ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это был прелестный уголок, весь утопавший в цветах, куда стекалась ежегодно масса народу.

Крошки попали как раз к купальному сезону и, конечно, не желали отстать от других. Мурзилка первый узнал, что все купаются в костюмах, и потому им также не мешало бы запастись купальными нарядами, — но где их добыть?

Весь день бегали эльфы по городу, пока не отыскали склада игрушек. Сотни ручек принялись рыться в ящиках и — о, радость! — там, между прочими вещами, лежали кукольные костюмы, которые хотя и не были впору малюткам, но, подвязавши и подогнувши то-другое, можно было их надеть.

Бальные кисейные юбочки одевались вместо кофт, шляпки всевозможных фасонов — вместо купальных чепчиков; под конец вышел такой смешной маскарад, что эльфы сами без хохота не могли смотреть друг на друга.

Быстро пробежали они улицы и приблизились к берегу. Перед ними лежало спокойное, величественное, гладкое как стекло, море; у самого берега только вздымалась вода и волною заливала песок.

Малютки, как мячики, прыгали в прохладную влагу, резвясь и играя в ней, как на суше; ведь в сапожках-мокрушках они не могли утонуть, хотя бы нырнули на самое дно.

Смех, шум и крики раздавались в вечернем воздухе, но это слышали только рыбки да волны.

— Ах, море унесло моё платье! Мои штанишки! Мои туфельки! раздавались поминутно весёлые голоса.

— И мою чудную шляпу, мой цилиндр! — заорал Мурзилка, не решившийся расстаться со своим цилиндром даже при купанье.

Нарезвившись вдоволь, эльфы отправились к себе в рощу, где и переночевали среди душистых цветов.

Рано утром проснулись братья и, по обыкновению, отправились бродить по городу. Вскоре их внимание привлёк вокзал железной дороги.

Публика спешила занять места в вагонах, так как поезд через несколько минут отправлялся.

Крошки, не долго думая, вскарабкались на крыши вагонов и расположились там как дома. Скоро раздался третий звонок, и поезд полетел на всех парах, унося с собою крошечных путешественников.

Поля и леса мелькали перед ними, как в панораме; на станциях делались маленькие остановки, и поезд мчался всё вперёд и вперёд.

В одну ночь малютки увидели показавшийся в туманной дали громадный город с высокими зданиями и памятниками. Знайка поспешил сообщить товарищам, что они приближаются к Парижу, главному городу Франции.

Вскоре поезд действительно остановился, и эльфы, спрыгнув на землю, очутились среди такой давки и толкотни, что насилу выбрались из неё.

Несмотря на поздний час, улицы кишели народом, масса огня превращала ночь в светлый день.

Малютки, увлечённые толпой, двигались по бульварам, по которым гуляла несметная масса народа.

Вдруг все хватились Мурзилки; никто даже не заметил, когда он исчез, В большом беспокойствии стояли эльфы у ярко освещённого магазина, не зная, что предпринять, — как вдруг раздался знакомый голосок, и из дверей магазина выскочил сам виновник переполоха, весь нагружённый модными материями.

— Вот это на фрак, это на жилет, это на пальто, — лепетал он, показывая на маленькие пробные кусочки, которые приказчики, видно, бросили на пол.

Переночевав в каком-то саду, эльфы с рассветом принялись опять осматривать город, выглядевший при дневном свете гораздо хуже, чем при огне. Даже река Сена, на которой стоит Париж, показалась им не особенно широкой и красивой.

Рассказ Восемнадцатый

Как эльфы впервые увидали состязание на велосипедах и как они сами задумали поездку на велосипедах

— Новость, господа, новость! Я узнал нечто очень интересное! — так будил эльфов Чумилка-Ведун.

Он встал раньше других и пошёл на улицу, где как раз в это время расклеивали афиши. На этих афишах было напечатано крупными буквами:

«Бег на велосипедах и состязание велосипедистов состоится сегодня утром за городом».

— Это надо посмотреть! — воскликнул Чумилка и побежал к остальным эльфам. — Вставайте скорее, а то не успеем, — будил он их.

В миг человечки были готовы; даже Мурзилка поспел с другими.

Быстро направились они на указанное место, где должен был состояться бег, и взобрались на пригорок, откуда можно было видеть все подробности.

По данному внизу сигналу, более 20 велосипедов с седоками пустились вперегонки.

— Вот так штука! — воскликнул доктор Мазь-Перемазь, внимательно следивший за велосипедистами. — Едут без лошадей и без пара, а как быстро — точно птицы.

— Нам бы такой велосипед для путешествия, — заметил Вертушка Знайке.

— Конечно, не дурно бы, — ответил Знайка, подпрыгивая.

— Послушайте, что я придумал, — послышался вдруг голос Чумилки-Ведуна. — Когда эти велосипедисты кончат свой бег и пойдут отдыхать, мы возьмём несколько велосипедов и отправимся на них домой.

— Ура! Придумано остроумно! — закричали все в один голос.

— Я поеду впереди всех, и потому прошу для меня отдельный велосипед, — заметил Мурзилка.

— Всё это отлично, — сказал доктор Мазь-Перемазь, — но я боюсь, что многие велосипеды после этого бега будут сильно попорчены.

— Ничего не значит! — воскликнул в ответ Чумилка; — тут рядом находится мастерская, мы всё как следует исправим.

Так они и сделали. Выждав, когда бег кончился и все отправились отдыхать, оставив велосипеды в мастерской, — малютки забрались туда и немедленно принялись за исправление повреждений. Застучали молотки, заскрипели верстаки — и дело быстро спорилось. К утру все велосипеды были готовы.

— Как же мы поместимся на велосипедах? — спросил Знайка, когда всё было готово.

Действительно, велосипедов оказалось слишком мало для того, чтобы поместиться всем человечкам. Мурзилка предложил, чтобы по пяти человек сели друг дружке на спины, но его предложение не одобрили. Думали малютки, думали, пока, наконец, Заячья Губа не придумал остроумного сиденья, дававшего много места всем. Он ухитрился продеть чрез сиденья трёх в ряд стоящих велосипедов длинные палки. На каждой такой палке разместилось по 15 человечков; остальные уцепились за ручки, колёса и задние части велосипедов. С пением и шумом понеслись крошки на остроумно придуманном поезде.

Быстро катились велосипеды, управляемые ручками маленьких человечков. Вскоре город скрылся, и путешественники очутились на хорошей шоссейной дороге, где езда ещё быстрее.

Останавливались эльфы в дороге очень редко и то лишь для того, чтобы отдохнуть, пообедать или позавтракать, а затем катили всё дальше и дальше, пока не подъехали в один прекрасный день к проливу Ла-Манш, отделяющему Францию от Англии.

— Ура! ура! кричал Вертушка: — мы доехали до границы Франции.

— Ура! — вторили ему сотни голосков.

— Братцы! теперь до Англии рукой подать. Поедем-ка в Англию! Ведь стоит посмотреть, что это за страна! — предложил доктор Мазь-Перемазь.

— Понятно стоит, ещё бы не стоило! — закричали все коротышки, соскакивая с велосипедов.

— Ба! как же мы отправимся в Англию, когда у нас нет лошади? — вздохнул Мурзилка.

— А сапожки-мокроступы на что? — ответил Дедко-Бородач, и первый надел нетонущие в воде туфельки.

Его примеру последовали другие, и вскоре вся толпа дружно зашагала по поверхности воды. Раз, два, три — и эльфы уже на противоположном берегу.

— А вот и город! — закричал Знайка.

— Город! английский город! — Как это чудесно! Нет ли там чего-нибудь для меня? — шепнул Мурзилка Заячьей Губе. — Наверно я здесь получу английскую материю на пальто.

— Отстань ты со своим пальто! — сердито ответил Заячья Губа.

Город малюткам не очень понравился, и они отправились дальше. Повсюду на пути встречали они фабрики, заводы и каменноугольные копи. Скок предложил малюткам спуститься в шахту, из которой добывали каменный уголь, но Мурзилка пришёл от этого в ужас.

— Как? вы хотите, чтобы я запачкал свои светлые французские панталоны? Нет, никогда! — кричал он.

— Зачем же тебе их пачкать? — спросил Скок.

— А ты думаешь, я на голове буду ходить по твоим шахтам и ко мне уголь не пристанет? — огрызался франт Мурзилка. — Да притом это очень опасно спускаться в шахту.

9
{"b":"12274","o":1}