ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Соседи любили храброго, справедливого стрелка Вильгельма, — продолжал доктор Мазь-Перемазь, — не любил его только злой начальник деревни и всячески старался притеснять его. Однажды жестокость старшины дошла до того, что он, призвав Вильгельма Телля, сказал ему: — «Слушай, про тебя говорят, что ты лучший стрелок; докажи это на деле, прострели яблоко, которое будет лежать на голове твоего сына!» — Задрожал бедный отец. — «Смилуйся, ведь долго ли до несчастья!» — взмолился он, — «у меня может дрогнуть рука, и тогда я прострелю голову моего ребёнка; делай со мною, что хочешь, но избавь от такого ужаса». — Но старшину не тронули мольбы отца, и он не взял назад сказанных слов. — «Батюшка, чего ты боишься? — сказал маленький сынишка Телля. — «Разве у такого стрелка, как ты, может случиться промах, полно! Я не боюсь, давайте сюда яблоко. Стреляй, батюшка, и не бойся!» — воскликнул храбрый ребёнок, обводя гордым взглядом окружающих. Смелому мальчику положили на голову яблоко. Раздался выстрел. Глазам присутствующих представились потрясённый, бледный отец и улыбающееся личико сына с простреленным яблоком на голове.

— Каков мальчик! — вырвалось у всех эльфов, — каков молодец! Даже подумать страшно!..

— Что же тут страшного? — послышался из-за дерева хвастливый голосок Мурзилки, — хотите, я готов сделать то же самое?

— Не хвастай, Мурзилка, — заметил ему доктор Мазь-Перемазь, — где тебе, трусишке!

— А вот не струшу, — кричал Мурзилка, — не струшу! Несите яблоко…

Несколько карликов отправились в ближайшие сады за яблоками; малютки отыскали несколько самых больших яблок, в несколько раз больше Мурзилкиной головы, так что в них легко было попасть. С трудом притащили крошки тяжёлую ношу.

— Неужели, в самом деле, хотите стрелять в эти яблоки? — плакался насмерть испуганный трусишка; он не думал, что братья примут всерьёз его хвастовство.

Когда положили ему на голову яблоко, он задрожал и не своим голосом закричал:

— Пучеглазка, стреляй раньше в лежащее на земле яблоко; если ты его прострелишь пополам, тогда я позволю, а то — ни за что.

Пучеглазка прицелился, и яблоко в один мин разлетелось вдвое.

— Ах я несчастный, — рыдал Мурзилка, — Пучеглазинька, миленький, целься повыше, вдруг ты попадёшь мне в голову, что тогда будет?

— Не беспокойся, не попаду! Стой только смирно!

Хвастунишка трясся всем телом, но братья, зная, что ему от этого никакого вреда не будет, хотели раз навсегда отучить его от хвастовства.

Эльфы обступили беднягу. Знайка и Пучеглазка натянули лук. Просвистела стрела, но, вместе с этим, раздался такой отчаянный крик, какого крошки ещё не слыхивали в жизни.

Все бросились к Мурзилке. Тот живёхонек лежал на земле и трясся, как в лихорадке.

— Ой, убили, убили Мурзилочку! — стонал он. — Ах, не подходите! я уже умер, прострелили мою головушку.

Дружный, продолжительный хохот раздался над трусом; он осторожно поднял голову и, видя добродушный смех братьев, не на шутку рассердился.

Рассказ Шестнадцатый

Как эльфы очутились в немецкой школе и чему они там учились

Господа, я только что узнал, то ласточки сегодня собираются в путь! — громким голосом заявил на следующее утро Чумилка-Ведун.

— Куда же они собираются? в какую страну?

— Страны они не назвали, — ответил Чумилка, — но говорили между собою, что полетят в страну, где живут немцы.

— Эта страна называется Германией, — пояснил доктор Мазь-

Перемазь.

— Чудесно! значит, мы увидим и Германию, — закричал Пучеглазка. — Я очень интересуюсь этою страною. Побежим же скорее, братцы, к ласточкам, а то они, пожалуй, улетят без нас.

Все послушались совета и бегом пустились к стоянке ласточек. Спустя час малютки сидели уже на спинах пернатых странников и летели по направлению к новой стране.

Долго-долго летели ласточки, покуда добрались до Германии. Города, леса, реки, горы — промелькнули перед эльфами, пока, наконец, ласточки опустились в одном небольшом немецком городе, на крыше дома, на котором висела вывеска с надписью «Schule».

— Что это за вывеска такая? — спросил Мурзилка. — Я хоть по-немецки хорошо знаю, но такого слова не слыхал.

— Плохо же ты знаешь по-немецки, если не знаешь, что «Schule» значит школа, — сказал доктор Мазь-Перемазь.

— То есть я знал, но забыл… — замялся Мурзилка. — Если же в самом деле это школа, то посмотрим, чему там учат.

Заглянули человечки в окно. Видят — ученики складывают свои книги и собираются уходить. Подождали проказники, пока ученики вышли из класса, и всей гурьбой перебрались в класс.

Первое, что остановило внимание малюток в школе, был громадный шар, стоявший на высоких ножках.

— Что это такое? что это за шар? — послышалось со всех сторон.

— Этот шар называется глобусом, — объяснил Знайка, — на нём изображены земля, океаны, моря, горы, реки, города.

— Вот так штука, — удивлялись крошки, — да разве земля круглая?

— Конечно, круглая, — ответил Знайка. — Хотите, я вам покажу на этом глобусе, где мы перебывали вместе с ласточками.

— Покажи! — закричали все.

Знайка одним ловким прыжком вскочил на скамейку. Но как ни высока была скамейка, Знайке трудно было достать до глобуса, и он, чтобы встать повыше, подложил ещё книг.

— Слушайте, я начинаю.

Знайка с важным видом принялся указывать на глобусе, где находится Китай, Индия, Египет, Италия, Швейцария и Германия. К нему на скамейку влезли ещё доктор Мазь-Перемазь, Пучеглазка и Скок — и руками разводили от удивления. Незнайка тоже пробовал влезть на скамейку, но никак не мог.

Только Знайка собирался разыскать Россию, как в класс вбежал Мурзилка.

— Бросьте глобус, бросьте! — кричал он. — Идите за мною. Там, в другом классе, более интересно, там и кафедра, и скамейки…

Эльфы побежали в другую комнату и сейчас же разместились по скамейкам, разобрали лежащие в столе книги и принялись громко читать.

Кому не хватало места на скамье, тот, не смущаясь, садился на пол.

Царство малюток. Приключения Мурзилки и лесных человечков - i_003.png

На учительской кафедре также поместилось несколько человечков, между прочим, доктор Мазь-Перемазь с длинной розгой, которая поминутно опускалась вниз, к великому удовольствию тех, чья спина не получала удара.

Мурзилка влез также на кафедру, и — что бы вы думали — он сделал? Ни больше, ни меньше, как вскочил на почтённые плечи доктора; за такое неуважение к учителю его поставили на высокий стул и надели на голову бумажный фунтик. Крошки покатывались с хохоту, глядя на Мурзилку.

Долго длился урок и только уж под вечер, когда с колокольни послышался вечерний звон, малютки побросали книжки и через открытое окно бросились к своим спутникам-ласточкам.

Но — увы! ласточки не подождали на этот раз человечков и, оставив их, отправились в путь.

Рассказ Семнадцатый

Как эльфы добрались до морского берега, как они выкупались в море и как они уехали по железной дороге в Париж

После отлёта ласточек малютки пришли к убеждению, что им нечего больше делать на чужбине, и решили вернуться домой, на родину, пешком. Но Мурзилка не хотел ещё вернуться.

— Мы бок-о-бок с Францией, — плакался он, — и не заглянем в эту чудную страну, откуда на весь мир идут моды. Я бы так хотел побывать там и видеть, как теперь одеваются щёголи, — мой костюм совсем износился. Пожалуйста, раньше чем вернуться домой, побываем-ка во Франции, — это такая интересная страна.

Долго уговаривал Мурзилка. Сначала человечки и знать ничего не хотели, но, в конце концов, уступили его просьбам и согласились побывать во Франции с тем, чтобы оттуда уж прямо отправиться домой.

Отдохнули эльфы, привели свои сапожки в порядок и отправились в путь.

Переходя из города в город, они пришли, наконец, в приморский город, славящийся своими целебными купальнями.

8
{"b":"12274","o":1}