ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он надел кафтан и пошёл на мельницу, С тоской подходил он к ней. Больше четырёх месяцев не был он здесь.

— Верно зерно уж сгнило, и мельница развалилась. Перед моей болезнью вся крыша просвечивала, — говорил он про себя.

Но каково было удивление мельника, когда он увидел починенную крышу, исправленные крылья и мелко-премелко смолотую муку в стоящих правильными рядами мешках.

От удивления мельник стал посреди мельницы с разинутым ртом.

— С нами крёстная сила! — проговорил бедняга, оглядывая счастливыми глазами работу лесных человечков. А те лежали на крыше и, заглядывая через щели, радовались чужому счастью.

— Ну, полно! — крикнул свалившийся с крыши Мурзилка, — нашли на что смотреть! Я себе весь фрак на этой противной крыше разорвал; пойдёмте скорее отсюда, а то я совсем без фрака останусь!..

— Сделай милость, не жалуйся, Мурзилка! — сказал Шиворот-Навыворот.

— Ай, ай, ай! — раздалось в этот момент.

Вертушка, Быструн и Мишка полетели с крыши прямо в шумящий ручей.

— Ну, что! говорил я вам, что надо уходить, так нет, не слушаются, вот и выкупались, — радовался Мурзилка, глядя на братьев.

— Что за беда! — говорили, вылезая из воды, Вертушка, Быструн и Мишка: — в другой раз не будем зевать, а что выкупались, так это не беда… — И они благополучно добрались по бревну до берега.

— Мурзилка, ты опять полез ссориться! Что ты за озорник! — обратился к нему Заячья Губа. — Мы хотим теперь совет держать, а ты сердишься из-за пустяков.

— Какой совет? — встрепенулся Мурзилка, легко переходящий от ворчливого тона в дружелюбный.

— А куда бы отправиться нам из Голландии. Мазь-Перемазь советует отправиться на юг, через Бельгию, а Читайка говорит, что лучше пойти на север и через Данию, Норвегию и Швецию вернуться домой, — ответил Заячья Губа.

— Гм, гм! — покачал Мурзилка головой: — я тоже думаю, что через Бельгию; там, говорят, выделывают лучшие в мире кружева: может быть, я что-нибудь найду для своего костюма, например, старинные жабо…

— Ха, ха, ха! — раздался вокруг него хохот эльфов; но Мурзилка на этот раз не рассердился: он видел, что его желание будет исполнено.

Рассказ Двадцать Второй

Как маленькие эльфы нашли прялку, веретено и рогульку и принялись за пряжу ниток

Крошки опять надели сапожки-скороходы, шапочки-невидимки и пустились в путь. К вечеру они уже подходили к главному городу Бельгии — Брюсселю. Тут, как и в Голландии, их поразили чистота и порядок улиц, масса садов и цветов, преимущественно тюльпанов, украшающих дома с блестящими на солнце, чисто вымытыми стёклами. Бельгийские женщины, как и голландки, носили на головах громадные чепцы с бантами.

Эльфы бегали по всем закоулкам, забирались в дома и магазины; наконец, они остановились для ночлега в одном загородном саду.

— Господа, — сообщил шепотом Чумилка-Ведун, — я сейчас глядел в щёлочку забора и видел на другом дворе какую-то удивительную штуку, — не посмотреть ли нам, что это такое?

— Ещё бы! конечно! — ответили все.

Был лунный, светлый вечер; влажная трава благоухала; в тихом, тёмном небе сверкали яркие звёзды… Эльфы умылись росой и, освежившись, перелезли один за другим через забор, чтобы познакомиться с удивительным открытием Чумилки.

На дворе лежали сломанные прялка, веретено и рогульки, которыми держат мотки во время наматывания клубков.

— Фу, какое старьё! — протянул презрительно Мурзилка.

— Что такого! Мы старьё починим, — ответил Дедко-Бородач.

— Да, да! починим, починим! — заскакали крошки.

— Но здесь неудобно производить работу, — сказал Заячья Губа. — Лучше перенесём все предметы подальше, где никто нам не помешает.

Вместо ответа сотни ручек ухватились за сломанные предметы и с трудом потащили их.

— Ах, тяжело, не по силам! — стонал Мурзилка, бегая взад и вперёд и не дотрагиваясь ни до чего.

Вдруг тяжёлое колесо наклонилось на бок и, если бы эльфы не обладали волшебной силой, то оно, без сомнения, убило бы многих. Малютки все бросились на помощь и после долгих усилий им удалось, наконец, поставить всё в запущенный угол парка, около речки, куда никто из жильцов дома никогда не заглядывал.

Вплоть до утра проработали человечки над обломками; зато как обрадовались они, когда сломанные, никуда уже негодные предметы обратились в их руках в совсем новые, пригодные для работы.

— Hy, что же мы будем теперь делать? — спрашивали они друг друга.

— Ах, придумал! — воскликнул Чумилка: — я видел много хлопка, знаете — того самого, который растёт в Индии на полях. Его уж вымыли, высушили, растрепали — и он лежит совсем готовый для пряжи. Не взять ли его и не напрясть ли из него ниток?

— Куда тебе нитки? — спросил недовольный Мурзилка.

— Как куда? Напрядём ниток и соткём кусок коленкору или платков носовых. Мало ли что из хлопка делают! — ответил Чумилка и с несколькими малютками бросился в сарай, где лежал хлопок.

И закипела весёлая работа у маленьких эльфов!

Знайка с Незнайкой вертели веретено, доктор Мазь-Перемазь таскал нитку, Читайка наматывал клубки, Скок и Мишка принимали, остальные помогали, кто чем мог, весело хихикая в такт жужжавшему веретену.

А Мурзилка, — одетый по последней моде, в коротеньком фраке, полосатых штанишках, в низеньком, новомодном цилиндре, с кружевным платочком вместо своего красного, — бегал и суетился между братьями, точно дело делал.

Когда вся пряжа была готова, малютки с песнями перенесли её в сарай, заперли двери и, распростившись с цветочными чашечками, которые приютили их на ночь, пустились в путь, переходя из одного города в другой, пока не пришли опять к границе.

— Господа! нам теперь нужно попасть в Австрию. Как вы хотите: пешком туда идти или опять перелететь на птицах? — обратился в одно утро Заячья Губа к остальным.

— Нет, лучше идти, лучше идти пешком! — ответили все в один голос.

— Путь далёкий; мы находимся на юге, и нам нужно пройти через Германию, где мы уже раз были, помните? — продолжал он.

— Да, но тогда мы в Германии ничего не видали, — ответил Читайка, — а я бы очень хотел посетить какого-нибудь учёного.

— Можем остаться там подольше, тем более, что Мурзилка хотел себе заказать в Берлине новый костюм, — сказал Заячья Губа.

Рассказ Двадцать Третий

Как Мурзилка очутился в квартире зубного врача, как ему вырывали зуб, как эльфы-малютки попали в лабораторию и какие они там делали опыты

Уже много, много дней живут человечки в Берлине, столице Германии. Они там прекрасно устроились, в особенности Мурзилка и Читайка. Первый обегал все магазины, второй забирался каждый день к какому-нибудь немецкому учёному, где он с наслаждением пересматривал старинные книги.

Однажды Читайка, Шиворот-Навыворот, Китаец и Мурзилка отправились вместе гулять; проходя мимо одного дома, они услышали душераздирающие крики, которые раздавались в нём.

— Ах, что там такое? — испугались малютки и боязливо заглянули в дверь.

У Мурзилки подкосились ноги от ужаса.

— Э-э! да здесь живёт зубной врач, — сказал Читайка, который успел шмыгнуть в дверь и сейчас же выбежал обратно: — он кому-то выдёргивает зуб… Глядите-ка! — обратился он к братьям: — на окошке сидят доктор Мазь-Перемазь и Алхимик, зачем это они сюда забрались?

Услышав, что там свои, следовательно опасности нет, Мурзилка перестал трусить и, с обычной своей дерзостью, начал насмехаться над другими.

— Чего этот человек кричит? как это глупо так орать! Я уверен, что он притворяется, ему совсем не больно, — говорил он доктору Мазь-Перемазь, внимательно наблюдавшему за операцией.

— Хотел бы я видеть, как ты закричишь, когда бы у тебя вздумали вырвать зуб! — заметил Мурзилке доктор Мазь-Перемазь.

— Даже не пикну, вот увидишь! — ответил тот.

— Ну, посмотрим, — сказал доктор Мазь-Перемазь и мигнул Алхимику, который занимался составлением раз личных лекарств.

12
{"b":"12274","o":1}