ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ай да город! — восклицали малютки в восхищении от всего виденного.

Неделя, проведённая в Лондоне, промелькнула очень скоро. В воскресенье утром малютки проснулись рано и вышли на улицу (они ночевали на миртовых ветках в одном богатом саду).

На улицах была необыкновенная тишина и спокойствие; не заметно было ни проезжих, ни прохожих, из труб не валил дым, магазины были закрыты, и город казался пустым.

— Что бы это могло быть? — удивлялись эльфы.

— Ах, да! я и забыл вас предупредить, — сказал Читайка: — по воскресеньям англичане не работают и не гуляют, а только ходят в церковь или сидят дома и читают Священное Писание.

— Что же мы будем делать сегодня? — вздохнул Мурзилка.

— Я знаю! пойдёмте кататься на коньках, — ответил Скок.

— Что ты? посреди лета на коньках!

— Разве бывают теперь катки? — послышалось со всех сторон.

— Пойдёмте только, уж я вам покажу.

Эльфы бросились гурьбой за Скоком. Тот привёл их к большому круглому зданию с закрытыми дверями.

Заячья Губа одним ловким движением открыл дверь, и глазам крошек предстал громадный зал с блестящим каменным, гладким, как стекло, полом.

— Ура! Как здесь славно. Вот так искусственный каток! — закричали все.

— Это что! Поглядите, что у меня ещё тут припасено! — сказал само довольно Скок. — Ведь на каменном катке нужны коньки на колёсах. — И крошка показал изумлённой толпе целый ящик с крошечными-прекрошечными коньками.

— С красными колёсиками мне, мне! — закричал Мурзилка, успевший уже разглядеть одну выкрашенную пару коньков на колёсиках.

— Тебе, тебе! — засмеялся Скок, — а то кому же?

В один миг все прикрепили себе коньки — и пошла потеха. Такого веселья малютки уже давно не имели. Личики у маленьких конькобежцев раскраснелись, глазки разгорелись, а шутки и смех так и сыпались со всех сторон.

Каких только фокусов не выдумывали конькобежцы; то они ухватятся друг дружке за фалдочки и катятся длинной цепью по катку, то обрывают цепь и налетают друг на друга, причём опрокидывают зазевавшихся, к большому удовольствию остальных.

Мурзилка, конечно, по обыкновению старался убедить товарищей, что лучше его никто не умеет бегать на коньках.

— Посмотрите, как ловко я пробегу на одной ноге, обратился он громко к остальным крошкам. — Вот посмотрите: раз, два, три…

Не успел он досказать «три», как растянулся на полу.

— Ха, ха, ха! Вот так ловко! — захохотали все.

— Смеяться нечего, — сердито заметил Мурзилка. — Это я так, нечаянно. Это со всяким может случиться.

Он поднялся с полу и, прихрамывая, подошёл к скамейке. У него, как видно, сразу прошла охота кататься на коньках с колёсиками.

Познакомившись хорошенько с городом, лесные человечки решили ехать дальше, чтобы увидеть новых людей и новые города.

Рассказ Двадцать Первый

Как эльфы в сапожках-мокроступах отправились в Голландию и что они там увидали

Братцы! Куда мы теперь направимся? — спросил Заячья Губа. — Англия окружена со всех сторон водою, так что сухим путём мы отсюда не можем перебраться. Хотите вернуться домой опять через пролив и Францию или через другое приморское государство, например, через Голландию?

— Конечно, через Голландию! Мы ведь были уже во Франции, ответили крошки.

— Ну, так за дело! — скомандовал Заячья Губа, подавая всем сапожки-мокроступки.

Шлёп, шлёп, шлёп… и зашлёпали по воде крошечные ножки.

— Аи, я вижу мост! — закричал Пучеглазка.

— Это не мост, это деревянная ограда, ослабляющая напор воды, — ответил доктор Мазь-Перемазь.

И он стал объяснять, что Голландия образовалась из наносных песков и ила, что жителям приходится постоянно воевать с морем, чтобы оно не затопило землю.

Хотя рассказ доктора был очень интересен, его никто не слушал, все, как угорелые, пустились через ограду к воде, а затем через мостки, по пескам прямо к видневшемуся вдали городу. Не обошлось при этом без приключений: ограда сломалась, и малютки чуть не упали в воду. Но, в конце концов, они благополучно добрались до берега.

Вдруг вся толпа остановилась; перед ними с шумом протекал ручей, приводивший в движение сильные мельничные колёса.

— Переплывём через ручей! — предложил доктор Мазь-Перемазь.

— Переплывём! Переплывём! Айда, скорее! — ответили крошки и бросились вплавь.

— Мазь-Перемазь, дай мне одну руку, а ты Заячья Губа, другую! — кричал Знайка. — Вот так мы, держась за руки, и пройдём.

— Аи, братцы, спасите, я тону! караул!.. — закричал Мурзилка, захлёбываясь.

— Не потонешь! Вода не глубока, — смеясь, ответил рядом плывший с ним Незнайка.

— А ты почём знаешь? — обернулся к нему Пустая Голова.

— Ну, полно, не ссорьтесь! — вмешались другие. — Вот уж и город виднеется.

Выскочив на берег, эльфы пообсушились и пустились дальше в путь.

Вскоре перед ними показался большой портовый город, откуда корабли отправлялись во все страны света. Одни приезжали, другие уезжали. Малютки узнали на набережной негров из Африки, индийцев из Индии; даже одна знакомая ласточка, с которой они прилетали в Европу, попалась им навстречу. Эльфы долго сновали по городу, прислушиваясь к чужому языку и присматриваясь к новым людям.

— Я не хочу здесь больше оставаться. Что тут интересного? Пойдёмте поскорее в голландский город Амстердам. Там Пётр Великий обучался корабельному делу, я хочу посмотреть на этот город, а здесь что нам делать? — капризничал Мурзилка, которому всё скоро надоедало.

— Погоди! — ответили ему братья. — Осмотрим хорошенько всё здесь, тогда и пойдём в Амстердам.

Мурзилка что-то заворчал и до самого выхода из города ни с кем не заговаривал.

На другое утро малютки умылись росой, напились из чашечек тюльпанов сладкого цветочного нектара и на утренней заре отправились дальше.

К полудню решили они сделать отдых и выбрали для этой цели тенистый берег быстрой речки.

— Господа! тут недалеко стоит мельница: не пойти ли нам туда? — спросил доктор Мазь-Перемазь.

— С удовольствием! — встрепенулись братья.

— Ах, я буду мельником! — воскликнул Чумилка-Ведун и обвязал голову красным клетчатым платочком.

— Эй! да тут что-то не ладно! — воскликнули человечки, входя на двор. — Теперь самая рабочая пора, а мельница стоит без движения. Жив ли хозяин?

— Братцы! — как бы в ответ закричал Чумилка: — я только что был в домике у мельника; ах братцы, бедняжка лежит при смерти больной, жена и дети плачут: зерна привезли много, а работать некому.

— Неужели?! — перебили его эльфы и стали совещаться, нельзя ли помочь бедняку.

— Как ты смел взять мой красный платок? Я хотел из него сшить себе турецкий халат! — сорвался вдруг Мурзилка с места, бросаясь к стоявшему Чумилке.

— Ха, ха, ха! — рассмеялись братья. — Вот пустая голова! Тут думаешь, как бы человеку помочь, а он с чем лезет!

Фуй, как тебе не стыдно! Сконфуженный Мурзилка поскорее ушёл, а малютки принялись думать, чем бы помочь горю.

— Мазь-Перемазь, ты отличный доктор! ты травами умеешь всех лечить, вылечи-ка мельника; а ты Знайка, поди разузнай, беден ли он и в чём вся семья нуждается. — Так говорил Заячья Губа.

Доктор Мазь-Перемазь, довольный своею ролью, побежал в лес, набрал целебных трав и невидимкою прошёл в дом. В то время, когда вся семья спала, он примешал к питью больного свои лекарства, от которых тот должен был сразу выздороветь.

На мельнице же шла между тем возня и суетня.

Работа кипела в руках у человечков, которые взялись в одну ночь перемолоть всё зерно, чтобы мельник мог сейчас же, как поправится, поехать продавать смолотую муку.

Ночью, когда мельник просыпался, он пил приготовленное крошечным доктором питьё, не подозревая, какая сила таится в нём.

На утро он проснулся бодрым и здоровым, как-будто никогда и не хворал.

— Господи Боже мой! — удивлялся он. — Вчера вечером мне было так худо, что я ожидал смерти, а сегодня я встал совершенно здоровым. Просто верить не хочется…

11
{"b":"12274","o":1}