ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако ситуация оставалась весьма двусмысленной, Пеппер молила бога, чтобы Тор воздержался от неудобных расспросов.

Почувствовав, что у нее пресеклось дыхание под твердым взглядом его холодных серых глаз, Пеппер поспешила присесть в уголок кушетки. Обратив внимание на телефон, стоявший на столике неподалеку, она с облегчением переменила тему:

— Вы позволите мне сообщить друзьям, где меня искать?

— Пожалуйста, — пожал плечами Тор.

— Должна вас предупредить, друзья у меня разговорчивые, а некоторые из них… хм… несколько своеобразные, — продолжала Пеппер. — Заранее прошу прощения, если они попробуют надолго занять вашу линию. Присев на подлокотник кресла, Тор небрежно ответил:

— Это не имеет значения. У меня есть другой номер, наверху, в спальне.

И хотя Пеппер ни о чем его не спросила, он пояснил:

— Для важных разговоров.

Пеппер снова заставила себя удержаться от вопроса, хотя на этот раз ей пришлось едва не прикусить для этого язык.

— Замечательно, — неопределенно ответила она. — Кстати, мы так и не условились об оплате.

— Это дело не срочное, — отмахнулся Тор. Наткнувшись глазами на Фифи, у которой был до смешного встревоженный вид, он рассмеялся:

— В отличие от вашего свирепого управляющего, я не вышвырну вас вон.

— Как скажете, — пожала плечами Пеппер. — Обсудим это позже.

Прихлебывая виски мелкими глотками, она обдумывала, как ей сказать то, что она считала необходимым.

Она не знала, должна ли'показать, что заметила интерес к своей особе, пока он был обозначен одним лишь взглядом. Но в душе Пеппер не сомневалась, что она заинтересовала Тора.

Брошенная будто невзначай реплика о работе содержала два пункта, предназначавшиеся для ее сведения. Она была уверена, что по меньшей мере один из них был включен в сообщение намеренно и с дальним прицелом. Возможно, Тор не заметил этого, но Пеппер успела уловить некое второе дно, подводное течение в его жизни, сопряженное с работой.

Тем не менее он явно давал ей понять, что длительные связи вовсе не входят в его планы.

Это нимало не смутило Пеппер. Он либо изменит свои планы, либо не изменит. Интуиция подсказывала ей, что в любом случае он будет решать это сам. Ее хозяин явно не относился к тем мужчинам, которых можно загнать в угол, поставить в тупик, вынудить совершить тот или иной поступок. Он либо по своей воле внесет перемены в свою судьбу, либо не будет этого делать. Так что не было никакого смысла на него давить. Впрочем, Пеппер и не собиралась оказывать давление. В ее арсенале имелась масса других, более изощренных средств.

— Вы очень красивы, — вдруг объявил он и удивился, словно не желал произносить эти слова вслух, а они сами вырвались на волю.

Сердце Пеппер застучало так громко, что в первый момент ей стало страшно: вдруг Тор услышит его удары? Отогнав эту абсурдную мысль, она трезво оценила ситуацию. Тор дал толчок развитию сюжета. Теперь ожидалась ее реплика. Она задумчиво посмотрела на свою рюмку, потом медленно перевела взгляд на собеседника:

— Мне немного неловко от ваших туманных замечаний, Тор. Я вообще не мастерица ходить на цыпочках вокруг да около. И поскольку положение складывается несколько необычное… Хм. Я буду говорить без обиняков… Мои друзья говорят, что у меня есть к этому талант.

— В данном случае интерес отсутствует, не так ли? — в тон ей отозвался Тор.

Хотя Пеппер только что расписалась в пристрастии к прямоте, ее ответ был несколько уклончивым.

— У меня есть правила, Тор.

— Правила?

Она неотрывно смотрела на него. В ее честном взгляде Тор прочитал, что она говорит с ним серьезно и действительно думает то, что говорит.

— Да, правила. Это именно мои правила. И они не имеют ничего общего с общепринятыми нравственными нормами. Просто я знаю, что мне подойдет, а что — нет. А в данном случае роман меня не устроит.

Опустив глаза, Пеппер упорно разглядывала содержимое своего стакана. При этом она продолжала монолог:

— В последние десять лет обстоятельства не раз подкидывали мне ту или иную возможность. Но какой-то внутренний голос подсказывал мне: то, что хорошо на короткий срок, окажется вовсе непригодным для более долгого. А я не люблю сожалеть. Жизнь слишком коротка, чтобы допускать в нее сожаления.

Тор, пристально глядевший на нее, внезапно понял, что за этой последней фразой, произнесенной очень тихо, почти не слышно, скрывается нечто очень важное. Пеппер по-прежнему прятала от него глаза, но Тор мог сколько угодно рассматривать ее лицо, ставшее неподвижным, как маска. Казалось, что ее голос доносился откуда-то издалека, из какого-то другого пространства. Очевидно, у нее были действительно весьма серьезные основания избегать сожалений. Интересно, какие?

Пеппер подняла глаза, подернувшиеся туманной дымкой набежавших слез. Спустя мгновение предательская влага исчезла, и глаза вновь просияли лазурью.

Тем же ровным, спокойным голосом она продолжала:

— Преданность… да. Иногда она может продлиться долго. Обычно, говоря о преданности, верности в отношениях мужчины и женщины, подразумевают брак. Но в наши дни слишком многие вступают в брак с совершенно легким сердцем, не задумываясь о высоких и иногда обременительных принципах. Но я из тех, кто не может рассматривать брак как заурядную сделку, которую легко расторгнуть в суде, если в нем что-то не задастся. Когда я слышу «пока смерть не разлучит нас», я воспринимаю эти слова буквально.

Тор молча слушал.

— И я ищу именно такого постоянства, Top, — продолжала Пеппер более уверенно. — Не знаю, суждено ли мне когда-либо обрести его, откуда мне это знать? Я знаю одно. Если я заберусь в постель к мужчине или пущу его в свою, это будет означать одно — мою уверенность в том, что я нашла то, что искала. И мой партнер должен разделять это понимание.

Вдруг она весело рассмеялась.

— И если со своими взглядами я окажусь единственным человеческим существом среди динозавров и птеродактилей, то пусть так оно и будет.

Она подняла свой стакан:

— Я пью за прошедшее, но не забытое.

Помедлив секунду, Тор понимающе кивнул. Таким образом он выразил молчаливое одобрение ее честности. Более того, он выражал одобрение ясности взглядов и убежденности, прозвучавшей в словах этой женщины. Она знала, чего хочет, и не желала довольствоваться меньшим. Интересно, много ли найдется на свете людей, которые вправе похвастаться тем же? Многим ли судьба даровала столь отчетливые представления, избавляя тем самым от блужданий в потемках, поисков идеала, полумер, компромиссов и разочарований?

Наблюдая, как Пеппер допивает виски, он вспомнил, как она сказала, что не хочет ни о чем сожалеть. Она говорила это спокойно и уверенно. Эти слова и выражение ее лица являли собой разительный контраст с первым впечатлением, которое произвела на него эта особа. Он не удержался от вопроса, в котором восхищение сливалось с грустью:

— Пеппер, сколько женщин скрывается в вас?

Она взглянула на Тора, и в ее взгляде мелькнуло удовлетворение. Она улыбнулась, но улыбка была такой же печальной, как и у него.

— Сколько надо, столько и будет, — ответила она.

Допив виски, она молча поставила пустой стакан на столик рядом с телефоном.

— Такой ответ содержит вызов любому мужчине, — заметил Тор.

Пеппер безмятежно смотрела прямо перед собой.

— Это все равно что разглядывать бриллиант с бесчисленными гранями, — мягко продолжал Top. — Или собирать головоломку из бессчетного множества фрагментов. Это… это еще предстоит понять.

— Некоторые головоломки — неразрешимы, потому что разные люди видят в них разные цели и ищут разные способы решения, — возразила Пеппер.

Она прямо взглянула Тору в глаза. Пусть не рассчитывает, что она легко согласится на пересмотр своих правил.

— Знаете известную загадку без разгадки о леди, приказавшей своему кавалеру в полночь открыть врата в тайное помещение замка. У бедняги были некоторые основания считать, что там может скрываться тигр. Вот вы, Тор, будь вы на месте того рыцаря, открыли бы дверь? Как вы думаете, что бы вы за ней нашли?

8
{"b":"12271","o":1}