ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Расправив плечи и приняв самый независимый вид, Пеппер решительно распахнула дверь трейлера. Что ж, ей не впервой ставить себя под угрозу, она играла и в более опасные игры, не однажды рискуя самой своей жизнью. Однако прежние затеи не были опасны для ее сердца. А опасность для жизни не трогала ее. «Кто не рискует, тот не пьет шампанского», — часто говорила себе Пеппер в опасных ситуациях, хотя, по правде говоря, сама она шампанское не любила.

Итак, теперь она рисковала всем на свете, всеми своими чувствами и будущим. Это означало, что она приготовилась пойти на все, чтобы завоевать Тора. Пока он ее не завоюет.

Появившись из трейлера и направляясь туда, где Тор, будто вкопанный, стоял в обществе ее питомцев, Пеппер подавила смешок: судя по выражению лица, у него были сомнения в реальности происходящего.

Пеппер поспешила нарушить молчание:

— Знаете, как я счастлива, что вы вчера мне позвонили! Сразу после вашего ухода мне позвонил управляющий дома и практически вышвырнул нас на улицу. Какая низость! Он даже не дал мне времени подыскать себе жилье!

Тор отвлекся от своих размышлений.

— А я как раз хотел вас спросить, почему вы вообще снимаете квартиру. То есть я хочу сказать, этот трейлер идеально подходит для жилья. Или он не ваш?

— Трейлер мой. — Пеппер наклонилась, чтобы взять Брута на руки. — А вот квартира не совсем моя. Я снимаю ее у Кристин, пока она путешествует. Она сдает ее мне, чтобы я присматривала за мебелью и вещами на время ее отсутствия.

— А Кристин — это ваша подруга? — уточнил Тор.

— Подруга! И очень близкая, — кивнула Пеппер. — Мы познакомились с ней два года назад на собачьей выставке в Мэдисон-Сквер-Гарден.

Тор посмотрел на Фифи, которая доверчиво жалась к нему, ни жива ни мертва от страха, и перевел взгляд на Брута, злобно щерившего зубы в его сторону.

— Кого из них вы выставляли? — полюбопытствовал он.

— Никого, — беспечно ответила Пеппер. — Я работала там хэндлером, показывала чужого дога. Кристин тоже выставляла там собаку своего клиента, и тоже дога. На ринге у нас переплелись поводки, и ее пес потащил моего. С тех пор-то мы и подружились.

Тор кивнул, как будто это было самым заурядным началом дружеских отношений.

— Понятно. Почему бы нам не зайти в дом? Я предложил бы вам выпить.

Как показалось Тору, в глазах Пеппер мелькнула озорная искорка. Но если она и зажглась, то слишком быстро угасла, так что ему оставалось только строить предположения.

Пеппер с беспокойством переводила взгляд с одной собаки на другую, потом на Тора. Она была как будто в нерешительности.

— У меня воспитанные собачки, но…

— Собаки тоже приглашаются, — вздохнул Тор.

Повернувшись, он решительно зашагал к двери, машинально продолжая сжимать в руке ошейник Фифи.

— У моей экономки сегодня выходной, так что она не будет возражать.

— А вы держите экономку? — спросила Пеппер.

Ей приходилось почти бежать, чтобы не отставать от спутника, у которого шаги были в полтора раза шире.

— И что она собой представляет?

Тор ответил лишь после того, как, открыв переднюю дверь, пропустил гостей в помещение.

— Проблемы, — туманно ответил он, предпочитая не вдаваться в подробности.

Пеппер задержалась в дверях. Услышав ответ, она ехидно заметила:

— Обычный случай? Ваш дом — ее крепость?

— Что-то вроде этого, — кивнул Тор, улыбаясь столь меткому определению.

Закрыв наружную дверь, он отпустил Фифи. Тор с беспокойством присматривался к Бруту, которого Пеппер спустила на ковер.

— Если этот негодник снова на меня нападет…

Пеппер ответила ему изумленным взглядом:

— С какой стати? Это же ваш дом. Он защищает свое добро, когда находится возле трейлера, знает, что это наше жилье. Но он ни за что не нападет на человека, когда тот на своей территории.

Тор с подозрением следил за движениями собачонки несколько секунд, но не заметил в поведении Брута признаков угрозы. Чихуахуа деловито бегал большими кругами по холлу, по-видимому, предполагая перейти к более детальному осмотру позднее, когда предварительно определится на местности. Тор резонно предположил, что уж Пеппер должна знать повадки своего четвероногого друга и не станет успокаивать его без оснований.

— Давайте вначале выпьем, а потом, если это вам интересно, я покажу вам свой дом, — в замешательстве пробормотал он.

— Интересно, — улыбнулась Пеппер. Следуя туда, куда указывал Тор, шедший сзади, она ступила в комнату, в которой пол был на полфута ниже, чем в холле.

— Это маленькая гостиная, — пояснил Тор.

Оглядев комнату, Пеппер одобрительно улыбнулась. Она сразу оценила изысканность отделки: помещение было выдержано в благородной гамме, где преобладал цвет ржавчины. Мебель была массивная, кожаная, должно быть, необыкновенно мягкая и удобная. Она как нельзя лучше подходила крупному и статному хозяину.

— Не знаю, как выглядят остальные комнаты вашего дома, но эта вызывает у меня совершенный восторг, — призналась она.

— Рад, что она вам нравится, — просто улыбнулся Тор, поворачиваясь к небольшому бару, разместившемуся в простенке между французскими окнами.

Тор обратил на гостью вопросительный взгляд.

— Каким ядом вы предпочитаете травиться? — галантно осведомился он.

Он говорил машинально, его мысли были заняты созерцанием девушки. Она поразительно легко вписалась в атмосферу его дома, словно всю жизнь в нем прожила.

Это открытие привело его в легкое замешательство.

— Любым, — кратко ответила Пеппер. — Наливайте то, что будете сами.

— Я буду виски, — ответил Тор.

Пеппер не реагировала. Секунду помолчав, он добавил:

— Я его не разбавляю.

— Превосходно.

Пеппер невольно рассмеялась, заметив удивление на лице хозяина.

— Тор, я уже говорила вам, что я совершеннолетняя и имею полное право употреблять спиртные напитки. Более того, признаюсь вам, некоторые мои приятели утверждают, что у меня луженая глотка и железный желудок. Я и правда никогда не пьянею.

Пеппер грациозной походкой подошла к камину, из-под ресниц наблюдая за Тором, который с видимым усилием сосредоточился на бутылке виски.

Следующий вопрос застал Пеппер врасплох.

— А почему в объявлении вы писали, что нужен «желательно неженатый» мужчина?

Пеппер медлила с ответом. Тор внимательно присматривался к ней. И она не на шутку смутилась.

— Видите ли, мне казалось, что вряд ли какая-нибудь жена будет приветствовать незнакомую женщину, устроившуюся на постой у нее под окнами. Невозможно гарантировать, что жена, приятельница или подруга рано или поздно не запротестует.

Это был скорее вопрос. Пеппер и не старалась это скрыть. Ведь она, по обыкновению, ринулась к цели очертя голову, напрямик. В такой ситуации хорошо сразу оценить будущие преграды.

— В моем случае подобные опасения напрасны, — заметил Тор, протягивая ей широкий низкий стакан.

Пеппер заметила, что, говоря это, он слегка покачал головой.

— Моя работа, — продолжал Top, — отнимает у меня слишком много времени и уводит из дома на долгие месяцы, что… хм… исключает возможность длительных связей.

Пеппер чутко уловила смущение, глубоко запрятанное за мнимым равнодушием, с каким была произнесена эта фраза.

«Хм, значит, он очень ревностно относится к своей работе. Любит ее и в то же время начинает чувствовать себя ее заложником? Впрочем, это можно будет выяснить потом», — подумала Пеппер.

— За встречу! — нарочито беспечно сказала она, чуть поднимая стакан. — Значит, нам с собаками нет нужды дрожать, что в один прекрасный день какая-нибудь разъяренная особа выставит нас за ворота.

— Ваше здоровье, — отозвался Top. — Дрожать вам не придется!

Пеппер прекрасно сознавала: вначале между ними не было уговора о том, что она переселится к нему вместе со всем своим Выводком и хозяйством. Речь шла только о Фифи. Она надеялась, что, упомянув о звонке управляющего и отказе от дома, разрешила это недоразумение.

7
{"b":"12271","o":1}