

— Шш, — перебила Пеппер, приставляя пальчик к выразительным губам. — Это она считает, что прячется. Раз она не видит вас, то считает, будто и вы ее не видите.

Тор проглотил это молча. Он понятия не имел, как можно разумно среагировать на такое объяснение. Теперь он вспомнил, что одна его нога по-прежнему зажата в подобие тисков.

— Послушайте, не могли бы вы отцепить свою собаку от моей щиколотки? Если я покажусь с таким украшением на улице, то буду выглядеть несколько экстравагантно.

Пеппер пристально взглянула на Брута сверху вниз, нахмурилась и демонстративно приблизилась на шаг. Она нагнулась и крепко схватила малявку. Брут тут же развернулся, приготовившись разобраться с обидчиком, и попал в руки к хозяйке, у которой, надо полагать, проявилась железная хватка.

Брут, явно вне себя от бешенства, чуть было не вонзил острые мелкие зубы в сжавшую его руку, но грозное предостережение Пеп-пер мигом остудило его боевой пыл.

— Только попробуй, — прошипела она неожиданно зловеще.

Уши, как будто подобранные на вырост и явно несоразмерные с крохотной головкой, смешно взметнулись вверх, очень выразительно передавая искреннее изумление.

Тор не мог удержаться от смеха.

Брут рыкнул в сторону посетителя, не злобно, а только так, для порядка, чтобы не потерять собственную значительность в глазах постороннего.

— Чем это вы его кормили? Порохом?

— Разумеется, нет. Я же говорила, это боевой пес, по натуре — нападающий. Эти качества прекрасно сохраняются и при обычном рационе. — Она сделала гостеприимный жест, приглашая Тора окончательно войти в комнату. — Почему бы вам не присесть? Вон там, на кушетке, рядом с Фифи.

Не заметив энтузиазма в ответ на свое предложение, Пеппер поспешила обнадежить:

— Она вылезет уже с минуты на минуту, вот только привыкнет к вашему голосу!

Чтобы не показаться привередливым, Тор решительно двинулся к указанному месту, не видя ничего позорного в том, чтобы обойти торчащую из-под кушетки собаку с максимальной осторожностью. Вдруг доберманша вздумает показать свой злобный нрав — незачем ему становиться жертвой столь глупого несчастного случая.

Пеппер опустилась напротив на стул, не отпуская с колен Брута, регулярно обозначавшего грозным рычанием намерение ринуться в бой, лишь только подвернется достойный противник.

— Вы еще не утратили интерес? — осторожно осведомилась она.

Глядя в глаза Пеппер, Тор искренне признался:

— Напротив, мой интерес несказанно вырос!

Если Пеппер и уловила в этой фразе внимание к своей особе, а не к собаке, из-за которой и разгорелся весь сыр-бор, она ничем не выдала свою догадку. Девушка держалась с безыскусной простотой — похоже, она органически была не склонна к кокетству.

Тор одобрил ее манеру держаться, не поймав на себе ни одного оценивающего взгляда из тех, какими многие женщины, сами того не замечая, одаривали его, чем приводили в холодное бешенство. Вдруг Тор спросил себя, сколько лет может быть Пеппер, прикидывая, соответствует ли женственной зрелости тела ее паспортный возраст или перед ним жертва одной из форм акселерации.

— Сколько вам лет? — спросил он без обиняков.

Этот вопрос как будто не удивил и не смутил Пеппер. Напротив, он даже вызвал у нее вздох облегчения.

— И вы туда же?! Мне двадцать восемь.

Заметив его явное удивление, она пояснила:

— Мне приходится носить при себе удостоверение личности, потому что никто в это не верит. Вам его показать?

Тор широко улыбнулся.

— Не надо. Я поверю вам на слово.

— Что ж, спасибо. А вот вы не назвали мне свой возраст.

— Тридцать четыре года. И это ни у кого не вызывает сомнений.

Пеппер окинула Тора невозмутимым взглядом:

— Я вполне понимаю, что люди вам верят. У вас лицо видавшего виды человека. За таким лицом должна стоять какая-то история.

Тор тут же почувствовал, будто на его плечи лег дополнительный десяток лет. История? Мысленно возвращаясь к своему прошлому, Тор заметил, как за ним пристально следит пара испуганных собачьих глаз. В следующую секунду Фифи снова спрятала голову под кушетку, должно быть, не совсем еще освоившись в обществе нового человека. Тор вопросительно посмотрел на Пеппер, а та, не став ничего объяснять, лишь передернула плечами:

— Она к вам скоро привыкнет.

— Она у вас трусиха, — сухо заметил Тор, будто поставил доберманше диагноз.

— Ну, пожалуй, мне придется с вами согласиться. Обычно она один раз гавкнет, а потом прячется.

Припомнив грозное гавканье, Тор прикинул, что Фифи, возможно, и не совсем уж безнадежна для роли сторожевой собаки.

— Пожалуй, во дворе за высоким забором от нее может быть толк, — заметил он.

Судя по блаженной улыбке Пеппер, эти слова бальзамом пролились на ее душу, истерзанную беспокойством за судьбу питомицы.

Она улыбнулась, и в ее бездонных лазурных глазах сверкнули искорки.

— Вы хотите сказать, что берете ее?

Тор не колебался ни секунды.

— Вне всяких сомнений! Только вот сегодня мне будет трудновато это сделать. Она такая нервная, а мой автомобиль….

— А что у вас за автомобиль?

— «Корвет».

Пеппер скривила скептическую гримаску:

— От «Корвета» в нашем деле — никакого толка. Знаете, у меня есть фургончик. Так почему бы мне не взять весь переезд на себя? Мы можем переехать уже завтра!

Теперь, когда Тор окончательно убедился, что Пеппер не помышляет навеки расстаться со своими четвероногими друзьями, его настроение заметно улучшилось.

— Звучит заманчиво! Вы можете помочь ей пережить… мм… переходный период.

— Отлично! В какое время нам завтра приезжать?

— Когда вам будет удобно, можно после обеда.

— Мы приедем! — заверила Пеппер. Переведя взгляд на крупную, дрожащую от страха псину, она нежно улыбнулась:

— Я уверена, что в сельской местности Фифи осмелеет.

Тор моргнул от неожиданности, осознав, что про Фифи он как раз забыл. Словно устыдившись своего невнимания, он бодро поддакнул Пеппер:

— Вы абсолютно правы, сельская местность творит чудеса.

2

Серые глаза, размышляла Пеппер, прислонясь лбом к двери, только что закрывшейся за новым знакомым. Итак, глаза у него серые. В сочетании с рыжими волосами и загаром, который как будто ни в какое время года не сходил с его кожи, вырисовывался облик весьма привлекательный в своей незаурядности. Наблюдения Пеппер не ограничились поверхностными характеристиками. От нее не укрылся проницательный взгляд мужчины, привычка смотреть прямо в лицо собеседнику, выдававшая уверенность в себе и внутреннюю силу.

Посетитель заворожил Пеппер настолько, что, проводив его, она перестала дышать, и лишь теперь, опомнившись, сделала глубокий вдох. Чтобы стряхнуть напряжение, девушка нагнулась, будто выполняя какое-то упражнение из дыхательной гимнастики, и, слегка свистнув, с силой поставила Брута на все четыре лапы. Глядя на свои дрожащие пальцы, Пеппер нисколько не удивилась. Ее поразила собственная реакция на Тора Спайсера. Она прожила на свете двадцать восемь лет и давно пришла к бесповоротному решению: она не позволит себе испытывать эмоциональную привязанность ни к одному мужчине — таким эвфемизмом продвинутые молодые леди охотно заменяли старомодное слово «любовь». И дело не в том, что она дала себе какой-либо зарок или руководствовалась принципиальными соображениями: просто во всех своих путешествиях и приключениях она ни разу не слышала мужского голоса, заставлявшего учащенно биться ее сердце, не встречала человека, приближение которого влияло бы на ритм ее дыхания или вызывало появление мурашек на коже.

Пеппер внимательно осмотрела собственную руку. Увы! Типичная гусиная кожа.

И, бог знает что такое, сердце колотится о ребра, словно она пробежала не одну милю.

Все еще прислоняясь к двери, она безучастно наблюдала, как Фифи, осознав, что избавилась от пугающего присутствия постороннего мужчины, удовлетворенно потянулась, расправляя затекшие мышцы, пошевелила задом. Выразив таким образом удовольствие, она неторопливо проследовала за Брутом на кухню, где он уже гремел посудой, из принципа всегда начиная трапезу с чужой миски.

3
{"b":"12271","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сталинский сокол. Комдив
Околдовать разум, обмануть чувства
Как написать и издать книгу свою первую книгу?
Аркада. Эпизод первый. kamataYan
Умница, красавица, богачка
Горечь войны
Удивительный мир птиц. Легко ли быть птицей?
Главные злодеи истории. Негодяи, которые изменили историю
iPhuck 10